Тайна беззакония: иудаизм и масонство против Христианской цивилизации

Тайна беззакония: иудаизм и масонство против Христианской цивилизации

   Пятая книга серии архивных исследований «Терновый венец России» посвящена изучению тайной войны иудаизма и масонства против Христианской цивилизации, ядром которой является Русское Православие. На основе ранее не публиковавшихся и малоизвестных документов и материалов раскрывается более чем 2000-летняя история преступной, подрывной деятельности секретных иудейских обществ и сект, бросивших богоборческий вызов Христианству и создавших в борьбе с ним свою иудейско-масонскую цивилизацию с эпицентром в США. Изуверская, расистская идеология Талмуда, внушающая иудеям представления о своей «богоизбранности» и исключительном праве господствовать над другими народами мира, стала главной причиной самых страшных трагедий в истории человечества, источником бед и самого еврейского народа. Значительная часть использованных в книге документов и материалов разыскана автором в архивах Свято-Троицкого монастыря (Джорданвилль, США) и Гуверовского института (Станфорд, США), а также во время зарубежных командировок путем негласного доступа в масонские ложи, сатанинские, содомитские и другие организации, связанные с идеологией иудаизма.

Олег Платонов Тайна беззакония: иудаизм и масонство против Христианской цивилизации

Олег Платонов Тайна беззакония: иудаизм и масонство против Христианской цивилизации Серия «Терновый венец России» Книга пятая.

   «Если для России Бог — Господь наш Иисус Христос, смерть поправый и дьявола упразднивый, пришедший в мир грешных спасти, то у Запада бог совершенно иной — это князь мира сего, бог наживы и беспредельного эгоизма, бог тщеславия и корысти, о котором Священное Писание предупреждает: «Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Сол. 2, 3-4). Борьба антихриста против Христа — такова в последней своей духовной глубине первопричина антагонизма между Западом и Россией».
Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв)

   Посвящается памяти Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева; 20.10/2.11.1995), благословившего этот труд.

   “Еврейство поставило всему миру альтернативу — за или против Христа; и мир разделился на два лагеря, ожесточенно враждующих друг с другом и даже до наших дней не разрешивших этой проблемы. История всего мира есть и будет историей этой борьбы, и Второе Пришествие Христа Спасителя застанет эту борьбу в той стадии, когда уже не будет сомнений в победе еврейства, ибо к тому времени сила сопротивления Христианства будет окончательно сломлена и не останется веры на земле. Отдалить этот момент еще в наших силах, но для этого мы должны во всей глубине изучить еврейский вопрос и должны уметь различать в природе Христианства элементы, запрещающие ненависть к ближнему, от элементов, обязывающих к борьбе с хулителями Христа и гонителями Церкви.”
   Н.Д.ЖЕВАХОВ

Введение

   Сегодня человечество вступило на последнюю ступень своего земного существования, за которой следуют предсказанное Священным Писанием явление антихриста, ожидание конца Света и Страшного Суда над всеми когда-либо жившими на нашей планете. Главный итог последних двух тысячелетий человеческой истории — мировая духовная катастрофа, глубочайший духовно-нравственный упадок, как проказа поразивший все народы Земли. Абсолютное большинство людей оказалось недостойно спасительной жертвы Иисуса Христа. Вместо стяжания Духа Святого и нравственного возвышения большая часть человечества избрала бессмысленный и примитивный по своей сути материально-технический прогресс, жадное стремление к вещам и комфорту, упоение животными утехами, жалкими образцами попкультуры. На месте Христианской цивилизации народы Западной Европы и Северной Америки построили антихристианскую, иудейско-масонскую цивилизацию, унизившую Спасителя и уравнявшую Его с представителями тех, кого Сам Христос назвал сынами дьявола, — иудеями, сатанистами, ведьмами, колдунами, представителями разного рода сект. Кумирами народов иудейско-масонской цивилизации стали содомиты, проститутки, наркоманы, удачливые, бандиты, аферисты и другие преступники, сумевшие любыми путями сколотить большие состояния. Паразитизм иудейско-масонской цивилизации превзошел все мыслимые пределы, оставив далеко за спиной рабовладельческую (дохристианскую) Римскую империю. Народы иудейско-масонской цивилизации, составляющей всего несколько процентов населения Земли, насилием и обманом создали такой механизм экономического перераспределения и эксплуатации других стран, в том числе и России, который позволяет им расходовать в свою пользу почти половину ресурсов, принадлежащих всему человечеству. Через два тысячелетия после спасительной жертвы Христа мир стал еще более далеким от священных заветов Святого Евангелия, количество зла в мире многократно умножилось.
   События современной истории являются отражением космической борьбы изначальных сил, которая была предсказана Пророками и Самим Спасителем. Сегодня многие апокалипсические пророчества стали явью. Мир вступил в эпоху апостасии (отторжения от веры), предсказанную Христом и Апостолами, за которой следует последняя эпоха человеческой истории — создание мирового богоборческого государства и утверждение «нового мирового порядка», диктуемого человечеству правителями иудейско-масонской цивилизации.
   Все события, весь ход истории, — писал в 1938 году протоиерей Борис Молчанов, — мы должны рассматривать в свете двух тайн, раскрываемых в Слове Божием: тайны благочестия, или всего Божественного домостроительства нашего спасения, и тайны беззакония, или всех сатанинских ухищрений отторжения нас от Бога и увлечения нас к вечной погибели[1].
   Восстание Денницы еще до сотворения видимого мира предопределило всю судьбу будущего человечества. Революция сатаны против Бога открыла[2] собой цепочку вселенских преступлений — от грехопадения Адама и деятельности иудейских сект фарисеев и саддукеев до сатанинских, оккультных, кабалистических, масонских и содомитских организаций современной эпохи.
   В наше время тайна беззакония достигла своей высшей точки. Никогда еще за всю историю человечества господство темных, сатанинских сил не было так ощутимо трагично, как сегодня. Многообразие их проявлений, благопристойные одежды, в которые они порой рядятся, не могут уже обмануть никого. Тайна беззакония — стремление темных сил подменить Бога сатаной, вызов Богу.
   Как отмечается в Откровении Иоанна Богослова, «и произошла на небе война: Михаил и ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый дьяволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (12, 7-9).
   Все попытки падшего ангела увлечь в свое богоотступничество и человека хотя и имели успех, но неполный и неокончательный. Душа человека после своего вольного прегрешения почувствовала обратное тяготение к своему Творцу и потребность сбросить с себя узы греха дьявольской власти. Началась борьба со злом. Эта борьба легла в основу всей человеческой жизни, став, по определению Божию, ее неустранимым законом: «... и вражду положу между тобою (сатаною. — О.П.) и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее» (Быт. 3, 15). И с тех пор эта «вражда», или борьба, является смыслом и осью всей мировой истории. «Сие есть помышление подвига, им же подвизается на земле рожденный человек» (3 Езд. 7, 57), т.е. борьба со злом, которую должен вести на земле каждый родившийся человек[3].
   Согласно Священному Писанию, в начале был рай — золотой век, но этот рай потерян, золотой век больше никогда не возвращался. На протяжении тысячелетий грех как отрава все глубже проникал в человеческое общество, разъедая и ослабляя его. Историкам мало известно о веках, непосредственно следовавших за раем. После потопа построение  Вавилонской башни открыло эпоху, с которой человечество вступило в новый период нравственного упадка — оно впало в язычество. При построении Вавилонской башни все человечество соединилось против Бога и было наказано Им смешением языков и рассеянием. В Слове Божием Вавилон стал служить символом мира, враждебного Богу.
   Рождение Христа предвозвестило начало Христианской цивилизации, живущей духовными ценностями Нового Завета. По мере ее развития благочестие и духовность в людях умножались, они становились внутренне богаче и свободнее. Первое христианское государство — Римская империя, преодолев разложение и разврат, на несколько веков стала оплотом порядка и благочестия во всем мире. На Христианскую цивилизацию и православную Монархию обрушились все силы зла. Рим пал, его роль перешла к Константинополю, а после падения последнего центром Христианской цивилизации стала Москва, в течение веков, вплоть до 1917 года, продолжавшая быть истинным Третьим Римом христианского человечества. Католическая Церковь превратилась в «гроб повапленный», а ее папы и служители погрязли в пороках и разврате. Возникший на пепелище католицизма протестантизм недолго сохранял христианскую духовность, быстро превратившись в потакателя греховных интересов паствы, извратив и исказив древние христианские ритуалы и обычаи.
   Русское Православное государство встало на пути строителей мирового богоборческого государства и «нового мирового порядка». Россия во главе с православным Монархом была тем «Удерживающим», о котором говорил Апостол Павел. Она стояла на страже Христианского мира и являлась главным фактором мирового равновесия. В течение длительного времени Россия сдерживала натиск антихристианских сил иудейско-масонской цивилизации и пала в результате измены, трусости и обмана. Революционеры, иудеи, сатанисты и масоны уничтожили православную Монархию, ритуально, изуверски-жестоко убили Царскую семью. Христианская цивилизация была обезглавлена, а иудейско-масонский мир Западной Европы и США праздновал победу. Тем не менее даже в условиях жесточайшего антирусского террора еврейских большевиков Россия продолжала оставаться главной хранительницей Христианской цивилизации, до сих пор сдерживающей натиск сатанинских сил иудаизма и масонства.
   Замученная, ограбленная, обесчещенная христианская Россия явила всему миру свое духовное превосходство над странами иудейско-масонской цивилизации. Десятки тысяч русских Святых и подвижников, просиявших в нашей стране в условиях иудейского террора и плена, показали невероятную глубину духовной силы, в то время как «свободный мир», руководимый иудеями и масонами, донес до нашего времени 6 только пепелища христианских конфессий, украшенные жалкими модернистскими декорациями, с содомитскими священниками и свадьбами, массовое духовное одичание человека — культ денег, силы, разврата, наркомании и порнографии.
   Православная Россия по сей день остается главным врагом иудейско-масонского мира. Очень закономерно признание известного масона и сатаниста, секретаря Трехсторонней комиссии мирового иудейско-масонского правительства 3.Бжезинского: «После разрушения коммунизма главным врагом Америки осталось Русское Православие».[4]
   Раскрывая содержание и высший смысл борьбы Православия с иудейско-масонской цивилизацией, я неизбежно касаюсь деятельности представителей отдельных народов и организаций. Это не означает, что у меня есть предубеждение против какого-либо народа. Я твердо следую указаниям Священного Писания, что у Бога нет плохих народов, а есть люди, противопоставляющие себя Богу, стремящиеся подчинить своей воле народы и человечество в целом. Тайные иудейские сатанинские секты и организации, а впоследствии сионистский режим Израиля сделали немало, чтобы превратить часть еврейского народа в преступное сообщество, стремящееся к господству над всем миром.
   Речь идет не о борьбе против какого-либо народа, а о ликвидации правящих элит, создавших преступные режимы, вроде гитлеровского или сионистского. Освобождение еврейского народа от тотальной диктатуры сионистского режима приведет к неизбежному крушению преступных планов лидеров иудейско-масонской цивилизации и торжеству истин Нового Завета.
   Не вина, а беда евреев, что иудейские сектанты-талмудисты превратили часть из них в «сынов дьявола», «врагов рода человеческого». Иудейские талмудисты внушают евреям сатанинские чувства избранности, исключительности и вражды к другим народам, тем самым противопоставляя их всему миру. Только освободившись от притязаний на избранность и исключительность, иудеи смогут найти выход из духовного тупика, в который их завел Талмуд, и вместе со всеми народами выйти на ту столбовую дорогу, направление которой указал нам Спаситель.
   В отличие от иудеев-талмудистов, которые возносят молитвы только за своих «богоизбранных» соплеменников, православные христиане всегда молятся за спасение душ всех людей, живущих на Земле, в том числе и евреев. С этой молитвы мы и начинаем наш труд.
   Автор благодарит всех, кто помогал поиску документов и материалов для этой книги и способствовал выходу ее в свет. Особая признательность — хранителям архивов Свято-Троицкого монастыря (Джорданвилль, США) и Гуверовского института (Станфорд, США), а также сотрудникам Библиотеки Конгресса США за полученную возможность работать с редкими книгами и документами. Огромная благодарность русским людям в США, Швейцарии, Аргентине, Бразилии и Венесуэле, не без риска для себя помогавшим мне лично ознакомиться с современной деятельностью масонских лож, сатанинских и содомитских организаций. Особо важные изыскания в этой области мне удалось совершить во время четырех командировок в США (1995-1997 гг.), где я не только получил негласный доступ в некоторые масонские ложи Нью-Йорка, Техаса, Аризоны и Калифорнии, но и побывал в штаб-квартирах Церкви антихриста (комитет по созданию Организации Объединенных Религий) и Мирового Форума (Фонд Горбачева) в Сан-Франциско, а также в Международном центре розенкрейцеров в Сан-Хосе и других подобных организациях, связанных с идеологией иудаизма.

ЧАСТЬ I Сыны дьявола против Христа

Глава 1

   Линия разделения человечества. — Иудейские корни тайны беззакония. — Евреи и антихрист. — Стремление иудеев истребить Христианство. — Мечты об установлении мирового господства.
   По мнению христианских богословов, тайна беззакония заключается в «ожесточенном иудействе» и «преследовании иудеями Христианства». Тайна беззакония разделила все человечество на две противостоящие друг другу части — детей Божиих и детей дьявола. Как учил Апостол Иоанн в первом Послании, «дети Божии и дети дьявола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего. Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга, не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны» (3, 10-12). «Кто делает добро, тот от Бога; а делающий зло не видел Бога» (3 Ин. 1, 11).
   Из Нового Завета явствует, что тайна беззакония проявляется прежде всего в иудаизме и иудейских сектах, породивших ложь и испорченность в человечестве. Обличая иудейскую секту фарисеев, Христос сказал: «...если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня. Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего! Ваш отец дьявол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8, 42-44).
   Начало ожесточенного противостояния иудеев всему неиудейскому миру уходит корнями во времена до Рождения Христа. Известный исследователь иудаизма Д. Рид относит это начало к 458 году до Р.X. В этом году, отмечает он, маленькое палестинское племя иудеев (незадолго до того отвергнутое израильтянами) провозгласило расовую доктрину, влияние которой на последующие судьбы человечества оказалось губительнее взрывчатых средств и эпидемий. Теория господствующей расы была объявлена иудейским «законом».[5] По этому «закону», племенной бог Иегова объявил израильтян (фактически же одних только иудеев) своим «избранным народом», обещав, что если они будут выполнять его предписания и заповеди, то они станут выше всех других народов и получат во владение «землю обетованную». Из этой теории выросли затем теории «пленения» и «разрушения». Иегова якобы требовал, чтобы ему поклонялись в определенном месте, в определенной стране — следовательно, все его почитатели должны были жить только там. Иудеи, которые жили в других местах, автоматически объявлялись «пленными» чужого народа с обязательством его «разрушить», «вырвать с корнем или уничтожить». Был ли этот народ по отношению к ним завоевателем или же дружественным хозяином, не имело значения: его судьба была предопределена, ему грозило уничтожение или рабство.[6] Все эти особенности мировоззрения расистской секты иудеев нашли отражение в Талмуде.
   Еще в эпоху Ветхого Завета евреи многократно отступали от истинной веры, поклонялись золотому тельцу, Ваалу, Молоху и т.п. Пророк Амос обращался к евреям: «...Вы носили скинию Молохову и звезду бога вашего Ремфана, изображения, которые вы сделали для себя» (5, 26). А Пророк Иеремия предсказывал «сынам Израиля»: «И сказал Господь: за то, что они оставили закон Мой, который Я постановил для них, и не слушали гласа Моего и не поступали по нему; а ходили по упорству сердца своего и во след Ваалов, как научили их отцы их. Посему так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вот, Я накормлю их, этот народ, полынью и напою их водой с желчью; и рассею их между народами, которых не знали ни они, ни отцы их, и пошлю вслед их меч, доколе не истреблю их» (9, 13-16).
   Еврейский народ считался «избранным», потому что ему было дано обетование явления в мир Спасителя, о котором предсказывали Пророки, призывавшие евреев к исправлению своей греховной, порочной жизни, но они Пророков своих избивали и убивали. Они ожидали Мессию как могущественного земного царя, который даст им богатство и власть над другими народами, и, когда явился Христос, открывший перед ними врата в Царство Небесное, они не признали и убили Его.
   В притче о винограднике (Мф. 21, 33-46) Христос разъяснял евреям причину потери ими своего избранничества: им был дан виноградник для возделывания и принесения плодов, но они хотели взять плоды себе, избивали посланных Хозяином сборщиков плодов и убили Сына Хозяина, чтобы завладеть виноградом, а потому отнимется у них весь виноградник и будет отдан другим, приносящим плоды. Иоанн Креститель обличал приходящих к нему иудеев, призывая их к покаянию: «Порождение ехидны! Кто внушил вам бежать от будущего гнева?!»
   Ненависть иудеев ко Христу была так безгранична, что, требуя у Пилата Его распятия, они кричали: «Кровь Его — на нас и на детях наших!» — и наложили на себя проклятие. Отвергнув Царство Божие, они лишились своего избрания и стали на путь сатанинский. «Учение Христа не понравилось иудеям, — писал епископ Игнатий Брянчанинов. — Они, будучи всецело заняты своим земным преуспеянием, ради этого преуспеяния отвергли Мессию... Отвергши Мессию, совершивши Богоубийство, они окончательно разрушили завет с Богом. За ужасное преступление они несут ужасную казнь. В течение двух тысячелетий упорно пребывают в непримиримой вражде к Богочеловеку. Этою враждою поддерживается и печатлеется их отвержение».
   Как отмечал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), «памятники письменности первых веков христианской эры, дошедшие до нас, едва ли не единогласно свидетельствуют о том, что ненависть к Христу повсеместно заставляла иудеев идти на отчаянные попытки искоренить, уничтожить Его учение. Ради этих целей они не брезговали никакой клеветой, откровенно провоцируя римские власти на организацию антихристианских гонений».
   Мученик Иустин Философ, проповедовавший в Риме во II веке по Р. X., говорил: «Иудеи послали во всю землю людей, через посредство которых везде оповестили, что возникла новая секта, которая проповедует атеизм и разрушает законы... Все клеветы, которые распускают относительно христиан, идут от этих распространенных иудеями».
   Септимий Флоренс (II-III вв. по Р. X.), больше известный историкам под именем христианского богослова Тертуллиана, свидетельствовал: «Иудеи — первые виновники дурных представлений, какие имеют о нашей религии язычники». А современник Тертуллиана Ориген подтверждает: «Как только явилось Христианство, иудеи стали распространять о его последователях ложные слухи, чтобы сделать его ненавистным всему миру».
   Задачей иудеев стало уничтожение ненавистного им Христианства; дыша злобой, они возбуждали язычников против последователей Христа. Книга Деяний и Посланий Святых Апостолов свидетельствует о том, с какой злобой иудеи преследовали первых христиан. Четыре века жестоких гонений на христиан со стороны римских императоров, сотни тысяч умученных за веру, которых истязали, жгли и бросали на растерзание зверям и которые были жертвами иудейской клеветы и подстрекательства, но эти гонения привели лишь к торжеству Вечной Правды. На крови мучеников воздвиглась Церковь Христова, и над оружием клеветы воссиял Крест. Император Константин принял Христианство, и с тех пор вера Христианская распространилась по всему миру.[7]
   С иудаизмом Христос связывает и явление антихриста. Как говорится в Евангелии, иудеи примут антихриста с великой радостью, уверуют в него, как в Мессию, обещанного Пророками. Поэтому и сказал Христос, отвергнутый евреями Мессия: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5, 43).
   Антихрист — дух, помысливший встать против своего Создателя и за это низвергнутый с небес. Как озлобленный и безумный в гордыне раб восстает против господина, так и дьявол, воплощенный в антихристе, стал против всех Законов Божиих. Ему, по Промыслу Божию, дана временная возможность доказывать Богу свою якобы правоту.*1
   В духовном понятии антихрист, как воплощенный сатана, — абсолютное зло. В вещественном же — это особый человек. Святой Иоанн Дамаскин (VII в.) указывает: «Не сам дьявол сделается антихристом, но родится человек от блудодеяния и примет на себя все действия сатаны. Ибо Бог, предвидя будущее развращение его воли, попустит дьяволу поселиться в нем. Родившись от блудницы, воспитается тайно, неожиданно для всех объявится и воцарится» (Кн. 4, гл. 27).
   По происхождению своему антихрист будет необрезанный еврей, сперва явится к евреям, а затем привлечет и другие народы. По писанию Святого Андрея Кесарийского, антихрист родится от еврейского колена Данова, которое поэтому не причислено к другим двенадцати коленам.
   Апостол Павел указывает: когда будет взят от среды Удерживающий, «тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду» (2 Фес.; 2 Сол. 2, 8-12).
   По свидетельству Святого Ипполита Римского, жившего в I-II веках,<антихрист сперва будет кроток, тих, любезен, нищелюбив, люди будут видеть в нем, в его делах много добродетели и поставят его царем над собою. Они будут рассуждать: «Где мы найдем среди нас более благого и праведного человека?» Евреи будут думать, что восстанавливается их царство. После этого антихрист откроет свое лицо истинное («вознесется сердцем») и станет открыто жестоким, немилостивым и безбожным. Антихрист сделается царем, будет требовать от всех поклонения (всемирный царь) и будет знаменовать своей печатью покоряющихся, а непокорных замучит и убьет>. 
   Антихрист будет упорным противником Христа. Святой Иоанн Златоуст отмечает: «Когда придет он, (то) ничего правильного не повелит, но все законно — преступное и беззаконное» (Слово 4-е).
   Антихрист примет все иудейское. Сам необрезанный, он повелит всем творить обрезание и соблюдать субботы.
   Ненависть иудеев ко Христу в значительной степени определяется их неспособностью опровергнуть его учение, обличавшее их беззаконие и пороки. «Лицемеры! — обращался Христос к иудеям. — Лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете? Зачем же вы по самим себе не судите, чему быть должно» (Лк. 12, 56-57). Как писал русский духовный писатель и церковный деятель князь Н.Д. Жевахов: «Еврейство поставило всему миру альтернативу — за или против Христа; и мир разделился на два лагеря, ожесточенно враждующих друг с другом и даже до наших дней не разрешивших этой проблемы. История всего мира была, есть и будет историей этой борьбы, и Второе Пришествие Христа Спасителя застанет эту борьбу в той стадии, когда уже не будет сомнений в победе еврейства, ибо к тому времени сила сопротивления Христианства будет окончательно сломлена и не останется веры на земле. Отдалить этот момент еще в наших силах, но для этого мы должны во всей глубине изучить еврейский вопрос и должны уметь различать в природе Христианства элементы, запрещающие ненависть к ближнему, от элементов, обязывающих к борьбе с хулителями Христа и гонителями Церкви. Мы должны стряхнуть с себя тот религиозный индифферентизм, который открыл еврейству так много широких возможностей и позволил ему под видом социальных и философских теорий искоренить евангельский идеал, смысл и идею нашей жизни».[8]
   Связь тайны беззакония, антихриста с иудаизмом и иудейскими сатанинскими сектами непосредственно проявляется с первых веков от Рождества Христова. «Тайна беззакония уже в действии», — писал Святой Апостол Павел фессалоникийцам. Хотя главным виновником ее является дьявол, но он есть дух, действующий ныне в «сынах противления» (Еф. 2,2), которые и являются проводниками его злой воли на земле. Под «сынами противления» Апостол Павел понимал не язычников, а иудеев.
    Если Иисус Христос учил добротолюбию и проповедовал любовь ко всем людям, то иудаизм в учении Талмуда провозглашал ненависть и вражду ко всему человечеству, и прежде всего к Христианству. Жестокая враждебность к Христианскому миру и человечеству вообще пронизывает всю иудейскую идеологию: «Народ Израиля лучший из рода человеческого, так же как сердце самый важный из органов» (Талмуд, Хиссук ем.), «Евреи Богу приятнее, чем ангелы» (Талмуд, трактат Шуллин, 91, 2), «Мир создан только из-за евреев; они плод, а остальные народы — шелуха» (Талмуд, шене лух, хабб. 124, б). Согласно учению Талмуда, иудеям вменялось в обязанность бороться с христианами всеми возможными средствами, включая убийство, подлость и обман. Иудаизм требовал от еврея презирать Священные книги христиан, глумиться над его Святынями, проклинать Иисуса Христа, называемого в талмудических источниках как Иисус Назарей. Как заявлял один из главных авторитетов иудаизма Маймонид, «предателей Израиля и отступников, как Иисус Назарей, и его последователей заповедано убивать рукой и толкать в ров гибели». В Шулхан-арухе существует твердое указание: «Тех из среды Израиля, которые отрицают Тору и пророков, велено убивать. Если мы имеем достаточно силы, чтобы убивать их открыто мечом, то так следует поступать. Если нет, то надо действовать хитростью, чтоб причинить им смерть» (Хошен га-Мишпат, 425, 5).
   «Мой сын, к словам раввинов относись с большим вниманием, чем к словам Библии, так как в словах Библии лишь приказания и запрещения; кто же не слушается слов раввинов, достоин смерти... кто над словами раввинов смеется, тот будет наказан в пылающих нечистотах» (Талмуд, Ерубин 21, б), «Раввины учат: если кто-либо занимается Библией, то это маленькая добродетель, но и ничего. Кто занимается Мишной, это уже кое-что, и за это он вознаграждается; кто же занимается Гемарой, тому за это нет большего вознаграждения» (Талмуд, Баба Меция 33, а), «Безбожник тот, кто читает Библию и Мишну и не пользуется словами мудрецов (в Гемаре)» (Талмуд, Сота 22, а).
   Подобных утверждений множество не только в Талмуде, но и в более поздних писаниях раввинов. Так, например, в еврейской книге 1590 года говорится: «Ты должен знать, что слова раввинов важнее слов Пророков» (Кафтор уферах, ф. 121), «Страх перед раввинами есть страх Божий» (Маймонид).
   Для обозначения неевреев евреи пользуются следующими словами: гой — нееврей, язычник; нокри — иностранец, чужой; акум — аббревиатура из первых букв фразы «служитель звезд и планет», т.е. идолопоклонник; кути — название древнего племени, переселенного в Израиль из Ассирии и впоследствии образовавшего род самаритян, презираемых евреями еретиков. Все эти слова — синонимы, и очень часто в различных изданиях Талмуда и Шулхан-аруха в одном и том же тексте употребляется «гой», «акум», «нокри». То, что евреи причисляют христиан к идолопоклонникам, явствует, например, из Талмуда (Абода зара 7, 6), где христианский праздник Воскресения Христова отнесен к праздникам идолопоклонников.[9] «Крест есть принадлежность идолопоклонства» (Талмуд, Абода зара 3, 5), «Знай, что народ Назареев, который подражает Иисусу, несмотря на то что догматы их различны, все суть идолопоклонники и с ними нужно обращаться, как с таковыми. Так учит Талмуд» (Маймонид, Абода зара 1, 3).
   В Талмуде даже указывается: «Если кто молится и ему навстречу идет акум с крестом в руке, и он (т.е. еврей. — О.П.) подходит к месту (в молитве. — О.П.), при котором полагается наклоняться, он не должен кланяться, даже если бы лицо его было обращено к Богу» (Шулханарух, Орах-хайим 113, 8), «Запрещено продавать воду кути, если известно, что он эту воду желает употребить для крещения» (Шулханарух, Иоре де'а 151, 1).
   В дополнениях, написанных к Шулхан-аруху иудейским богословом Иссерлесом, говорится: «Ныне, когда мы живем среди акумов». (Это было в Кракове в XVI в.) Таким образом, мы видим, что под словом «акум» в Талмуде подразумевают прежде всего христиан.
   В лучшем случае Талмуд разрешает иудею всячески притеснять христиан, в худшем — уничтожать их физически. «Следует убивать самого честного среди гоев» (Тозефот, I, а), «Проливающий кровь гоев угоден Богу» (Ниддерас-бамидебар-раба, с. 21 ).[10]
   «Вы названы людьми, но акумы людьми не почитаются» (Жебамот 61, а). В пояснениях к Талмуду мы читаем: «Его (акума. — О.П.) семя почитается, как семя скота» (Гетубот, 3, б), «Совокупление с акумами есть скотоложество» (Санхедрин 76, б). В Шулхан-арухе мы находим закон: «Женщины, когда они выходят из бани, должны стараться сразу встретить подругу, с тем чтобы первое, что они встретят по выходе из бани, не было бы нечистая вещь или акум. Если же женщина встретила все же подобную нечистую вещь, то, если она богобоязненна, должна вновь идти в баню, чтобы очиститься» (Иоре де'а 198, 48, хага), «Женщина должна вымыться снова, если она сразу после бани встретила что-либо нечистое, например собаку, осла, сумасшедшего, акума, верблюда, свинью, лошадь или прокаженного» (Беер хетеб).
   В Шулхан-арухе (Орах-хайим 332, 1) еврею разрешается помогать скоту при родах в субботу — акуму же воспрещается помогать при родах в субботу (Орах-хайим 330, 2). Еврею разрешается в субботу кормить собак — акума же кормить запрещено (Шулхан-арух, Ораххайим, 512, 1). К скоту иудеи относились лучше, чем к человеку-христианину.
   Иудейские богословы, опираясь на Талмуд, готовили христианам рабство и жестокую диктатуру. Как писал «орел синагоги» Маймонид, «в те времена, когда Израиль будет иметь власть над всеми народами, запрещено будет нам оставить среди нас язычников (всех, кто неиудей, прежде всего христиан. — О.П.); и даже если он (язычник) случайно или со своими товарами путешествует, то через нашу страну проезжать ему будет недозволено».
   Жесточайшая диктатура и произвол в странах, оказавшихся под властью иудеев, заставляли каждый раз содрогнуться все человечество. Еврейский историк Иосиф Флавий, например, рассказывает в книге «Еврейские древности», как иудеи времен Маккавеев предложили побежденным идумеянам и галилеянам принять обрезание или покинуть собственную страну.
   Иудейские религиозные вожди ненавидели Христа и всех Его последователей, стремясь всеми силами уничтожить Христианство.[11]
   Прежде всего по повелению иудейских вождей был подвергнут страшной казни — распят на кресте и умер в жестоких мучениях — Иисус Христос — Мессия, явившийся на Землю, чтобы спасти людей. Страшный грех богоубийства лег на иудеев. Не имея права без разрешения римской власти самостоятельно приводить в исполнение смертные приговоры, иудеи старались обойти закон, чтобы тайно от властей убивать Апостолов. Первым они убили архидиакона Стефана, затем совершили покушение на Апостола Павла. Как повествует Новый Завет, иудеи в числе сорока человек «заклялись не есть и не пить, доколе не убьют Павла» (Деян. 21,12).
   После смерти римского прокуратора Феста иудейские вожди решили воспользоваться случаем[12] и убить главу христиан, брата Господня Иакова, который пользовался всеобщим уважением не только среди христиан, но и среди евреев. Молва о его подвигах воздержания, о его молитвах в храме долгое время передавалась из уст в уста. Народ звал его праведным. Это, однако, не защитило его от ненависти высших священников. Они собрали иудейский Синедрион, вызвали на суд Иакова и некоторых других христианских праведников и добились для них смертного приговора исключительно только из-за их веры в Христа. Христианских праведников забили насмерть камнями возле иудейского храма. Иудейские вожди путем интриг восстанавливали против Апостолов языческие толпы и римскую власть.
   Как справедливо отмечал русский духовный писатель протоиерей Иоанн Восторгов, «в настоящее время все более и более научно выясняется и подтверждается тот факт, что главными виновниками и подстрекателями гонений на христиан в языческом Риме были не римляне, а именно евреи. Они же, проникнув своими темными влияниями и нечистыми путями во дворец Нерона, направили злобу и подозрительность этого жестокого императора на христиан Рима и, невзирая на защиту закона и суда кесарева, славившегося беспристрастием и справедливостью, после того как Апостол Павел вполне оправдался от возводимых на него обвинений, все-таки вырвали у Нерона повеление казнить Апостолов Павла и Петра».[13]
   О причинах ненависти иудеев к Христу и его последователям пишет другой русский духовный писатель, архиепископ Херсонский Иннокентий: «С первого взгляда казалось невозможным, чтобы народ иудейский не узнал своего Мессию во время Его пришествия. Никогда не ожидали Мессии с таким нетерпением, как во время Иисуса Христа: о пришествии Его молились во храме и по домам, рассуждали в Синедрионе и в синагогах, Мессию старались находить во всех сказаниях Пророков... Чтобы удалить от себя всякую опасность не узнать и отвергнуть истинного Мессию или принять ложного... издавна составилось в синагогах пространное учение о признаках истинного Мессии, т.е. о Его Именах, происхождении, природе, свойствах, требованиях и пр., которое во всех синагогах излагалось с уточнениями, свойственными раввинской учености... При таком всеобщем и пламенном ожидании Мессии, при такой заботливости предохранить себя от заблуждений касательно Его пришествия можно ли было думать, что пришедший Мессия будет не узнан, отвергнут, осужден, распят... (Ин. 12, 37). Но так произошло на самом деле...»
   «Причины столь гибельного ослепления существовали в народе иудейском издавна... Во-первых, для верного дознания и сердечного принятия Того, Кто имел прийти с неба[14], необходимо было народу иудейскому иметь — хотя в некоторой степени — чувство небесного, жажду вечного, стремление к святому и освящающему, но в сих-то драгоценных качествах, кроме малого числа избранных, был крайний недостаток (3 Езд. 4, 27-28; Мф. 3, 7-12). Поклонение истинному Богу... заключалось в исполнении одних обрядов, не проникало в сердце и не производило благотворных действий в нравах и жизни (Мф. 23, 23-31). У большей части действительным богом души и сердца был не Иегова, а чрево и злато (Ин. 12, 17-43; Лк. 12, 57).
   Во-вторых, благодаря крайнему развитию такого практического материализма и горделивого национализма среди иудеев истинное понятие о царстве Мессии и цели Его пришествия постепенно утратилось и заменилось произвольными национально-эгоистическими мечтами. Вместо Ангела Завета, имевшего начертать в сердцах людей новый закон жизни, вместо Первосвященника по чину Мельхиседекову, долженствующего искупить Своею Кровию весь род человеческий от греха и смерти, вместо Великого Пророка, грядущего водворить по всей земле истину, добродетель и веру, вместо Сына Божия, имеющего дать верующим во Имя Его сердце новое и дух новый, почти все начали ожидать в лице Мессии всемирного завоевателя, который для того и явится — во всем могуществе Посланника Божия, окруженный знамениями и чудесами, чтобы низложить и упразднить все тогдашние царства на земле, составить из всего рода человеческого единую державу, в коей иудеи должны занять первое место и быть Его наперсниками».
   «Вследствие сих и подобных заблуждений первосвященники иудейские и прочие старейшины, естественно, надеялись, что Мессия если не к ним первым обратится... то по крайней мере не оставит их без особенного внимания впоследствии, призовет их на служение и помощь Себе и что они, передав Ему власть над народом, останутся, однако же, первыми и довереннейшими слугами Его нового небесно-земного царства. Надменным своею мнимою святостью фарисеям при той силе, которую они имели в Синедрионе и народе, особенно казалось невозможным (Ин. 1, 24; 7, 48), чтобы великое дело открытия на земле царства Мессии совершилось без их участия, чтобы они не были приняты в Его особенное благоволение и не сделаны ближайшими орудиями Его всемирного владычества».
   При таком настроении первосвященников и фарисеев нетрудно было предугадать, как отнесутся они к Иисусу Христу, «пришедшему не с величием и славою земною, не с предложениями каких-либо земных благ и не с ласкательством в обращении к главам народа, а в самом простом и смиренном виде, с одною проповедью покаяния и самоотвержения и с грозным обличением страстей и пороков в фарисеях и первосвященниках». В уже упомянутой мною притче о винограднике Господь показывает нежелание первосвященников и фарисеев расстаться с выгодами верховной власти над народом, дабы передать оную Сыну Давидову, опасение их утратить свое значение в Церкви, свои земные преимущества, соединенные с властью и значением церковными, и заставит их отвергнуть истинного Мессию, предать Его самой ужасной казни, возненавидеть лютой ненавистью Его дело и всех проповедников Его Божественного учения.
   «И первый на земле народ, который признал сатану своим богом и поклонился ему как Богу был Израиль, ставший чрез то из народа Божия, богоизбранного, каким он был по первородству своему среди сынов человеческих, народом-богоборцем — богоубийцей, Вавилоном — женою любодеицею».[15]
   Таким образом, тайна беззакония, над которой так деятельно трудился князь тьмы (Ин. 12, 31; 13, 2, 27), приобрела наконец в лице иудейского народа самую восприимчивую почву, где могло возрастать семя грядущего антихриста. Только в этом народе, превратившемся из народа богоизбранного в народ богоотверженный, только в его безграничной ненависти ко Христу сатана мог заложить прочный фундамент для своей церкви антихриста. Об этой служебной роли иудейства в осуществлении сатанинских планов говорит и Святой Иоанн Богослов: они «говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское» (Откр. 2, 9).
   Вся история человечества после Рождества Христова подтверждает, что ненависть иудеев к Спасителю была не временным событием, а постоянным ожесточенным восстанием их против Сына Божия, перешедшим в плоть и кровь ко всем последующим иудейским поколениям.[16]
   Главным орудием в претворении этого богоборческого плана стали созданные иудеями тайные центры власти, общества и секты.

Глава 2

   Образование тайной иудейской власти. — Иерусалим — Вавилон — Германия — Польша. — Распяв Христа, иудеи заменяют Священное Писание Талмудом. — Человеконенавистнический характер Талмуда. — Идеи избранничества и вседозволенности. — Иудаизм против мира.
    Живучесть иудаизма и тайных обществ иудейского происхождения объясняется прежде всего тем, что даже в условиях рассеяния евреи смогли сохранить свое национальное и религиозное руководство, обладающее полнотой и единством власти, и выработать кодекс законов, жестко регулировавших поведение евреев среди других народов.
   Официальная история еврейского государства закончилась с разрушением Иерусалима римским императором Титом в 71 году после Рождества Христова. Евреи были выселены из Палестины. Однако, даже лишенные собственной территории и рассеянные по всему миру, они продолжали повиноваться своим национальным руководителям через посредство вожаков иудейских общин (кагалов). Всюду, где бы евреи ни жили, они селились не в одиночку, а обязательно образуя гетто — сплоченными общинами или группами, обособленными от прочего населения.
   Опыт организации тайной центральной власти иудеи получили еще во время египетского и вавилонского плена и во время завоевания их греками и римлянами.
   Иудейские вожди в рассеянии стремились объединить иудеев, внушая им чувство превосходства над другими народами. Как отмечал Г. Чамберлэн: «вера в покровительство Иеговы, убеждение, что всякое благополучие зависит лишь от пассивного повиновения Его велениям, что каждое национальное несчастье является либо испытанием, либо наказанием, непоколебимая уверенность, что иудеи — избранный Богом народ, тогда как другие народы стоят неизмеримо ниже его, — словом, весь круг понятий, обратившийся затем в самую основу иудейства, возник в это время и развился довольно быстро из зародышей, которые при нормальных условиях никогда не дали бы такого роста».[17]
   Перед падением Иерусалима в 70 году высшим органом иудейской власти был Синедрион, состоявший в основном из членов фарисейской секты, осужденной Христом как сатанинская. Каждый член Синедриона имел право выбирать себе заместителя, который в случае смерти самого члена занимал его место. Таким образом обеспечивалась непрекращающаяся преемственность власти.
   После разрушения Иерусалима члены Синедриона переместились в Яффу, а затем, когда стало возможно, вернулись в Иерусалим. В новых условиях Синедрион избрал себе «патриарха», который получил право взимать подати со всех иудеев, в какой бы стране они ни жили. Сбор податей продолжался до V века. Сохранился приказ византийского императора Феодосия Младшего, изданный в 429 году, запретивший иудейским «патриархам» собирать подати и наложивший на деятельность Синедриона ограничения[18].
   После таких «гонений» иудейский Синедрион перебрался в Вавилон, где его стали возглавлять «князья изгнания»[19].
   В Вавилоне был устроен центр иудаизма, созданы иудейские академии во главе с учеными раввинами, составлен вавилонский Талмуд. Иудейские владыки плели интриги и вели подрывную деятельность против многих государств, на территории которых жили евреи. В самом Вавилоне иудеи занимались работорговлей и ростовщичеством. К началу XI века багдадские калифы нашли такое положение невыносимым. Иудеи и их «правительство» были изгнаны из Вавилонии, иудейские академии уничтожены, а «князь изгнания» Езекия и многие из его окружения, повинные в тяжких преступлениях, казнены в 1005 году. Часть иудеев бежала в Аравию, остальные переселились во Францию и Испанию.
   После этих «гонений» Синедрион ушел в глубокое подполье, однако его влияние на иудеев, рассеянных в других странах, не ослабло, а стало более тайным. Иудеям, кроме тех, кто непосредственно был причастен к деятельности Синедриона, запрещалось говорить о нем под страхом смерти. Местами тайного пребывания Синедриона до конца XVI века стали Германия и Польша[20].
   Национальная власть у каждого народа мира всегда обслуживала национальное государство и территорию, населенную этим народом. Иудейские вожди, потеряв государство и территорию, пошли другим путем. Они превратили большую часть еврейского народа в своего рода тайную организацию, объединенную идеей избранничества, стремлением отомстить другим народам и установить над ними свое господство. Иудейская власть сумела сохранить свой контроль над евреями, рассеянными в других странах, с помощью тайного Синедриона и сети тайных обществ, которые иудеи создали во многих странах мира.
   Тайный Синедрион и руководимые им тайные общества выработали законы, которым иудеи были обязаны подчиняться под страхом проклятий или даже смерти. Сводом таких законов для иудеев стал Талмуд, в рамках которого регулировалась жизнь каждого иудея. Как отмечал Д. Хозмер, «когда началось рассеяние евреев, необходимо было воздвигнуть двойную или тройную стену, чтобы оградить еврейство от ассимилирующих влияний извне. Талмуд должен был стать такой стеной». Иудейские руководители сознательно воздвигли эту стену, отделявшую евреев от остального мира. Как справедливо отмечала русская исследовательница О. Кулибина, используя Талмуд, иудейские вожди достигали двойной цели: евреи отвергали Библию, заменяя ее Талмудом, становясь фанатиками религии, которая вела не к Богу, а к мамоне, т.е. к достижению богатств земных; в то же время усиливалась власть раввинов, замыкая евреев в своем узком кругу, учила их лицемерию и ненависти, отводя глаза гоев, которые видели в Талмуде лишь религиозную книгу евреев и не считали нужным знакомиться с ее содержанием.[21]
   Талмуд составлялся иудейскими вождями в течение многих столетий. Живя в разных странах, они сохраняли общение между собой, образуя обособленное, самоуправляющееся целое.
   В первые столетия после Рождества Христова иудейские вожди сочиняют так называемый иерусалимский Талмуд, который представлял собой свод законов, касающийся не столько религиозной жизни иудеев, сколько их быта и отношения к другим народам, резко отмежевывая их от гоев.
   В Вавилоне раввины составляют новый вариант Талмуда — вавилонский. В XII веке в Испании М. Маймонид написал дополнения к вавилонскому Талмуду — Мишна тору, а в начале XVI века И. Каро добавил к нему свод еврейских законов, регулирующих бытовую жизнь иудеев, — Шулхан-арух, принятый к исполнению кагалами всего рассеяния, дополненный в Польше Моисеем Иссерлесом.
   Так трудами иудейских богословов Библия вытесняется у иудеев Талмудом и они воспитываются в духе фанатичной ненависти ко Христу и мести за Его духовную победу. Книги, входившие в состав Талмуда, внушали иудеям идею избранничества и превосходства над другими народами. Как справедливо многократно отмечалось, больше всего в Талмуде поражает страшная нетерпимость по отношению к неевреям, особенно христианам, которым они дают до 175 унизительных названий, вроде гой, норхи, акум, обед-элим, кути и т.д.
   «Талмуд, — писал русский ученый А. С.Шмаков, — есть орудие порабощения иудейской черни ее руководителями. Талмуд — это порождение иудейской злобы, исполненной ненависти ко всему неиудейскому человечеству, предписывающий убивать и грабить гоев в угоду Иегове, — выдается иудейскими заправилами также за откровение Божие и также служит толкованию Святого Писания. Талмуд есть учение, обязательно преподаваемое всякому иудею с 10-летнего возраста. Раввины учат, что Талмуд выше Пятикнижия Моисея и что сам Иегова на небесах изучает Талмуд стоя — так велико Его уважение к этой книге.[22]
   Иудейские раввины, по учению Талмуда, выше Бога. В Талмуде так и говорится: «Раввины обладают верховной властью над Богом: что они захотят, Он обязательно исполняет».[23]
   «Кто не исполняет слов раввинов, достоин смерти». «Обычные беседы раввинов должны быть почитаемы как закон, в полном его объеме».
   «Слова раввинов есть слова бога живого».
   «Если раввин скажет, что твоя правая рука есть левая, а левая — правая, верь его словам».
   Приведу несколько выписок из старинных списков Талмуда, сделанных русским писателем и ученым В. Далем:
   «Вы, евреи, люди, а не все прочие народы света» (кн. Баба Меция, разд. 9) — поэтому Талмуд разрешает всякую обиду, насилие и воровство еврея у иноверца.
   «От ближнего не отымай ничего, как гласит заповедь, но ближний твой еврей, а не прочие народы света» (кн. Санхедрин, разд. 7).
   «Благословляй покойника, если встретишь гроб еврея, и проклинай умерших другого народа и говори: обесчещена мать ваша, краснеет родившая вас и проч.» (кн. Брохес, разд. 9).
    «Если кто скажет, что Бог принял на себя плоть человеческую, то он лжец и достоин смерти, посему на такого человека (т.е. христианина. — О.П.) еврею дозволяется свидетельствовать ложно» (кн. Санхедрин, разд. 7).
   «Иноверец, убивший иноверца, равно и еврей, убивший еврея, наказывается смертью; но еврей, убивший иноверца, не подлежит наказанию» (кн. Санхедрин, разд. 7).
   <Если иноверец читает Талмуд, то он достоин смерти, потому что в Ветхом Завете сказано: «Моисей дал нам в достояние закон; т.е. дал нам, но не прочим народам»>(там же).[24]
   Или вот еще несколько установлений Шулхан-арух в изложении.
   Держать злого пса, который кусает людей, еврею запрещается, если этот пес не привязан на цепь; но это имеет силу только там, где живут одни евреи. Напротив, где проживают акумы, там еврею дозволяется держать злого пса (не на цепи) (Шулхан-арух, Хошен га-Мишпат 409, з; Талмуд Баба камма, 82).
   Доброе дело, чтобы храмы акумов, а равно и все к ним принадлежащее или для них сделанное каждый еврей, елико возможно, старался уничтожать и сжигать, а самый пепел рассеивал по всем ветрам или же кидал его в воду. Далее каждому еврею ставится в обязанность всякий храм акумов искоренять и во всяком случае давать ему позорные наименования (Шулхан-арух, Иоре де'а 146, 14 и 15, Талмуд).
   Еврею запрещено снимать шляпу перед королями или священниками, у которых на одеянии есть крест или которые носят таковой на груди, дабы не показалось, будто он делает поклон перед крестом. Однако, чтобы не нарушить внешнего приличия, ему следует снять свой головной убор раньше, чем он увидит означенных лиц (стало быть, и крест), или же он должен как бы случайно в их присутствии уронить деньги и нагнуться, чтобы поднять их (его поведение, стало быть, должно иметь вид, как будто он оказывает такому лицу свое уважение, на самом же деле имеет совсем иное намерение) (Шулхан-арух, Иоре де'а 150, 3, Хага, Талмуд).
   Еврею не вменяется в прямую обязанность убивать акума, с которым он живет в мире; однако же строго запрещается даже такого акума спасать от смерти, например если бы сей последний упал в воду и обещал даже все свое состояние за спасение. Запрещено еврею лечить акума даже за деньги, кроме того случая, когда можно опасаться, что вследствие этого у акумов возникает ненависть против евреев. В этом случае дозволяется лечить акума и даром, когда еврею нельзя уклониться от лечения. Разрешается еврею испытывать на акуме, приносит лекарство здоровье или смерть.  Наконец, еврей прямо обязан убивать такого еврея, который окрестился и перешел к акумам, и уж, конечно, самым строжайшим образом запрещается спасать такого еврея от смерти (Шулхан-арух, Иоре де'а 158, 1; Талмуд Абода зара 26).
   Строго запрещено еврею ссужать другому еврею деньги в рост (особенно за высокие проценты), и, наоборот, за лихвенные проценты дозволяется ссужать деньги акуму либо еврею, который сделался акумом, потому что в Священном Писании говорится: «Ты обязан давать жить твоему брату вместе с тобою». Но акум не считается братом (Шулхан-арух, Иоре де'а 159, 1; Талмуд Баба Меция, 70).
   Когда еврей украл что-нибудь у акума, но перед судом отвергает это и его хотят привлечь к присяге, тогда другие евреи, которые знают о краже, обязаны в качестве посредников потрудиться, чтобы привести дело к миролюбивому соглашению между евреем и акумом. Когда же это не удается, а еврею, который не хочет проиграть дело, уклоняться от присяги невозможно, тогда ему дозволяется присягнуть ложно, но в душе эту лжеприсягу уничтожить, думая про себя, что нельзя было поступать иначе. Однако этот закон сохраняет силу лишь в том случае, когда акум не имеет средств разузнать о краже другим способом; когда же он может добыть сведения иначе, тогда еврею нельзя принимать лжеприсягу, дабы не осквернилось Имя Господне.
   Есть правило, что в том случае, когда еврею грозит телесное наказание, ему дозволяется присягнуть ложно, даже когда его могли бы изобличить в клятвопреступлении и когда (следовательно) само Имя Господне может быть осквернено. Там же, где угрожает один денежный штраф, принимать лжеприсягу разрешается не иначе, как при условии, что изобличение еврея для акумов невозможно и что (стало быть) Имя Господне не будет осквернено (Шулхан-арух, Иоре де'а 329, 1, Хага, Талмуд).
   Браки среди акумов не имеют связующей силы, т.е. сожитие их все равно что случка лошадей. Поэтому их дети не стоят к родителям ни в каких человеческо-родственных отношениях, а когда родители и дети сделались евреями, то, например, сын может жениться на своей собственной матери. Впрочем, раввины высказались против применения этого правила в жизни, дабы акумы не говорили, что гои набожнее евр ев, так как у них (акумов) не дозволяется сыну жениться на матери (Шулхан-арух, Иоре де'а 269, 1; Талмуд Иебамоф, 22).
   Если в присутствии еврея умирает другой еврей, то в момент, когда душа расстается с телом, он должен в знак печали оторвать клочок своего платья, даже если умирающий был грешником. Но, когда он присутствует при смерти акума или еврея, сделавшегося акумом, тогда это выражение печали запрещается, потому что еврей обязан радоваться такому событию. Запрещено еврею отдавать последний долг акуму, например сопровождать его прах до могилы либо держать надгробную речь, и лишь дозволено, где это случается ради мира и спокойствия (Шулханарух, Иоре де'а 340, Талмуд Моэд Катан, 25).
   Когда акум (христианин) женится на акумке (христианке) или же когда еврей, принявший христианство, женится на еврейке, также сделавшейся христианкой, тогда их браки не имеют законной силы. Ввиду этого если акум (христианин) или акумка (христианка) стали евреями, то им дозволяется вступать в новый брак без развода, хотя бы до этого они прожили лет двадцать вместе, потому что брачная жизнь акумов должна рассматриваться не иначе, как блуд (Шулхан-арух, Эбен гаэцер 26, Хага; Бар Шешеф 6, Тер. Хад. 209).
   Когда еврей женился на акумке, тогда ему следует дать 39 ударов и брак считается недействительным, а бетдин (раввинское присутствие) обязан сверх того подвергнуть его анафеме. Даже когда еврей женился на еврейке, то, если сия последняя стала акумкою, ему дозволяется взять другую жену, без предварительного производства о разводе, потому что акумы должны быть рассматриваемы не как люди, а как лошади (Шулхан-арух, Эбен гаэцер 16, Талмуд Абода зара 36).
   Каждый еврей обязан жениться для размножения рода человеческого. Поэтому он должен брать себе жену, от которой он еще может иметь детей, значит, не старую и вообще не такую, для которой это безнадежно. Только когда жена имеет деньги и он хочет жениться на ней лишь ради денег, тогда это дозволяется, и бет-дин не вправе запретить жениться даже на такой, от которой он уже не может иметь детей.
   Когда у еврея уже есть дети, хотя бы и незаконнорожденные или неполноценные, тогда он исполнил свою обязанность размножать род человеческий. Но когда его дети — акумы, например когда он был акумом и имел детей, он не исполнил своего долга содействовать продолжению и размножению человеческого рода, потому что дети акумов не могут быть и сравниваемы хотя бы с незаконнорожденными или с идиотами еврейского происхождения (Шулхан-арух, Эбен га-эцер 1,1, Талмуд Иебамоф, 63).
   Талмуд постоянно внушает еврею, что человеком может называться только он. Человеком не признается никто, кроме евреев, ибо одни они произошли от первого человека, а все прочие народы от нечистого духа и должны, собственно, называться скотами (Ялкут Рубени Параска Береш, л. 10, 2). Евреи одни происходят от Адама, Авеля, Авраама и Моисея, а все прочие народы, в особенности христиане, — от дьявола, Каина, Исава и Иисуса Христа (Ялкут Хадаш, — Букет. прав. Халд., талм. — Там же). Одни евреи воскреснут и наследуют блаженство жизни вечной; все прочие народы останутся навеки в гробах или в аду; душа их неспособна воскреснуть, ибо сказано: «Возвратятся в ад нечестивые, все народы, забывающие Бога». А кто забывающие Бога? «Все хиттимы (т.е. христиане. — О.П.)» — отвечает Талмуд (Санхедрин, л. 105, с. 1).

Глава 3

   Ритуально-оскорбительное отношение иудеев-талмудистов к личности Христа. — Кощунственная «Книга родства Иешу». — Надругательства над Спасителем и Богородицей. — Анафематствование Талмуда Христианской Церковью.
   Как отмечал в конце XIX века русский ученый И. Лютостанский, «в народе еврейском ходят различные нелепые предания о лице Иисуса Христа. Эти предания питают в массах еврейского народа презрение и ненависть ко всему, что носит на себе имя Христа, а многие отзывы еврейских ученых о Христианстве, и помимо этих темных преданий, высказывались открыто в печатанных для общества сочинениях». Все суждения иудеев о Иисусе Христе, «тщательно сохраняемые ими во всевозможной тайне», обобщены в «Книге родства Иешу».[25]
   Одно из таких преданий говорит, что в Иешу (Иисусе Христе) еще в детстве стали открываться в высочайшей степени наглость и бесстыдство: каждый раз при встрече со старцами и учителями он, вместо того чтобы открывать голову, выставлял наготу своего тела. Иешу отдан был в школу раввина Иешуа. Блестящие успехи Иешу скоро обратили на себя внимание учителя; но товарищи, завидуя ему, насмехались над ним. Учитель не унимал их. Иешу озлобился и решился во что бы то ни стало посрамить учителя и товарищей и добиться известности. Первая дерзость Иешу сказалась в той молитве к Богу, в которой он испросил у Бога божественности. Мы уже знаем, говорят составители «Книги родства Иешу», что у Бога бывает такое мгновение, в которое Он бывает так милостив, что выполняет всякую молитву, обращенную к Нему в этот миг. Раввин Иешуа принадлежал к числу людей, умевших распознавать эти драгоценные мгновения: можно было видеть каждый день, как он среди занятий своих с учениками вдруг обращался с молитвой к Богу, а потом опять продолжал свои занятия. Никто не мог узнать, какими признаками Иешуа определяет то мгновение, и хотя Иешуа учил 120 лет, но не явился еще тот, кто осмелился бы уловить этот таинственный момент. Но, как тайна ни оберегалась, она не уцелела, когда решился овладеть ею Иешу. Выждав желаемый момент, Иешу обратился со своей молитвой к Богу: «Да благоугодно будет Тебе, чтобы я стал Богом». Эта молитва не могла остаться без ответа — в то же мгновение послышался голос с неба, сказавший: «Будешь!» Непосредственно после уверения свыше Иешу отправился в Иерусалим, чтобы овладеть тайной таинственного имени Божия — «шомаш-бия». Таинственное имя Божие, силой которого совершали чудеса Моисей и Пророки, хранилось в иерусалимском храме и употребляемо было только одними первосвященниками в делах, касающихся высокого их служения. Чтобы оградить доступ к этому таинственному имени от любопытства посторонних, силою того же таинственного имени сотворены были два чудесных льва, которые, стоя по обеим сторонам, оглушали насмерть всякого, кому только приходилось слышать их рев. Но, несмотря на грозный вид и страшную силу этих львов, Иешу без Пандира подобрался к самому таинственному имени, прочитал его, записал и, разрезав кожу на теле, спрятал его туда, с тем чтобы никогда не лишиться его чудодейственной силы; после этого он прошел безопасно: чудесные львы не издали даже легкого рычания.
   Владея силой таинственного имени, Иешу отправился сначала в Вифлеем, место своего рождения, а потом в Назарет, отчего произошло и название Иешу Ганоцри. В Галилее, славившейся своим невежеством, Иешу стал летать по воздуху, ходить по водам, укрощать бурю, исцелять слепых и прокаженных, воскрешать мертвых и совершать другие, гораздо большие чудеса, чем те, какие известны о нем. Простой народ, подстрекаемый молвой, толпами шел к Иешу и сопутствовал ему неотлучно. С этой толпой Иешу Ганоцри отправился к Иерусалиму и торжественно вошел в него, восседая на осле. Священники не могли не обратить внимания на поступки Иешу Ганоцри и, выставив его поведение пред царицей Олейной, царствовавшей тогда вместе с сыном своим Момбасом, требовали ее согласия на казнь Иешу. Но Иешу, явившись к Олеине, чудесами своими привлек ее на свою сторону. Чтобы найти возможность захватить в свои руки Иешу, Синедрион вместе с первосвященником признал, что нет другого средства к этому, кроме сообщения одному из членов своих тайны чудесного имени Божия, при помощи которого, лишив Иешу чудодейственной силы, можно захватить его в свои руки и предать смертной казни.
   Далее иудейское предание гласит, что один из членов Синедриона, Иегуда Ишкариот, решился взять на себя общее дело всего Синедриона и обещал употребить со своей стороны все средства к успешному выполнению взятого им поручения, с тем чтобы не было ему поставлено в грех то, что он принужден будет делать. Уладив эти переговоры, Иегуде сообщили тайну Имени Божия, и он принялся за дело. В силе своих чудес Иегуда нисколько не уступал Иешу, а даже превосходил его, но при всем том никак не мог овладеть им. После неудачной борьбы с Иешу посрамленный Иегуда, чтобы выйти из своего неловкого положения, решился вступить в число учеников Иешу; здесь скоро он удостоился полнейшей его доверенности, разузнав все слабости и преступления Иешу, и раскрыл все дело мудрецам и Синедриону. По наперед составленному Иегудой плану, как только Иешу Ганоцри вошел в храм, тотчас схватили его вместе с некоторыми из его учеников; остальные же ученики его разбежались. Иешу был привязан к мраморному столбу, назначенному для наказания преступников: его били, возлагали на него терновый венец и, когда он почувствовал жажду, давали ему пить уксус, смешанный с желчью, для того чтобы он потерял сознание и забыл употребление чудесного Имени Божия.
   По определению Синедриона Иешу побили камнями, потом для большего бесчестья хотели повесить, но, сколько ни брали деревьев для этой цели, каждое раскалывалось в щепки, как только приступали к совершению казни. Дело в том, что Иешу, предвидя род своей смерти, еще при жизни заклял все деревья силою «шомаш-бия», так что ни одно из них не могло быть годным к повешению его. Иегуда помог делу, представив заблаговременно приготовленное им особое дерево из своего сада, на котором Иешу Ганоцри и был повешен, несмотря на сделанные им вперед заклинания.
   Зная, что Иешу при жизни своей проповедовал о своем воскресении, и опасаясь, чтобы ученики не разгласили о воскресении его, украв предварительно его тело, Иегуда взял труп Иешу и спрятал его в яме, которую устроил на дне гнилого потока. После особых приготовлений он обратил — разумеется, силой таинственного Имени Божия — течение потока вверх, вырыл на освобожденном таким образом месте яму, спрятал туда тело Иешу, а потом опять дал потоку правильное течение, так что никто не мог догадаться, где находится тело Иешу. Но ученики последнего, не нашедши тела учителя своего там, где они погребли его, стали проповедовать, что он воскрес, а царица Олеина провозгласила его Сыном Божиим. Тогда Иегуда Ишкариот открыл обман учеников и заблуждение царицы, представив самый труп Иешу, который теперь по определению Синедриона привязали к конскому хвосту и влачили по городским улицам и пред дворцом царицы. Царица не знала, что делать и говорить, оказавшись в таком неловком положении. Над трупом Иешу Ганоцри издевались всевозможным образом: плевали, вырывали волосы из бороды и головы, так что он под конец казался как 29 бы обритым — «галах». Ученики и последователи Иешу Ганоцри, ожесточенные оказанным ему со стороны иудейского народа отношением, отделились от иудеев, образовали особую секту под именем ноцримов и стали бриться в память оказанного иудеями их учителю бесславия.
   Ноцримы везде стали утверждать веру повешенного, продолжая его дело; двенадцать главных учеников Иешу отправились во все концы земли проповедовать о нем. Мудрецы («хахам») и Синедрион, озабоченные успехом проповеди особенно среди простого народа («гамурец»), чтобы воспрепятствовать распространению ее, отправили некоего Шимона Кифу, с тем чтобы он вразумлял ноцримов, и для большего успеха возложенного на него дела преподали ему тайну чудодейственного Имени Божия. Но Шимон Кифа неожиданно изменил иудеям и своей миссии: явившись в главное местопребывание ноцримов и сотворив пред ними несколько чудес, он потребовал от них, чтобы они согласились выполнить то, что он им прикажет. Когда те изъявили свое согласие, то Шимон Кифа заповедал им ненавидеть иудеев и праздновать вместо пасхального дня день смерти Иешу, а вместо пятидесятого дня после Пасхи сороковой день. Ноцримы согласились следовать заповедям Шимона Кифы, но только в том случае, если он останется с ними навсегда. Когда же Шимон Кифа изъявил на это свое согласие, то для него построили столб, в который он и заключил себя. Жил он в этом столбе на хлебе и воде в течение шести лет, по прошествии которых умер. Еще и теперь можно в Риме видеть этот столб или по крайней мере камень, на котором сидел Кифа. Когда не стало в Риме Шимона, явился некто Илия и стал проповедовать, что Шимон неточно передал ноцримам волю Иешу, что он их обманывал и что Иешу поручил ему, Илии, передать ноцримам свои распоряжения. Этот Илия, освободив ноцримов от необходимости обрезания, вместо субботы стал проповедовать празднование следующего за ней дня, но во время самого провозглашения этого нового учения камень, упавший с неба, поразил его в голову и убил на месте — так всегда погибают ненавидящие Господа. Таково предание евреев о Лице и деяниях Иисуса Христа.[26]
   Кроме книги «Толдет Иешу», в еврейской литературе существует около десяти сочинений, направленных специально против Христианства и отличающихся крайней нетерпимостью. Эти сочинения принадлежат как раввинским евреям, так и караимам. Важнейшее и полнейшее из сочинений такого рода написано в 1593 году караимом Исааком-бен-Авраамом, жителем города Трок в Литве, и озаглавлено «Хиззук-Эмуна». Помимо того, в древних изданиях Талмуда сохранилось название Матери Иисуса Христа Марии, только оно смешивается с другим именем — Марии Магдалины. И этой-то Марии Магдалине Талмуд приписывает занятия уборкой женских волос. В Талмуде есть такой рассказ: когда раввин Бибаи-б-Абаи умирал, то Ангел Смерти сказал слуге его: «Поди приведи сюда Марию, занимающуюся уборкою женских волос». Слуга пошел и привел Марию Магдалину. Тогда Ангел Смерти сказал слуге: «Я приказал тебе привести не эту Марию»; слуга отвечал: «Я отведу эту куда следует и приведу ту, которую нужно». Объясняя это место, Талмуд прямо относит его к лицу Иисуса Христа. В этом объяснении говорится: «Ангел рассказывал при этом случившуюся при существовании второго храма историю Марии, занимавшейся уборкой женских волос; Мария эта была матерью лица, имени которого не следует упоминать; мужем Марии был какой-то Папус-б.-Иегуда, а по другому месту — какой-то Сатд».
   Учителем Иешу Талмуд называет раввина Иешуа-б.-Парахия, о котором сообщает следующий рассказ: когда царь Янней стал убивать раввинов, то раввин Иешуа-б.-Парахия и Иешу отправились из Иерусалима в Александрию Египетскую. Когда потом мир в Иерусалиме утвердился, то раввин Шимон-б.-Шетах послал к раввину Иешуа-б.-Парахии следующее письмо: «Тебе, Александрия Египетская, мир от меня, святого града Иерусалима. О сестра моя! Ты взяла мужа своего к себе, а я должна жить, не испытывая никакого утешения и не зная никакой радости». Получив такое письмо, раввин Иешуа-б.-Парахия решился немедленно идти в Иерусалим и зашел только проститься с хозяином дома, где он жил и был принимаем со всеми почестями и уважением.
    Простившись с хозяином дома, раввин Иешуа-б.-Парахия сказал, обращаясь к Иешу: «Какой славный здесь хозяин!» Но Иешу подумал, что раввин Иешуа-б.-Парахия хвалил хозяйку, и сказал: «Нет, учитель, у нее скверные глаза». Когда Иешу так наглядно обнаружил свои чувственные наклонности, раввин Иешуа-б.-Парахия, обличив Иешу, торжественно исключил его из своего общества и отлучил. Иешу часто обращался к раввину Иешуа с просьбой о помиловании, но рабби Иешуа не обращал на него внимания. Как-то рабби Иешуа во время молитвы увидел проходившего Иешу и стал махать рукой в знак готовности своей принять его. Но Иешу, думая, что раввин Иешуа этим жестом гонит его, вынул кирпич и стал поклоняться ему, как Богу. Раввин Иешуа взялся увещевать его, но Иешу сказал своему прежнему учителю, что, по его собственным словам, не может быть принято раскаяние от того, кто грешил сам и других приводил к греху. После этого Иешу стал учиться магии и навлек великие бедствия на Израиль.[27] Тот же самый рассказ повторяется и в другом месте Талмуда.[28]
   Нужно заметить, что в этом рассказе раввины представляют Иисуса Христа учеником раввина Иешуа-б.-Парахии, современником раввина Шимона-б.-Шетаха, жившего при царе Яннее,[29] поэтому у них Иисус Христос представляется жившим 152 года после построения храма и за 70 лет до войны асмонеев с греками.
   Автор упоминаемого сочинения утверждает, что известный человек, т.е. Иешу Ганоцри, жил в Египте вместе с рабби Иешуа и был в числе учеников его; что этот Иешу родился на 4-м году царствования Яннея, 263-м году от построения второго храма, 3671-м от сотворения мира по еврейскому летосчислению, за 91 год до нашей эры. Все это свидетельствовало о хронологической путанице и невежестве хулителей Христа.
   По Талмуду, Иисусу Христу приписывается проповедование ложного и идолопоклоннического учения.
   Так, в одном месте Талмуда существует следующее наставление: «Да не будет у тебя сына или ученика, который бы стал осквернять пищу в виду всех, т.е. проповедовать ересь вместо истинного богослужения, подобно тому как сделал Иешу Ганоцри».[30] Кроме того, мы уже видели, как Талмуд приписывает Иисусу Христу боготворение кирпича.[31] Относительно чудес Иисуса Христа в Талмуде есть признание действительности их и говорится только, что они совершаемы были особой магической силой.
   Есть в Талмуде предание, будто бы рабби Елиезер спросил мудрецов, правду ли говорят о сыне Сатда, что он, вырезав магические знаки на теле своем, перенес таким образом магию из Египта в Палестину. Мудрецы ответили на это: «Человек этот был глуп, а от глупого нечего ожидать, чтобы он сделал что-нибудь хорошее»[32]. Раши по этому поводу объясняет, что египтяне, дабы не допустить распространения магии в чужих землях, обыскивали всех пересекавших египетские границы и отнимали магические книги. Иешу Ганоцри, чтобы явиться в Палестину со знанием магии, разрезал себе ногу, спрятал в рану магическую книгу и воровским образом перенес ее через египетскую границу[33].
   О том, каким образом Иешу Ганоцри за свои преступления, и особенно за совращение народа в идолопоклонство, был осужден на смерть, в Талмуде находится следующее указание: законом назначено побивать камнями за совращение других с пути истинного богопочитания, за упорство в заблуждениях и нераскаянность. Такое определение закона было исполнено в городе Луд (Лидда) над сыном Сатда, который остался крайне упорным в своих заблуждениях и был повешен в вечер перед пасхой[34].
   В Талмуде для поругания и насмешки Иисуса Христа называют идолом, или божком[35], и часто избегают названия Иисус Христос, называя Его «известным человеком», или говорят: «Пускай Его имя исчезнет и память о Нем изгладится».
   Там же сообщается, что Иисус Христос занимался колдовством, магией и чародейством; Его называют глупцом, чудаком, обманщиком.
   В другом месте Талмуда повествуется, что со стороны Синедриона употреблены были все меры к оправданию Иешу Ганоцри и к освобождению его от заслуженной им смертной казни. Сорок дней водили Иешу по городу, а вестник ехал впереди и взывал: «Вот преступник, предназначенный к побиению камнями; он занимался чародейством, обольщал народ, проповедовал идолослужение. Если кто может сказать в пользу его невинности, тот пусть выступит вперед и говорит, что знает». Но так как не нашлось никого, кто бы мог сказать в пользу Иешу хоть что-нибудь, то его взяли и повесили накануне пасхи. «Вечером накануне пасхи Иисус был повешен за то, что занимался волшебством, развращал народ и склонял его к новой религии... Так как ничего не нашли к его оправданию, то накануне пасхи его повесили». «Искусство волшебства он вынес из Египта в надрезе, который сделал в своем теле, и таким образом он творил чудеса и склонял народ к вере как бы собственною силою» (Гетингер. Ч.1, отд. 2. 136, 139).
   Талмуд называет Иисуса Христа вероломным жидом; поведено собственными руками умерщвлять таких изменников Израиля и отщепенцев (миним), как Иисус Назаретский и его последователи, и низвергать их на дно пропасти. Учение Иисуса Назарянина, говорит Талмуд, — идолопоклонство. Иаков, ученик Иисуса, — еретик (Авойде-Зуре, л. 17-1). «Так как Христос занимался чародейством и идолопоклонством, то христиане вдвойне идолопоклонники. Христа иудеи признают лишенным ума» (Авойде-Зуре, л. 27-2), «Христос в союзе с дьяволом; называют Христа безбожным» (Санхедрин, л. 105-1). Назарянин в Талмуде назван сыном плотника (Авойде-Зуре, л. 50-2).
   Ритуально-оскорбительное отношение к Христу в Талмуде вызывало справедливое негодование во всем Христианском мире. В трудах Отцов Христианской Церкви дана всеобъемлющая критика несостоятельности антихристанских постулатов Талмуда. Апостолы Павел и Иоанн, Святые Иероним, Амвросий, Августин, Иоанн Златоуст предали иудейское талмудическое учение анафеме. Даже римские папы — Александр III, Иннокентий III, Пий V — многократно издавали буллы с анафемой Талмуда. Эти буллы подтвердил и Павел IV, подтвердил и Климент VII особою буллою 1593 года; Григорий XIII издал буллу в 1581 году. Папы Григорий IX, Иннокентий IV, Гонорий V, Иоанн XXII, Олий III откровенно проклинали Талмуд. Но наиболее последовательными по отношению к Талмуду были русские Государи. Вплоть до конца XVII в. существовало установление, запрещавшее ввоз этой кощунственной для христиан книги на территорию России. Нарушителям грозила смертная казнь.

Глава 4

   Происхождение тайных обществ от иудейско-сатанинских богоборческих сект книжников и фарисеев. — Проповедь иудейского избранничества и вседозволенности. — Ритуальные убийства. — Отношение иудеев к крови. — Христианское учение о сатанинском происхождении иудейских сект.
   Исторические данные свидетельствуют, что преобладающее число тайных обществ на Ближнем Востоке и в Европе, а позднее и в Северной Америке, имело корни в иудейско-сатанинских (каббалистических) сектах, боровшихся за установление иудейского господства и контроль над человечеством на основе талмудического учения об избранном народе и вседозволенности иудеев. Потеряв надежду получить избранничество от Бога, иудейские сектанты обратились за этим к сатане. Существует множество документов, показывающих непосредственно ритуально-каббалистическую связь иудейских сектантов с сатаной. Стремясь скрыть эту связь от других народов, да и от большей части собственного народа, не одобрявшей подобных ритуалов, иудейские конспираторы глубоко засекретили свою деятельность. Любая попытка раскрыть тайну, будь это со стороны членов общества или случайного свидетеля, заканчивалась для нарушителя немедленной смертью с использованием страшных кровавых ритуалов.
   Прямыми предшественниками тайных обществ, почитавших сатану (самыми распространенными среди них в позднейший период были масонские ложи), являлись иудейские секты фарисеев и книжников, которых Иисус Христос обличал за неверие, гордыню, жестокосердие и другие пороки (Мф. 5, 20; 12, 31-34, 43-45; 15, 4; 16, 25; 23, 2-3; Ин. 8, 3-11). Именно прежде всего по отношению к ним Он говорил о «сборище сатанинском» (Откр. 3, 9), называя их «детьми диавола».
   Возникшая во II-III веке до Рождества Христова секта фарисеев стала прообразом будущих масонских лож. Фарисеи стремились в точности следовать иудейскому избранничеству, отвергая все, что не соответствовало их идее закона и блага только для одного народа. Отсюда и пошло их название «фарисеи», что означало «отделенные», «особенные», «избранные». Среди фарисеев образовалось особое сословие ученых — «законников», толковавших избраннический закон применительно к конкретным случаям. Книжники и фарисеи противопоставляли себя всему человечеству и занимали сознательную богоборческую позицию. Они отрицали предсказание Пророков о грядущем Мессии и не приняли Иисуса Христа, так как Он отвергал идеи иудейского избранничества и вседозволенности. Книжники и фарисеи сделали все, чтобы предать Иисуса Христа позорной смерти. Более того, после Воскресения Христа они изъяли из Священного Писания все мессианские пророчества об Иисусе Христе, тем самым придав своим книгам откровенно богоборческий характер.
   Непримиримое отношение иудаизма к Христианству отмечал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, коренится в абсолютной несовместимости мистического, нравственного, этического и мировоззренческого содержания этих религий. Христианство есть свидетельство о милосердии Божием, даровавшем всем людям возможность спасения ценой добровольной жертвы, принесенной Господом Иисусом Христом, вочеловечившимся Богом, ради искупления всех грехов мира. Иудаизм есть утверждение исключительного права иудеев, гарантированного им самим 35 фактом рождения, на господствующее положение не только в человеческом мире, но и во всей Вселенной.[36]
   «И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1 Ин. 2, 17). Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, «дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 15), «Всякий, верующий в Него, не постыдится. Здесь нет различия между иудеем и эллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его» (Рим. 10, 11-12), — свидетельствует миру Христианство, утверждая любовь как основу мироздания, нравственную ответственность человека перед Законом Божиим и равенство всех перед этим законом. Талмуд же утверждал приоритет иудейского народа над другими. Талмудический подход выводил иудеев за рамки нравственных оценок и лишал их каких бы то ни было этических и моральных норм в общении с другими народами, сознательно подменяя вероисповедание национальной принадлежностью. Сатанинские корни иудаизма, уходящие в глубь веков, обличил Сам Господь Иисус Христос, прямо сказавший искушавшим Его иудеям: «Ваш отец диявол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8, 44). Задолго до Рождества Христова Пророки обличали Израиль. Но еврейские вожди не вняли Богу. Лишившись под ударами Ассирии и Вавилона государственной независимости, евреи превратно истолковали свои священные книги, ожидая пришествия Мессии Христа как царя Израильского, который сделает их господами мира.[37] «Они, будучи всецело заняты своим земным значением... мечтая о необыкновенном земном преуспеянии, ради этих значения и преуспеяния, ради одной суетной мечты о них отвергли Мессию», — говорит Святитель Игнатий Брянчанинов.
   Закоснев в ожидании военного и политического лидера, иудеи отвергли истинного Христа, пришедшего в мир с проповедью покаяния и любви. Особую их ненависть вызывал тот факт, что, обличив фарисеев, Христос разрушил миф о еврейской «богоизбранности», приобщив к Своему учению языческие народы. И вот иудеи оклеветали Спасителя перед римской властью и добились вынесения Ему смертного приговора. Результатом этого святотатства было отвержение преступников благодатью Божией.[38] Народ еврейский, «который первоначально был избран Божиим народом... сделался народом по преимуществу отверженным» (Святитель Игнатий Брянчанинов).
   Но распятый Христос оказался для богоборцев еще страшнее. Христианство стремительно завоевывало мир, отодвигая иудейскую мечту о господстве все дальше и дальше. Тогда христианам была объявлена война. Вести ее открыто христоненавистники не могли — не хватало сил. Их оружием стали еретические учения, разрушавшие Христианство изнутри, и тайные общества, служившие проводниками еретических воззрений.[39]
   Христос связывает преступления фарисеев и книжников с убийством праведного Авеля злодеем и богоборцем Каином. «Таким образом, — говорит Христос иудейским талмудистам, — вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили Пророков; дополняете же меру отцов ваших. Змии, порождение ехидны! как убежите вы от осуждения в геенну? Посему, вот, Я посылаю к вам Пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город; да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником. Истинно говорю вам, что все сие придет на род сей» (Мф. 23, 31-36. См. также: Лк. 11, 49-51; Евр. 12, 24).
   Раскрывая сатанинский характер иудейских сект, учение Христа проводит четкую разделительную линию между сынами Божими и сынами дьявола. Как говорится в послании Святого Иоанна Богослова, «кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола. Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога» (1 Ин. 3, 8-10).
   По объяснению Святого Иоанна Златоуста, всякий раз, как мы грешим, мы рождаемся от дьявола, а всякий раз, как совершаем добродетель, рождаемся от Бога, потому что «семя Его пребывает в нем» (1 Ин. 3, 9.)
   «Духа Божия (и духа заблуждения), — учит Святой Апостол, — узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь уже есть в мире. Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире» (1 Ин. 4, 2-4).
   Таким образом, Святой Апостол указывает, что всякий, отвергающий основную истину Боговоплощения, Богосыновства Иисуса Христа, тем самым свидетельствует, что он не от Бога, а от дьявола и антихриста. Антихрист, о котором говорит Святой Иоанн, в строгом и точном смысле слова еще не пришел, но дух антихриста уже во многих лжеучителях действует. «Апостол говорит, что антихрист уже в мире, разумеется не самолично, а в лице лжепророков, лжеапостолов и еретиков, предваряющих и приготовляющих его пришествие» (Феофил).
   Пожалуй, самая известная ересь первых веков Христианства — несторианство было признано Отцами нашей Церкви разновидностью иудейской религии. Епископ Прокл, обличая Нестория, представляет его последователем синагоги. «Еврей! — восклицает он, обращаясь к Несторию, — скажи, кто мог нас искупить, если не Сын единосущный Отцу по Божеству?» Церковь объявила, что учение Нестория есть возобновление иудейских суеверий, подтверждающее заблуждения синагоги. Из актов Халкидонского Собора видно, что когда историк Феодорит, обвиненный в заблуждениях Нестория, явился в собрание, то епископы единогласно воскликнули: «Вон иудея, пришедшего к нам, удалите ученика синагоги!»
   Иудеи не приняли Слово Христа. Книжники, фарисеи, несториане и другие иудейские сектанты затаили против Спасителя злобу. Понимая, что им не победить христиан в открытой и честной борьбе, иудейские поклонники сатаны создают тайные общества и пытаются бороться с Христом из подполья. В этот период особое значение среди иудейских противников Христа приобретает секта каббалистов, занимавшаяся, как и книжники, произвольным толкованием Священного Писания и Талмуда. Каббалисты заявляли, что владеют неким тайным учением, имеющим высшее происхождение, предназначенным для немногих избранных. Уже тогда каббала считалась правоверными иудеями священнее Талмуда и объявлялась его «божественным ядром».
   Для каббалистов Священное Писание — книги Моисея и Пророков — не имело большого значения, ибо толковали они его по своему разумению. С помощью схоластической эквилибристики слов каббалисты обосновывали в оправдание иудеев любое самое страшное преступление.
   Идеи иудейского избранничества и вседозволенности доводились в каббале до высшей степени. Каббалисты утверждали, что убийство иудеем иноплеменника не только не преступление, но воспринималось как жертва, угодная Иегове. Один из членов этой изуверской секты — Хаим Виталь учил, что иудей есть зерно (добрая сторона творения), а иноплеменник — клипот, т.е. скорлупа, шелуха этого зерна (злая сторона творения), и что Иегова, сотворяя мир, заронил в живые существа частицы своей божественной святости в виде искр, причем часть искр Иеговы попала в клипот. Освобождение этих искр и возвращение их ввысь — к первоисточнику, ускоряет пришествие мессии. Ожидающий пришествия мессии еврей должен быть устремлен к освобождению этих искр путем убийств. «Отнимай жизнь у клипот и убивай их, тогда Шехина (небесная царица. — О.П.) засчитает это тебе наравне с воскурением жертв» (Сефер Ор Исроэль — 177 в).[40]
   Из многих мест Зогара (важнейшая часть каббалы) следует, что «убийству нееврея, а следовательно, и христианина придается характер жертвенного акта, т.е. ритуальный характер». Из того же Зогара (ч. II, л. 119) видно, что акт убийства должен совершаться определенным каббалистическим способом. «И смерть их (аммэ-гаарец, т.е. неевреев) пусть будет при заткнутом рте, как у животного, которое умирает без голоса и речи...» За совершение такого убийства нееврея каббала обещает иудею-убийце высшую небесную награду: «В четвертом дворце Рая помещаются все те, которые оплакивали Сион и Иерусалим, равно как и все, истреблявшие остатки народов-идолопоклонников».[41]
   Изуверский характер секты каббалистов сочетался с прямым ритуальным действием, призывающим сатану на помощь иудейскому народу. Верховное существо, которое почитают каббалисты, отражает древний сатанинский культ Молоха и Астарты. Манипулируя буквами, составляющими слово «Иегова», каббалисты приходят к кощунственному представлению о Нем как о некоей бессознательной субстанции, не сознающей собственного своего существования и не ведающей самое себя.
   Первая буква еврейской азбуки — алеф составлена из четырех букв, входящих в имя Иегова. В этой букве каббалисты видели изображение «божественного человека» Адама Кадмона, одну руку воздевшего к Богу, другую протянувшего дьяволу, примиряя в себе доброе и злое начала, в чем, по мнению каббалистов, заключается истинное призвание человека. По толкованиям каббалистов, правая рука, обращенная к Богу, обозначает необходимость и зло, а левая, протянутая дьяволу, — свободу и добро. Таким образом, свобода и добро, по учению каббалистов, идут со стороны сатаны.
   Много говоря о Боге, каббалисты сводили Его сущность к пантеизму, всебожию, растворенности божества во всем и вся. Сатанинское миросозерцание, которым была проникнута иудейская каббала, отрицало наличие сознательного, личного Бога в христианском понимании. Богом признавалась всякая сила Вселенной и собрание всех индивидуальных сознании и разумов. Все существующее объявлялось Богом. Такое всебожие фактически было ширмой, за которой скрывались откровенное безбожие, сатанинское богоборчество и ненависть к Христианству.
   Каббалисты признавали огромное количество духов, которых вызывали к себе, стремясь подчинить их своему влиянию и посредством их воздействовать на мир. Чернокнижие, магия, астрология, алхимия и другие сатанинские методы, которые использовали каббалисты, составляли «науку» колдовства, входившую в каббалу.
   Каббалистические секты исполняли колдовские сатанинские ритуалы, призывая себе на помощь духов тьмы из космоса. Каббалисты учили, что каждая звезда имеет своего духа и оказывает таинственное влияние на судьбы людей. С помощью сатаны можно управлять этими духами, а значит, заставлять их вмешиваться в человеческую жизнь.
   В колдовских манипуляциях иудейских каббалистов идеи еврейской исключительности и вседозволенности приобретали характер мании величия. Каббала, например, утверждала, что Бог создал мир по мистическому плану еврейской азбуки и что гармония создания походит на гармонию еврейских букв, которыми пользовался Иегова, чтобы начертать книгу жизни.[42]
   По мнению этих сатанистов, буквы еврейской азбуки не только священны, но и обладают высшей магической силой. Комбинируя их, посвященные в тайны каббалы иудеи с помощью определенных ритуалов могут оказывать влияние на небесные светила и на ангелов, а через них — на судьбы народов и отдельных людей, а также предсказывать будущее[43].
   Иудейские секты, близкие сатанинским культам, особое значение придавали ритуальным действиям, связанным с кровью. Животворящая сила крови, которою Господь пронизал каждое живое существо, по поверьям древних евреев, несла в себе частицу святости Всевышнего[44]. Лишая живое существо крови, дьяволопоклонники как бы возвышали себя над Богом. Ритуал постепенного обескровливания живого существа, сопровождаемый страшными мучениями жертвы, представлял собой культ служения сатане. В сознании сатанистов животворящая сила крови представлялась могущею насытить недееспособные пустые оболочки ангелов тьмы — бесов.
   Протоиерей Буткевич, анализируя Ветхий Завет, пишет об обычае человеческих жертвоприношений у евреев: <«Не бойтесь народа земли сей; ибо он достанется нам на съедение: защиты у них не стало» (Чис. 14, 9). Сие показывает нам намеками, что так как в них нет уже более той частицы святости, то они, как заколотые животные или хлеб, в снедь нам представлены, посему и сказано: «Сие людие (народ израильский. — О.П.) не уснет дондеже снест лов и кровь посеченных испиет», и сие намекает на людей, не сохраняющих в себе святость свыше. Из всего этого мы заключаем, что убиением и питием крови гоя неверного умножается святость Израиля или евреев>.[45]
   В угождение отцу тьмы — сатане члены иудейских сект проливали кровь невинных по всему миру как до Рождества Христова, убивая младенцев, так и после пришествия Христа и принесения Его в кровавую жертву, используя для своих ритуалов самое чистое — кровь христианских младенцев, отроков, Святых подвижников.
   Кровавое изуверство, сатанизм и колдовство каббалистов сочетались с почитанием развратных культов и поощрением содомитов.
   Каббалисты не признавали никаких нравственных законов, предоставляя человеку полную свободу отдаваться всем страстям и похотям его греховной природы. Как справедливо отмечал исследователь иудаизма, «половой инстинкт — вот единственное божество, которым проникнута каббала, плотское наслаждение — вот то святое святых, то откровение, в котором проявляется деятельное присутствие божества»[46]. Неуклонное повиновение воле этого божества почитается правоверными иудеями не только религиозным догматом, но и верным путем к достижению заветной мечты избранного племени — «наполнить землю и господствовать над нею»[47].
   Иудейская каббала на многие века стала главным рассадником изуверских обществ и культов, предшественников многих сатанинско-масонских лож и организаций, обучая народы мира поклонению силам зла и неслыханному разврату.
   Дикие суеверия, колдовство, соединенные с изуверской жестокостью, безумное увлечение алхимией и астрологией — всем этим европейские народы были обязаны иудейским каббалистическим сектам. Более того, как справедливо отмечала Н.А. Бутми, «стараясь запятнать чистоту христианского учения, столь чуждого и ненавистного им по духу, стремясь расшатать и подорвать основы Христианской цивилизации, чтобы на развалинах ее воздвигнуть свое господство, иудеи прибегли к предательскому и могущественному оружию, заимствованному ими из древних языческих цивилизаций. Орудием этим являются тайные общества, посредством которых иудеи в течение двух тысяч лет заставляют самих христиан участвовать в разрушении Христианской цивилизации». Идеология преобладающей части тайных обществ — от древних гностиков до современных сатанинско-масонских и содомитских организаций — возникла на основе учения иудейской каббалы, а само слово «каббала» (cabal) в европейских языках стало синонимом заговора или тайной интриги.

Глава 5

   Христианская Церковь против сатанинских притязаний иудаизма. — Мнение Святого Иоанна Златоуста. — Отцы Церкви об иудейской молитве против христиан. — Апостольские правила, решения Вселенских и Поместных Соборов в отношении иудеев. — Чин, «како подобает принимать приходящих от жидов к правой вере Христианской».
   Христианская Церковь решительно выступала против сатанинских притязаний иудаизма. Святой Иоанн Златоуст, живший в IV в., обращается в связи с этим к собратьям по вере: «Если ты уважаешь все иудейское, то что у тебя общего с нами?.. Если бы кто убил твоего сына, скажи мне, ужели ты мог бы смотреть на такого человека, слушать его разговор?.. Иудеи умертвили Сына твоего Владыки, а ты осмеливаешься сходиться с ними в одном и том же месте? Когда узнаешь, что кто-нибудь иудействует, останови, объяви о нем, чтобы тебе и самому не подвергнуться вместе с ним опасности». Об иудейской молитве, проклинающей христиан, сообщают Отцы нашей Церкви. Так, Святой Епифаний (IV в.) говорит, что евреи не только питают к назареям ненависть, но даже проклинают их ежедневно по три раза: утром, когда встают, в полдень и вечером. Всякий раз, когда заканчивают молитвы в синагогах, они предают христиан анафеме, повторяя по три раза ежедневно:
   «Да проклянет Господь назареев». Следует заметить, что Святой Епифаний, сам по происхождению еврей, был, наверное, хорошо знаком с еврейским молитвенным ритуалом. Блаженный Иероним сообщает то же самое, повторяя несколько раз в своем комментарии к Исаие, что «евреи по три раза ежедневно подвергают анафеме назареев». Святой Иустинмученик то же говорит об этой молитве в диспуте с евреем Трифоном.[48]
   Церковные писатели с сокрушенным сердцем подчеркивают факт проклятия иудеями назареев в молитве несколько раз ежедневно. Евреи под именем минеев и назареев понимают вообще христиан, точно так же как и слово «гой» означает «христианин».
   В Апостольских правилах на Святых Вселенских и Поместных Соборах Отцами Церкви определяются нормы, которыми должны были руководствоваться христиане по отношению к иудеям в церковной и повседневной жизни. Главные из них я привожу с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского.[49]
   Правило 7. «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, святый день Пасхи прежде весенняго равноденствия с иудеями праздновати будет — да будет извержен от священнаго чина» (Ап. 64, 70, 71; Трул. 11; Антиох. 1; Лаод. 37, 38; Карф. 51, 73, 106).
   О времени, в которое надлежит ежегодно праздновать праздник Христова Воскресения, как это установлено на I Вселенском Соборе, мы говорим в толковании 1 правила Антиохийского Собора. Во время до I Вселенского Собора, когда и было издано это правило, в разных поместных Церквах были совершенно различные обычаи, что служило поводом к возникновению многих распрей и к созыву частных соборов. И только отцы I Вселенского Собора утвердили относительно этого общий закон для всей Церкви.
   Прежде всего это правило указывает на астрономический момент для определения дня, в который христиане должны праздновать Христово Воскресение, принимая за мерило весеннее равноденствие, и затем предписывает, чтобы празднование Воскресения никогда не совпадало со временем празднования иудеями их пасхи. То же самое предписывается и Апостольскими постановлениями (5, 17). Поводом к изданию этого правила послужила, по всей вероятности, иудеохристианская секта евионитов, утверждавшая, между прочим, что воспоминание Христова Воскресения должно праздноваться в 14-й день еврейского месяца нисана, когда празднуется и иудейская пасха, так как ни одним законом, по учению этой секты, не было отменено для христиан постановление о дне празднования пасхи Ветхозаветной Церкви. Но иудеи употребляли для исчисления времени не солнечный год, а лунный и месяц нисан начинали новолунием, ближайшим к весеннему равноденствию. Так как лунный год на несколько дней короче солнечного, то при таком исчислении большей частью случалось, что иудеи праздновали свою пасху раньше весеннего равноденствия. Для указания на различие между пасхой ветхозаветной и новозаветной, не имеющих между собой ничего общего, и для устранения всякой общности в священных обрядах между христианами и иудеями, к тому же чтобы осудить обычай, проникший от евионитов к некоторым православным священным лицам, правило предписывает всем наблюдать весеннее равноденствие и только после него праздновать воспоминание Христова Воскресения, а отнюдь не вместе с иудеями. Духовное лицо, нарушившее это, подвергается по правилу извержению из священного сана.
   Правило 64. «Аще кто из клира усмотрен будет постящимся в день Господень или в субботу, кроме единыя только (Великия субботы) — да будет извержен. Аще же мирянин, да будет отлучен» (Ап. 51, 53; IV Всел. 16; Трул. 13, 55; Анкир. 14; Гангр. 18, 21; Лаод. 29, 49, 51).
   Поводом к изданию этого правила является то же, что вызвало и 51 Апостольское правило. Воскресение праздновалось христианами как день, в который Христос восрес из мертвых, увенчав этим дело нашего искупления. День этот был для христиан днем радости и братского общения, вследствие чего пост, как проявление покаяния и печали о грехах, не мог быть допустим в этот день. Приблизительно то же можно было сказать и относительно субботы, считавшейся у христиан также днем радости, посвященным воспоминанию сотворения мира и Божия покоя. Гностики, следуя своему учению о материи как абсолютном зле, постились в субботу, выражая этим свою печаль о появлении материи; они постились также и в воскресенье, так как не верили ни в воскресение мертвых, ни в Воскресение Христово и, считая христианское учение о воскресении иудейским заблуждением, нарочно постились в этот день, выражая этим осуждение мнимого заблуждения. Особенно это было развито у маркионитов. Имея в виду это ложное учение, Апостольские постановления (5, 20; 7, 23) не только осуждают пост в субботу и воскресенье, но определенно называют его грехом. Точно так же учат Отцы и Учители Церкви. Данное Апостольское правило, подтверждая православное учение о воспрещении поста в субботу и воскресенье и провозглашая это учение в форме закона, угрожает духовному лицу, уличенному в нарушении этого правила, извержением из священного сана, а мирянину — отлучением от Святого причастия. Исключением как по этому поводу, так и по Апостольским постановлениям (2, 59; 8, 83) является только одна Великая суббота, потому что, как говорит в толковании этого правила Вальсамон, в этот день тело Господне лежало в гробу и Сам Господь заповедал нам поститься в этот день (Мк. 2, 20; Лк. 5, 35). Для того чтобы с обычной, мирской точки зрения понять предписание этого правила, воспрещающего поститься в воскресенье и субботу (кроме Великой субботы) — следовательно, и во время четырех установленных Церковью постов, необходимо помнить, что здесь говорится о сухом посте (сухоядение), когда воспрещается есть целый день до вечера, а вечером разрешалось принимать только строго постную пищу без рыбы (монахам — одно сочиво без елея в 223-м правиле Номоканона при Большом требнике). Следовательно, не должно понимать это правило так, что каждую субботу и воскресенье, даже и во время Четыредесятницы, разрешается есть рыбу и мясо — в эти дни воспрещается только сухоядение и разрешается менее строгий пост, чем в остальные дни постных недель.
   Правило 65. «Аще кто из клира или мирянин в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолитися — да будет и от чина священнаго извержен и отлучен от общения церковнаго» (Ап. 7, 45, 70, 71; Трул. 11; Антиох. 1; Лаод. 6, 29, 33, 37, 38).
   В толковании 45-го Апостольского правила мы видели, что православным духовным лицам возбраняется всякое религиозное общение с еретиками (communicatio in sacris). Возобновляя это запрещение, 64-е Апостольское правило относит к нему и иудейскую синагогу. Это правило так же как и 45-е Апостольское правило, выражает ту мысль Священного Писания, что не может быть «согласия между Христом и Велиаром. Или какое соучастие верного с неверным?» (2 Кор. 6, 15). Если вообще духовное лицо не может иметь с еретиками никакого молитвенного общения, даже и частного, тем менее возможно для него такое общение с иудеями в силу вполне понятной причины, проистекающей из самого отношения иудейства к Христианству. Многие правила позднейших Соборов (особенно Лаодикийского и Трулльского) решительно осуждают какое бы то ни было религиозное общение с иудеями.
   Это правило воспрещает религиозное общение с иудеями и еретиками не только духовным лицам, но и вообще всем православным мирянам и подвергает уличенных в таком общении соответствующему наказанию. Из текста правила не совсем ясно, какие наказания налагает оно за нарушение своих предписаний на духовных лиц и какие — на мирян. Изъясняя это правило, Вальсамон говорит, что определенные правилом наказания надо подразделять следующим образом: каждый клирик, как священнослужитель, так и церковнослужитель, подвергается за нарушение этого правила извержению из священного сана, а мирянин — отлучению от церковного общения. При этом Вальсамон прибавляет, что не будет грехом духовное лицо, нарушившее это правило, одновременно извергнуть из духовного сана и отлучить от церковного общения. Аристин, толкуя это правило, точно определяет наказания: извержение для клирика и отлучение для мирянина.
   Правило 70. «Аще кто, епископ или пресвитер, или диакон, или вообще из списка.клира, постится с иудеями, или празднует с ними, или приемлет от них дары праздников их, как-то: опресноки или нечто подобное, — да будет извержен. Аще же мирянин — да будет отлучен» (Ап. 7, 64, 71; Трул. 11; Антиох. 1; Лаод. 29, 37, 38; Карф. 51, 73, 106). Религиозное общение христиан с иудеями воспрещено уже 7-м и 64-м Апостольскими правилами. В данном правиле подтверждается это воспрещение с угрозой извержения из священного сана священнослужителей и церковнослужителей и отлучения от Святого причастия мирян, осмелившихся соблюдать иудейские посты, праздновать их праздники или принимать праздничные иудейские дары. Такое, как и вообще всякое религиозное общение с иудеями, Апостолы строго воспрещали в своих посланиях, и Апостольские правила только выражают это воспрещение в форме закона. В этом правиле осуждается главным образом религиозный индифферентизм, замечавшийся не только у некоторых мирских, но и у духовных лиц. Не отступая совершенно от своего верования, таковые показывали какую-то неоправданную терпимость по отношению к иудейским религиозным установлениям и в то же время индифферентизм по отношению к своим религиозным предписаниям и в силу этого вместе с иудеями постились, праздновали их праздники и, по их иудейскому обычаю, делили с ними их праздничные дары (Есф. 9, 19, 22). Поступая таким образом, они, как говорит Зонара в толковании этого правила, хотя и не разделяли, быть может, верования иудеев, но тем не менее подавали повод к соблазну и возбуждали против себя подозрение, как приверженцы иудейских обрядов; кроме того, сами они осквернялись подобным общением с иудеями, которым Бог еще прежде Христоубийства сказал через Пророка: «Поста и праздности... и праздников ваших ненавидит душа Моя: они бремя для Меня» (Ис., 14). По поводу принятия христианами иудейских праздничных даров, и особенно пресных хлебов, Вальсамон в толковании этого правила замечает, что многие на основании этого правила обличают тех, которые совершают таинственную жертву на пресном хлебе, ибо если подвергаются извержению и отлучению те, которые только вкусили пресного хлеба во время иудейских праздников, то какому осуждению и наказанию должны подвергаться причащающиеся пресным хлебом как телом Господним или, подобно иудеям, совершающие на пресном хлебе Пасху?
   Правила VI Вселенского Собора (Трулльского, 680-691 гг.):
   Правило 11. «Никто из принадлежащих к священному чину или из мирян отнюдь не должен ясти опресноки, даваемые иудеями, ни вступати в содружество с ними, ни в болезнях призывати их и врачевства принимати от них, ни в банях купно с ними мытися. Аще же кто дерзнет сие творити — то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен» (Ап. 7, 64, 70, 71; Антиох. 1; Лаод. 29, 37, 38; Карф. 51, 73, 106).
   Подтверждая прежние правила, отцы Трулльского Собора этим правилом воспрещают всякое общение с евреями, притом под угрозой извержения священных лиц и отлучения мирян.
   Правила Поместного Собора (Лаодикийского, 360-364 гг.):
   Правило 6. «Не попускати еретикам, коснеющим в ереси, входити в дом Божий» (Ап. 10, 45, 64; III Всел. 2, 4; Лаод. 9, 32-34, 37; Тимофея Александрийского 9). 
   «Кто не со Мною, тот против Меня», — говорит Иисус Христос (Лк. 11, 23; Мф. 12, 30), а кто против Христа, тот и против Его Церкви. Каждый еретик чужд Церкви, отрицая ту или иную основу Христианской веры и тем попирая откровенную истину, а следовательно, и Того, Кто открыл эту истину, т.е. Иисуса Христа — Основателя Церкви. В силу этого вполне естественно, что таковой должен быть лишен церковной молитвы и той благодати, которую только посредством Церкви, Церкви Православной, может получить человек, и каковому, как предписывает правило, должно быть воспрещено входить в церковь, где эта благодать дается. На вопрос, можно ли совершать Божественную службу, если в церкви находится какой-либо еретик (особенно арианин), Тимофей Александрийский отвечал, что это может быть допустимо лишь в том случае, если упомянутый еретик обещал отказаться от ереси и веровать православно (9-е правило).
   Правило 29. «Не подобает христианам иудействовати и в субботу праздновати, но делати им в сей день, а день воскресный преимущественно праздновати, аще могут, яко христианам. Аще же обрящутся иудействующие — да будет анафема от Христа» (Ап. 7, 64, 66, 70, 71; Трул. 11, 55, 66; Антиох. 1; Лаод. 16, 37, 38; Карф. 51, 73, 106).
   В толковании нескольких правил мы уже говорили о том, что христиане не должны ни в чем следовать иудейским религиозным обычаям. Это правило ссылается на то, что и в то время (половина IV столетия) некоторые следовали иудеям относительно празднования субботы, причем, осуждая этот противохристианский обычай, предписывает христианам особенно чтить воскресенье. О праздновании воскресного дня вообще мы уже говорили в толковании 66-го Апостольского правила. При установлении праздничных дней основной мыслью первых христиан, служившей и вообще исходным пунктом всей христианской жизни, была та, что во всем должно следовать распятому и воскресшему Иисусу Христу: следовать Ему в Его смерти тем, чтобы с помощью покаяния удостоиться плодов этой смерти; следовать Его Воскресению, чтобы верой в Него и Его силой человек мог воскреснуть к новой, святой жизни, которая, начинаясь здесь, на земле, заканчивается на небе. Естественно отсюда, что в христианском сознании день Воскресения Христова являлся днем торжества и радости.
   Эта мысль нашла выражение уже в первые дни существования Христовой Церкви. Деяния Апостолов говорят о том, что ученики Христовы собирались постоянно в первый день недели для общественной молитвы и преломления хлеба (20, 7; 1 Кор. 16, 2; Откр. 1, 10). В послании Варнавы категорически говорится о воскресном дне как о дне радости, в который верные празднуют воспоминание о Воскресении Христовом. В послании Игнатия к магнезианам упоминается о том, что и обратившиеся в Христианство иудеи должны заменить субботу воскресеньем. Как знаменем иудейства была суббота, так теперь воскресенье стало символом новой жизни, основание которой положено Воскресением Христовым. В воскресенье — как в день радости — не постились (Ап. 66) и во время молитвы не становились на колени (I Всел. 20), а Василий Великий в своем 91-м правиле говорит, что делаем мы это потому, что воскресли со Христом.
   Древний закон, воспрещающий работать в субботу, перешел тотчас же в самом начале Церкви на воскресенье, и Тертуллиан укоряет в грехе каждого работающего в этот день. Но, помимо празднования воскресного дня как воспоминания о Воскресении Христовом, некоторые Церкви, состоящие из лиц, перешедших в Христианство из иудейства, т.е. из так называемых в то время иудео-христиан, желали праздновать до некоторой степени и субботу, совершая в этот день торжественную литургию и причащаясь Святых Тайн. Этот обычай держался еще и в IV веке, показывая собой явное следование иудейству и служа для многих соблазном, вследствие чего лаодикийские отцы были вынуждены издать 29-е правило. Они воспрещают отдыхать в субботу, предписывая в этот день работать, как и в другие дни, и угрожают анафемой каждому, кто будет поступать иначе. Далее предписывается особенно почитать воскресный день, не работать и проводить его по-христиански. Относительно последнего отцы Собора добавляют, что так должны христиане поступать, если могут, т.е., как говорит в толковании данного правила Вальсамон, никто не принуждается безусловно ничего не делать, потому что, если кто вследствие бедности или какой-либо необходимости будет работать и в воскресенье, он не подлежит за это осуждению.
   Во все времена Православная Церковь особое внимание уделяла борьбе с вредоносным влиянием иудаизма. Принятие евреев в Христианскую веру ограничивалось различными условиями, в частности принятыми на VII Вселенском Соборе (783-787 гг.).
   8-е правило VII Вселенского Собора о том, что «не следует принимать евреев, т.е. жидов, если обращение их будет не от чистого сердца».
   Так как некоторые лица жидовского исповедания, заблуждаясь, вздумали подвергать осмеянию Христа, Бога нашего, делая вид, что они христиане, тогда как сами отрицают Христа и тайно и скрытно соблюдают субботы и другие иудейские обряды, то определяем таковых не принимать ни в общение, ни на молитву, ни в Церковь; но пусть будет явно, что они по своему исповеданию жиды; ни детей их не крестить, ни раба никому из них не покупать или не приобретать. Если же кто-либо из них обратится с искренней верой и от всего сердца будет исповедовать истинную веру, торжественно отвергая их обычаи и обряды, то такого (определяем) принимать, и крестить и детей его, и утверждать их отречение от еврейского образа жизни. Если же они будут не таковы, то отнюдь не принимать их.
   Толкование 8-го правила VII Вселенского Собора:
   Аристин. Жидов не должно принимать, если не окажется, что они обращаются от искреннего сердца.
   Вальсамон. Некоторые иудеи, подвергшись обвинениям по каким-нибудь делам и желая избежать их, переходили в православную веру и показывали вид, что они мыслят по-христиански, а на самом деле мыслили по-иудейски, тайно отправляя субботы и унижая наши обряды. Они крестили и детей своих, и делали нечто другое благочестивое, дабы лучше казаться православными. Итак, Отцы говорят, не принимать таковых ни в какое общение, не дозволять им крестить своих детей, никаким образом не приобретать христианского раба, но открыто жить им по жидовской религии. Если же кто из них от иудейской религии обратится к Православной вере с чистым расположением, и без необходимости или притворства отстанет от иудейских обычаев, и от всей души торжественно отвергнет их, и исповедует, что делается некоторыми из них по лукавству и клонится к осмеянию веры христиан, дабы тем и этих изобличить и исправить, — такового принимать в общение и детей его и крестить с наблюдением, чтобы они воздерживались от иудейских преданий и обычаев. Итак, заметь это для тех священников, которые крестят детей агарян, и что искомое ими для телесного исцеления крещение не должно быть допускаемо.
   Славянская кормчая...
   О жидех. Еврей, рекше жидов, не подобает приимати ни на общение, ни на молитву, ни в Церковь, аще не явятся истинно от всего сердца обращающиеся к правоверней вере нашей. Се разумно правило.
   Толкование 7-го правила II Вселенского Собора.
   Славянской кормчей: «В первый убо день сотворяем я Христианы. Во вторый же творим я оглашены, да поучаются вере. В третий же день заклинание творим, и дуновение трищи на лице и уши. И тако поучаем их, и повелеваем время довольно сотворити им в церкви, и послу шати Божественных писаний, и тогда я крещаем. Но прежде сего всего да проклянут свою ересь с писанием и иныя вся».
   Чтобы помочь приходящим ко Христу сохранить душу от влияния греховного нечестия и оградить паству от возможных соблазнов, составлялись «Чины принятия в Православную Веру». Одним из первых был составлен «Чин и устав, како подобает принимать приходящих от жидов к правой вере христианской». Он был утвержден к употреблению правилами Вселенских Соборов (IV-VIII вв.), которые наряду со Священным Писанием составляют неотъемлемую часть вероучения Православной Церкви.
   В этом «Чине», в частности, провозглашалось:
   1. Отрекаюсь от всех жидовских обычаев, и от занятий, и от законов, и от опресноков, и от жертвоприношения агнца, и от праздника труб, и от праздника кущей, и от всех прочих жидовских праздников, и от жертвоприношений, и от молитв, и от кроплений, и от очищений, и от очистительных обрядов, и от умилостивительных жертв, и от постов, и от праздника новолуния, и от почитания суббот, и от колдовства, и от заклятий, и от обвязаний, и от хранилищ, и от собраний, и от пищи, и от питья иудейского и отрекаюсь вообще от всего иудейского: и от закона, и от обычая, и от занятия.
   2. И сверх всего отрекаюсь от антихриста, ожидаемого иудеями в образе Христа, и сочетаюсь с истинным Христом и Богом.
   7. Итак, от всей души и сердца и веры Истинной прихожу в Христианскую веру. Если же все это я сказал лицемерно или лживо, не от веры вседушевной и не от сердца, любящего Христа, и сейчас лишь притворяюсь, что становлюсь христианином, впоследствии же захочу отречься и вновь вернуться к иудейской вере, или буду есть с иудеями и праздновать с ними, или буду беседовать с ними тайно, клевеща на Христианство, а не обличу их открыто и не отвергну их пустую веру, — то пусть сейчас же нападет на меня дрожь Каина и проказа Гиезия, и сверх того да буду я подвергнут наказаниям по гражданским законам, а в будущей жизни да буду отлучен и проклят и душа моя да вселится с сатаной и бесами. Истинно так.
   Каждый еврей, переходивший из иудаизма в Православие, клялся отказаться от сатанинских и человеконенавистнических традиций своей прежней веры и торжественно свидетельствовал следующее:
   1. Я (имярек) ныне прихожу от жидовства к Христианской вере не по принуждению, не из-за бедствия или из страха, или из-за оскорбления, или нищеты, или долга, или обвинения, против меня выдвигаемого, или ради мирских почестей, или ради какого-либо благодеяния, или ради богатства, или имущества, кем-либо обещанного, или вообще ради какой-либо выгоды, или ради покровительства от людей, или из зависти, или из-за ссоры, бывшей с кем-либо из моих единоверцев, или из желания бороться затем с христианами, будучи ревнителем закона или будучи ими обижен.
   Но, от всей души и сердца любя Христа и Его веру, отрекаюсь от всех жидовских обрядов, и от обрезания, и от всех законов, и от опресноков, и от пасхи, и от жертвоприношения агнца, и от праздника недель, и от юбилеев, и от праздника труб, и от умилостивительной жертвы, и от праздника кущей, и от всех прочих жидовских праздников, и жертвоприношений, и молитв, и кроплений, и очищений, и очистительных обрядов, и от постов, и от почитания суббот, и от праздника новолуния, и от пищи, и от питья их и вообще отрекаюсь от всех иудейских законов, и обычаев, и занятий.
   2. И сверх того проклинаю иудейские ереси и еретиков:
   • саддукеев, называемых праведниками, которые хулят Святого Духа, и в воскресение мертвых не верят, и ангелов отвергают;
   • фарисеев отлученных, которые, постясь в понедельник и четверг и лицемерно выставляя девство, на определенное время установленное, затем нарушают всякое воздержание, а также вычисляют судьбу и занимаются астрологией;
   • назореев-разрушителей, которые не принимают закона Моисея о жертвоприношениях и поэтому удаляются от одушевленных и вообще не совершают жертвоприношений;
   • ессеев дерзких, которые, приняв иные писания, помимо закона, и отвергнув большинство пророков, похваляются учителем — человеком, именуемым Илксай, то есть сокровенной силой, и Марфо и Марфану, из рода его происходящих, почитают за богинь;
   • иродиан, которые иноплеменника, царя иудеев Ирода, съедаемого червями, почитают как помазанника;
   • ежедневно омывающихся, которые думают так же, как фарисеи, и, кроме того, учат, что невозможно человеку спастись, если он не омывается каждый день;
   • книжников, то есть законоучителей, которые не желают жить по закону, но излишне расширяют его, выдумывают омовение рукомойников, чаш, блюд и другой посуды, тщательное мытье рук и сосудов; и вообще многие свои предания прибавляя к закону, называют их удвоениями, как бы вторым Божиим законодательством. Первое же ложно относят к Моисею, второе — к раввину Акибе, третье — к Анану и Иуде, четвертое же — к сыновьям Насамонея, которые, пребывая в брани, отвергли почитание субботы.

   Итак, проклинаю все эти иудейские ереси, и ересиархов, и удвоения, и удвоителей.
   3. Проклинаю вместе с ними и тех, которые, прославляя Мардохея, совершают праздник в первую субботу христианского поста, распинают на дереве Амана, прилагают к нему крестное знамение и потом сжигают, предавая христиан всевозможным заклятиям и проклятиям.
   4. Проклинаю также и тех, кто в начале сентября на празднике труб перевязывает трубные роги шелками разных цветов, затем говорит над ними некие заклинания и использует их для отгнания, как они думают, лихорадки и других болезней.
   5. Проклинаю и празднующих в июле воспоминание скорбен, как они называют, то есть воспоминание пленения Иерусалима, пеплом посыпающих головы, постящихся весь день и всю ночь, и с великим плачем восклицающих: «Горе!»
   6. Проклинаю также всех ожидающих пришествия помазанника, то есть антихриста, который, как они надеются, приготовит им великую трапезу и даст им в пищу Зиза, и Махемофа, и Левиафана. Зиз — это некое пернатое животное, Махемоф — четвероногое (бегемот), Левиафан же — водное (крокодил); они настолько велики и тучны плотью, что их хватит в пищу каждому из бесчисленных тысяч.
   7. Также проклинаю и всякий жидовский обычай и занятие, не заповеданные Моисеем, и всякое их колдовство, и заклинание, и ворожбу, и прорицания, и обвязания, и хранилища.
   8. И еще проклинаю всякого рабби и раввина, научившего или учащего помимо закона Моисея, и всех их так называемых архиферекитов, и старейшин рабби, и старейшин раввинов, и учителей, чьи нечестивые учения они называют отеческими.
   9. Проклинаю с древними старейшинами раввинов и новых иудейских нечестивых учителей, а именно: Лазаря, придумавшего беззаконный праздник так называемого единоножия, и Илию, по нечестию не меньшего, Вениамина, и Зеведея, и Авраамия, и Сумватия, и прочих.
   10. И сверх всего этого проклинаю и препроклинаю ожидаемого иудеями грядущего мессию, мнимого Христа, то есть помазанника, вернее же сказать, антихриста, и, отрекаясь от него, сочетаюсь с Истинным и Единым Христом Богом.
   11. И верую в Отца и Сына и Святого Духа, в Святую Единосущную и Нераздельную Троицу. И исповедую вочеловечение и к людям пришествие Единого от Святой Троицы, Единородного Сына и Слова Божия, от Отца прежде всех веков рожденного, через Которого все произошло. Верую в то, что Он есть Мессия, проповеданный законом и Пророками, и исповедую, что Он уже пришел на землю ради спасения рода человеческого, что Он воистину стал Человеком, не отступив от Своего Божества, что Он воистину Бог и воистину Человек неслиянно, непреложно и неизменно, в одной испостаси и в двух естествах, что Он добровольно все претерпел и был распят плотью, Божество же пребыло бесстрастным, и был погребен, и в третий день воскрес, и вознесся на небеса, и придет в славе судить живых и мертвых.
   12. И верую и исповедую, что родившая Его плотью Святая Дева Мария, пребывшая и после Рождества Девой, справедливо и воистину есть Богородица, и Ей, поистине Матери Бога Вочеловечившегося и потому ставшей по благодати Госпожой и Владычицей всей твари, поклоняюсь и воздаю честь.
   13. Я убежден, исповедую и верую, что таинственно освящаемые христианами хлеб и вино, которые они принимают в Божественных службах, прилагаемые Его Божественной силой мысленно и невидимо, недоступно никакому естественному пониманию, как знает Он Один, что эти хлеб и вино являются поистине Плотью и Кровью Господа Иисуса Христа. И также я обещаю причащаться их, как воистину сущих Тела и Крови Его, во освящение души и тела, и в жизнь вечную, и в наследование Царствия Небесного, если они приемлются причащающимися в совершенной вере.
   14. И чистой и искренней душой и сердцем и с истинной верой стремлюсь принять Святое Христово крещение, будучи убежден, что оно воистину духовное очищение и возрождение души и тела.
   15. И Честной Крест Истинного Христа и Бога нашего исповедую уже не как орудие гибели и проклятия, но как орудие свободы и жизни вечной и знамение победы над смертью и над дьяволом. Еще же честные иконы, явления к людям во плоти Бога Слова и неизреченно Его Родившей Чистой Девы и Божией Матери, и богообразных ангелов, и всех Святых, как образы первообразных, и принимаю, и почитаю, и целую.
   16. И Святых ангелов, и всех Святых, не только праотцев и Пророков, но и Апостолов, и мучеников, и исповедников, и учителей, и преподобных — и вообще всех угодивших уже пришедшему Христу как рабов Его и верных угодников почитаю и поклоняюсь им ради почитания Христа.
   17. Итак, от всей души и сердца и по искреннему желанию прихожу в Христианскую веру. Если я это сказал лицемерно или лживо, не от веры вседушевной и не от сердца, любящего уже пришедшего Христа, но или по принуждению, или из-за бедствия, или из страха, или из-за оскорбления, или нищеты, или долга, или обвинения, против меня выдвигаемого, или ради мирских почестей, или ради какого-либо благодеяния, или ради богатства или имущества, кем-либо обещанных, или вообще ради какой-либо выгоды, или ради покровительства от людей, или из зависти, или из-за ссоры, бывшей с кем-либо из моих единоверцев, или из желания бороться затем с христианами, будучи ревнителем закона, или будучи ими обижен, — и вот если сейчас лишь притворяюсь, что становлюсь христианином, впоследствии же захочу отречься и вновь вернуться к иудейской вере, или буду есть с иудеями, или праздновать с ними, или вместе с ними поститься, или буду беседовать с ними тайно, клевеща на Христианство, или в собрания их, или на моления их пойду и возобновлю и сохраню это все, а не обличу открыто их и их дела и не отвергну их пустую веру, — пусть сейчас же падут на меня все проклятия, записанные во Второзаконии Моисея, и дрожь Каина, и проказа Гиезия, и сверх того да буду я подвергнут наказанию по гражданским законам неумолимо, а в будущей жизни да буду отлучен и проклят и душа моя да вселится с сатаной и бесами. Истинно так.

Глава 6

   Тайные общества древности, возникшие на иудейско-каббалической основе. — Гностики. — Манихеи. — Катары. — Альбигойцы. — Тамплиеры, — Антихристианство. — Сатанинские ритуалы. — Идеи избранничества и вседозволенности. — Распущенность нравов и содомитство.
   Самой распространенной тайной сектой, боровшейся с Христианством в первые века его появления, были гностики, черпавшие свои идеи в иудейской каббале. Эти еретики объявляли себя хранителями высшего, совершенного знания («гносис» — по-гречески «знание»).
   Творец мира у гностиков занимал второстепенное положение по сравнению со «знающими», или гностиками. Положение это в точности соответствовало иудейскому отношению к Богу в Талмуде, согласно которому «раввины обладают верховной властью над Богом». Как каббалисты, гностики считали, что все существующее и есть Бог, сводя понимание Его к пантеизму и всебожию. В своем богоборчестве гностики пытались использовать имя Христа, еретически искажая и извращая Его учение. Одни из них признавали Христа человеком, на которого сошла высшая сила, другие учили, что Спаситель только принял вид человека, а в действительности был бестелесен. Подобно масонам будущих веков, гностики обманывали легковерных, сообщая им, что Спаситель пришел для того, чтобы научить достойных неким высшим сокровенным знаниям, а Апостолам якобы приказал распространять эти знания только среди самых избранных.
   Гностики, в большинстве своем иудеи, считали себя «избранным семенем» и проводили в своих учениях идеи иудейского избранничества и превосходства над другими народами.
   Учение гностиков предполагало существование двух миров: духовного — источника добра и света — и материального — источника зла и тьмы. Причем добро отождествлялось у них с понятием «знание», а зло — с понятием «незнание». Гностики учили, что чувственный мир есть отражение сверхчувственного. Высшее существо у гностиков называлось «Глубиной», «Первоначалом», «Первоотцом» и было тождественно каббалическому понятию Эн-соф (Бесконечная сущность). Первоначальное половое различие являлось, по учению гностиков, источником всякой жизни. Из Глубины, или Первоначала, попарно истекают божественные силы — зоны (в каббале — сефироты), которые разделяются на мужские и женские. Последний из эонов, наиболее отдаленный от Первоначала, имел в себе зародыш матери и служил посредником между чувственным и духовным мирами. Этот зон гностики называли Божественной Мыслью и Премудростью, которой видимый мир с его Богом и ангелами обязан своим существованием.
   Основоположником гностических сект был кипрский еврей Симон Волхв, ученик александрийской школы иудейского философа-каббалиста Филона. Симон Волхв вошел в историю после ряда неблаговидных деяний разоблаченный самим Апостолом Петром. Симон Волхв, пораженный чудесами, которые творили ученики Христа Апостолы Филипп и Петр, приписал их не Силе Божией, а особым знамениям, высшей магии, которыми, по его мнению, обладали Апостолы. Симон притворно принял Христианство, а затем стал предлагать Апостолам деньги, чтобы они научили его творить чудеса. Апостол Петр прогнал каббалиста, заявив ему: «Серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги. Нет тебе в сем части и жребия, ибо сердце твое неправо пред Богом. Итак, покайся в сем грехе твоем и молись Богу: может быть, отпустится тебе помысел сердца твоего, ибо вижу тебя, исполненного горькой желчи и в узах неправды» (Деян. 8, 20-23).
   Гностические секты в I-II веках, по словам Святого Иринея, как «грибы из земли, стали появляться под влиянием темной силы, ополчившейся против Христианства». Среди наиболее известных еретиков, кроме Симона Волхва, следует назвать Менандра, Керинфа, Марка и Валентина. Особую известность получил иудей Валентин, так же, как и Симон Волхв, притворно принявший Христианство, чтобы вредить ему изнутри. Валентина три раза отлучали от Церкви, после чего он ушел на остров Кипр, где основал еретическую секту валентиан, просуществовавшую вплоть до VI века. Более того, еретическое учение Валентина было целиком использовано в XVIII в. тайным обществом мартинистов, основанным иудейским деятелем Мартинецом Пасхалисом.
   Отцы Церкви не уставали обличать ереси гностических сект. Особенно в этом прославился Святой Ириней, епископ Лионский, принявший мученическую смерть во времена гонений императора Септимия Севера около 202 года.
   Опираясь на Священное Писание, Святой Ириней показывал сатанинскую сущность гностиков, их безнравственность, переходящую в распутство, полную свободу от нравственных законов, ибо они представляли Бога ничего не ведающей силой. «О самом Первоначале, или Глубине, — писал Святой Ириней, — у гностиков много различных мнений. Одни говорят, что она не имеет четы, ни есть ни мужеского пола, ни женского и вообще ни есть что-либо; а другие называют ее мужеско-женскою, приписывая ей естество гермафродита. Еще другие соединяют с ней Молчание как супругу, чтобы образовалась первая чета».
   Симон Волхв объявил себя спасителем и воплотившимся Словом Божиим, заявлял, что принял образ человека именно для того, чтобы освободить божественную мысль из уз материи, а людей — от тирании ангелов, сотворивших мир. Обретя «божественную мысль» (распутную женщину по имени Селена или Елена), Симон Волхв «освободил» ее от уз материи тем, что вступил с нею в супружество, дабы осуществить на земле таинственный брак, соединяющий в вышнем мире Ум и Мысль. Люди, верующие в него, Симона, и в его Елену, вещал еретик, свободны делать что они хотят и спасутся этой верой независимо от дел, «ибо дела праведны не по природе, а случайно». «Поэтому, — делает вывод Святой Ириней, — мистические жрецы этой секты живут сладострастно и занимаются делами волхвования... Они употребляют заклинания и заговоры. Любят прибегать к средствам, возбуждающим любовь, к так называемым духам домашним и наводящим сон, и к другим забавным проделкам. Они имеют также изображения Симона, представленного в виде Юпитера, и Елены — в виде Минервы, и молятся им».
   Обряды, которые использовали гностики при посвящении своих членов, предвосхитили многие ритуалы масонских лож XVIII-XIX веков. Например, обряд посвящения («крещения») у гностиков-маркосиан (последователей иудея Марка) Святой Ириней описывает так:[50]
   Гностики, как и каббалисты, проводили идеи иудейского избранничества, объявляя себя «особыми людьми». Так, например, гностик Василид учил, что «ангелы, занимающие самое последнее небо, именно видимое нами, устроили все в мире и разделили между собою землю и живущие на ней народы. Их начальник есть тот, которого почитают богом иудейским, и так как он хотел подчинить своим людям, т.е. иудеям, все прочие народы, то ему противостали все прочие князья»[51].
   Как в будущем и масоны, гностики принимали в свои секты без особенного разбора, но тайное учение («высшее знание») доверялось лишь избранным после пятилетнего тяжелого испытания. «Избранные» носили камни с вырезанными на них змеями и другими символами в качестве талисманов и подтверждения посвящения и пользовались паролями и секретными рукопожатиями для опознания их другими членами этого общества[52].
   Еще одной сатанинской сектой, порожденной иудаизмом, были манихеи, вобравшие в свое учение идеи каббалистов и гностиков. Возникла эта секта в III веке в Персии. Основателем был некто Мани (по некоторым данным, иудей), отлученный от Христианской Церкви и вообразивший себя создателем новой религии, противостоящей Христианству. Мани воспитывался в одной из сект так называемых мандантов, соединявших в своем учении суеверия халдеев с идеями и верованиями, заимствованными из Талмуда, каббалы и даже Библии. Слово «манда» в переводе означало «знание» и было синонимом греческого слова «гносис» (знание). Знание это, по мнению сектантов, могло быть доверено только избранным и служило их благополучию и процветанию.
   С распространением Христианства секта мандантов приобрела воинствующе еретический характер. В конце I века иудей Елксай, чтобы унизить Иисуса Христа, провозгласил спасителем мира его предтечу Иоанна Крестителя и ввел среди мандантов вместе с верованиями иудейской секты ессеев некоторое подобие обряда крещения. Многое из того, что в дальнейшем проповедовал Мани, было заимствовано им из учения и обрядов мандантов. Мани не только стремился остановить распространение Христианства, но и всячески способствовал развитию иудейского влияния на страны, еще не охваченные Христианством.
   Отрицая христианское учение, манихеи, как каббалисты и гностики, учили о двойственности Божества и о всебожии (пантеизме) мира. По мнению манихеев, существуют два начала — два высших существа, связанные друг с другом, — «бог добра» и «бог зла», которых один был властелином в царстве духа и света, другой — в царстве материи и тьмы. Оба высших существа выделяли из себя божественные силы. Одна — царство света, матерь жизни — произвела первобытного человека — христа (соответствует понятию «Адам Кадмон» у каббалистов); из царства мрака произошел первобытный дьявол. Первобытный человек Христос и первобытный дьявол вступают в битву, из которой дьявол выходит победителем, и царство материи и мрака поглощает элементы духовного божественного света. Эта частица света «бога добра», поглощенная материей, дает ей жизнь и становится душой мира. Дьявол заковывает душу мира в узы материи и таким образом создает Вселенную и челоека. Видимый мир рождается из соединения духа и света с материей и мраком. Чтобы душа человека не узнала о своем божественном происхождении, дьявол запрещает человеку вкушать от древа познания.
   Манихеи выступали против брака и деторождения, считая, что они способствуют удержанию духа в оковах материи. Вместе с тем они поощряли распущенность нравов и разврат, с тем чтобы он только не вел к деторождению. Эти еретики строго хранили тайны своего общества. Его члены делились на верующих, избранных и совершенных. Требовалось много лет, чтобы со степени верующего перейти на степень избранного[53].
   По свидетельству блаженного Августина, от посвящаемых требовалось прежде всего строжайшее соблюдение тайны общества, разрешалось преступать клятву и обманывать: «Клянись, нарушай присягу, но не выдавай тайны». Святой сообщает о жестокости манихеев: «Нищему, если он не манихей, не подавай хлеба и воды». О социалистических и анархических идеях манихеев Святой Августин доносит до нас следующие сведения: «Власти гражданские и политические (манихеи. — О.П.) проклинали как учрежденные злым богом и учили, что не должно быть ни собственников, ни домов, ни земель, ни денег». Все это тем не менее не мешало избранным и совершенным манихеям владеть богатыми землями и домами, собственностью и деньгами.
   После падения Западной Римской империи манихейские секты распространились в Аравию и Византийскую империю. В X-XI веках на их основе по всей Европе появились различные ереси, затронувшие в том числе Россию (ересь жидовствующих) и Болгарию (богомильская ересь).
   Творцом мира в этих ересях почитался дьявол, который, например, у богомилов назывался Сатанаилом. В Западной Европе секты жидовствующих широко распространились после изгнания евреев из Вавилона и казни там иудейского вождя Езекии. Имея самые разные названия (манихеи, брабансоны, альбигойцы и др.), эти секты чаще всего были известны под наименованием катаров. Учение катаров было близко манихейству. Они отвергали христианские представления о Боге и Священное Писание и, как манихеи, считали, что Земля и весь род человеческий сотворены дьяволом. Катары верили в перевоплощение души; если человек потерпел неудачу в одной жизни, то, как они утверждали, у него есть возможность преуспеть в другой. Они не признавали крещение, крест в качестве символа, индивидуальную исповедь, религиозные картины и иконы. Секты катаров делились на две ступени посвящения — верящие и совершенные. Чтобы достичь степени совершенных, требовалось по крайней мере два года специальных послушаний.
   Ересь катаров охватила значительную часть Южной Франции. Чтобы уничтожить ее, французские власти объявили крестовый поход против еретиков. Он начался в 1209 году. Почти сорок лет прошло, прежде чем крестоносцы подавили последнее сопротивление жидовствующих, а тайные общества катаров продолжали существовать еще полвека.
   Кроме связанных с манихейством катаров во Франции существовала секта орлеанских манихеев, появлению которой предшествовал кощунственный антихристианский акт орлеанских иудеев. В 1014 году они отправили в Египет, к калифу Хакему, посланцев, которым было поручено убедить его разрушить Гроб Господень в Иерусалиме, чтобы уничтожить само основание христианских «суеверий». Посланцы сумели убедить калифа, и самая великая христианская Святыня была разрушена. Однако иудейским посланцам не удалось скрыть свое преступление. После возвращения в Орлеан их судили и казнили. В 1022 году в Орлеане появилась манихейская секта, состоявшая в основном из иудеев, в которую удалось завлечь многих католиков-священников, среди них духовника французской королевы Констанции священника Стефана. Тайная секта действовала в Орлеане почти год, но была разоблачена. Суд приговорил еретиков к смертной казни.
   В XI веке на Юге Франции одновременно с катарами (часто сливаясь с ними) действовала и другая разновидность манихейства — секта альбигойцев, названная так по названию города Альби, в котором проходил Собор, осудивший эту ересь. Особенно широко альбигойство распространилось среди крещеных евреев провинции Лангедок. Как свидетельствовал историк Мишле, «в эту французскую Иудею, как  справедливо называли Лангедок, проникли восточные верования: персидский дуализм, мистицизм и манихейство... Руководители брабансонов и альбигойцев, прикрываясь учением Аристотеля, тайно проповедовали пантеизм Аверроэса, тонкости каббалы и вообще иудейские идеи».
   Как и манихеи, альбигойцы признавали два высших существа — доброе и злое. «Добрый бог» создал духовный мир, а «злой бог» — мир материальный. Христианский Бог Творец был, по мнению альбигойцев, «злым богом», а Христово Учение отвергалось, как «плотские» установления «злого и плотского Бога». Среди части альбигойцев процветало содомитство и самый разнузданный разврат. Еретики считали, что грехи плоти, как создания «злого Бога», не имеют никакого значения для безгрешного духа. Альбигойцы ненавидели Христианство, преследовали и убивали священников, грабили и разрушали монастыри и церкви.
   В тайной организации альбигойцев существовали три степени посвящения: ученики, верующие и совершенные. Посвященные в степень совершенных считались святыми, и им давалось право отпускать грехи и выносить смертные приговоры. Каждый вступающий давал клятву хранить тайну под страхом смерти. Управление организацией осуществлялось тайными руководителями, неизвестными большинству ее членов. В целях конспирации использовались особые знаки и слова.
   Альбигойская секта была уничтожена во время крестового похода против катаров, частью которой они, по существу, являлись. Остатки еретиков слились с манихейской сектой вальдепсов, а некоторые вступили в сатанинский Орден рыцарей-тамплиеров.
   Орден рыцарей храма, или тамплиеров, был основан в 1118 году для охраны паломников к Гробу Господню и защиты их от нападения сарацин. Первоначально орден носил монашеский характер, его члены отличались благочестием и вели аскетический образ жизни. Иерусалимский король Балдуин II подарил тамплиерам дом, построенный на том месте, где, по преданию, находился храм Соломона, откуда произошло название храмовники, или тамплиеры. Орден быстро развивался и к концу XII века превратился в могущественную организацию, владевшую огромными землями, домами и богатствами на Ближнем Востоке и в Европе.
   К началу XIII века характер ордена кардинально изменяется. Власть в нем захватили силы, связанные с каббалистско-манихейскими сектами, которые вносят в устав ордена изменения, отменявшие послушничество и разрешающие вербовать в орден лиц, отлученных от Церкви. В результате вскоре большую часть членов ордена стали составлять люди, недостойные или просто враждебные Христианству. Постепенно орден храмовников превратился в тайный союз поклонников сатаны.
   Исторические источники[54] сообщают, что тамплиеры вместе с внешним исповеданием Христианской веры установили обряды тайного поклонения сатане. В храмах проходили церковные службы, а в подземельях ордена ночью или на рассвете происходили тайные собрания, где совершались кощунственные обряды поругания христианских Святынь, и проходили «черные мессы.»
   Тамплиеры приняли новый устав, известный только избранным членам ордена, в котором устанавливались положения, враждебные Христианской Церкви. Устав этот содержался в глубокой тайне, и членам ордена запрещалось под страхом смерти носить его с собой. Новое учение тамплиеров было видоизмененной формой манихейства. Тамплиеры признавали существование «высшего бога» — творца духа и добра — и «низшего бога» — создателя материи и зла. Признавая двойственность божества, тамплиеры поклонялись не «высшему богу», а низшему — «богу материи и зла» (которого представляли в виде Бафомета — дьявола с козлиной головой и женской грудью).
   На тайных собраниях тамплиеры исполняли обряды отметания Христа, оплевывания креста, поклонения Бафомету.
   В тайны ордена посвящались не все тамплиеры. От избранника требовали клятвы под страхом мучительной смерти. После произнесения клятвы посвящаемый в тайну должен был отречься от Христа, как от «лжепророка», и от Христианской Церкви. После отречения от Христа посвящаемый целовал каждого своего брата по ордену «в уста и ниже пояса».
   Посвящаемому показывали Бафомета и объявляли: «Верь в него, ему доверяйся, и благо тебе будет». Неофит склонял свою голову перед сатаной. Новопосвященный в рыцари-тамплиеры получал «пояс Иоанна», который через прикосновение его к изображению Бафомета приобретал характер талисмана. Пояс этот служил главным отличительным знаком принадлежности к Ордену тамплиеров. Название пояса именем Иоанна объяснялось почитанием, которым пользовался Иоанн Креститель у тамплиеров. «Почитание Иоанна Крестителя превыше Христа встречается еще у древней жидовствующей секты мандантов, учение которой перешло к манихеям, а также и во все системы современного масонства»[55].
   Тамплиеры вели развратный образ жизни, а многие были подвержены и содомитским порокам. Их резиденции превратились в дома терпимости и места самых разнузданных оргий. Потеряв человеческий облик, тамплиеры вступали в отношения с шайками бандитов. В частности, орден вошел в союз с «мусульманской» сектой ассассинов (убийц).  Как пишет французский историк Клавель, «тамплиеры в разные времена находились в близких сношениях с тайным союзом ассассинов, или убийц... оба союза имели одинаковую организацию, одинаковые степени посвящения, одинаковые цвета одежды (белый и красный); как ассассины, так и тамплиеры стремились к разрушению тех религий, которые они наружно исповедовали».[56]
   В октябре 1307 года все тамплиеры, находившиеся на территории Франции во главе с гроссмейстером Яковом Моле и конвентом ордена, были внезапно арестованы по приказанию короля. Следствие над преступниками продолжалось семь лет, по словам историка Мишле, «безо всякого принуждения», «медленно, с крайней снисходительностью и мягкостью». Кроме гроссмейстера, допросу подвергся 231 самый влиятельный член ордена. Все они в конце концов признали следующие факты: отречение от Христа; оплевывание Креста и попирание его ногами при обряде посвящения и особенно в Святую пятницу; непристойные поцелуи, которыми обменивались между собой посвящаемые и рыцари; поклонение идолу Бафомета; наказание смертью за нарушение тайны или неповиновение; содомитство как вполне установившийся обычай; пользование самыми преступными средствами для обогащения ордена, включая убийства, грабежи, ложные присяги.
   В 1314 году после суда главные преступники, включая Якова Моле, были казнены, а остальные приговорены к тюремному заключению. Некоторая часть сатанистов, сумевшая избежать наказания, вступила в другие антихристианские секты.
   Возникшие на иудейско-каббалистической основе тайные общества и секты древности и средневековья сформировали идеологический фундамент, на котором впоследствии были построены тайные организации XVIII-XX веков. Несмотря на их многообразие и разные названия все эти общества и секты имели сходные черты:
   1. Прежде всего их учения имели общий первоисточник — иудейскую каббалу — и поэтому носили антихристианский характер, использовали все средства для поругания Христа.
   2. Признавая двоичность божества (доброго и злого богов), они предпочитали поклоняться злому началу — сатане, выработав специальный ритуал общения с дьяволом. В Бога в христианском понимании еретики не верили, проповедовали пантеизм, что фактически означало безбожие.
   3. Ими руководила идея избранничества, высокомерное представление о своем особом праве господствовать над другими людьми.
   4. Они твердо верили в свою вседозволенность, считали возможным использовать любые средства по отношению к не-членам общества, отрицали нравственность как условность, допускали убийство, клятвопреступление, разврат, содомитство.

   Все эти черты тайных обществ и сект древности и средневековья легли в основу масонской идеологии нашего времени. Нынешние масоны благоговейно почитают память об основателях и вождях тайных обществ от гностиков до тамплиеров. Например, в самой распространенной из масонских систем — обряде шотландского ритуала, имеющего 33 степени посвящения, — одна из высших степеней посвящена памяти преступных тамплиеров, прославлению их последнего гроссмейстера Якова Моле, известного сатанинскими службами, немыслимой жестокостью и развратом. «Орден рыцарей храма и масонство являются детищами одной и той же темной силы — всемирного иудейства, стремящегося к разрушению Христианской цивилизации, чтобы на развалинах ее воздвигнуть Храм Соломона, т.е. иудейское господство».[57]

Глава 7

   Разложение Западнохристианскои церкви. — Отпадение ее от Православия. — Сатанинские стремления католических иерархов властвовать над миром. — Безбожие и разврат папистов. — Зверская жестокость католической инквизиции. — Процессы над ведьмами. — Массовые публичные казни и сожжение людей на кострах. — Вражда против Святой Руси.
   «В древнем мире, — писал знаменитый историк Моммзен, — еврейство было действенным ферментом космополитизма и национального разложения». Причем, разлагая другие народы и государства, евреи как общность становились все более консолидированными и организованными.
   Конечно, главной целью иудаизма было разрушение Христианства, составлявшего духовное ядро христианских государств и народов Западной Европы. Исподволь космополитизируя Христианскую Церковь, иудаизм лишал ее осязаемого национального ядра, выхолащивая ее духовное содержание, оставляя только внешнюю оболочку.
   Западная ветвь Христианской Церкви, позднее получившая название католической, как истинное Христианство перестала существовать к исходу первого тысячелетия после Рождества Христова.
   Воплощенные в иудаизме сатанинские силы зла, воздействуя на греховную природу человека, разложили души правителей Западной католической церкви. Гордыня и жажда властвовать над всем миром создали так называемое папство — самозваную иерархию, объявившую о своем главенстве в христианском мире. Незаконные притязания на главенство в Церкви папы римского было главнейшей причиной отпадения папства от христианского мира. Все дальнейшие вероучительные уклонения от Единой Вселенской Истины, делающие католицизм одним из еретических течений в Христианстве, имеют источником папство, через которое католики отпали от Непогрешимой Церкви.
   Учение о папской власти, о видимом главе Церкви, «заместителе и наместнике Христа», заслоняющем настоящего главу — Христа, является фундаментом всего учения римского католицизма, противоречащего основам евангельского и апостольского учения о Церкви и познании Истины.
   Строго говоря, католицизм не отвечает понятию Церкви. К нему скорее применимо определение латинство, или папизм, ибо оно во многом похоже на еретическую секту. Как справедливо отмечает отец Тимофей Алферов, «католическая церковь значит «соборная», но ничто так не попрано у латинян, как принцип соборности Церкви».[58]

   ВСТАВКА  Фото 2.
   Тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего... (2 Фесс. 2, 7-8). Апостол Павел

   История отпадения латинства от истинного Христианства имеет чисто криминальный характер и наполнена многочисленными преступлениями и подлогами.
   В апостольские времена первенствующее положение во Вселенской Церкви принадлежало Иерусалиму, первым епископом которого был Иаков Праведный, брат Господень. Впоследствии главная кафедра была перенесена в Рим, «поелику то был царствующий град». Рим пользовался у христиан особым уважением, как место проповеди и мученической кончины Апостолов Петра и Павла. Римский епископ пользовался уважением, с его мнением считались, но безусловного повиновения ему в Церкви не было. Особое значение римского епископа, тем более его право решать дела всей Церкви,  не отражено ни в одном официальном акте Древней Церкви. Для решения общецерковных вопросов созывались Соборы.
   Однако постепенно римские епископы пытаются узурпировать власть в Церкви. Первую такую попытку сделал римский епископ Виктор, отлучивший от Церкви Поликарпа Смирнского, Поликрата Ефесского и Иринея Лионского, не желавших присоединиться к римской практике и настаивавших на традиции, восходившей к Иоанну Богослову. И, хотя в этом случае решение римского епископа было отвергнуто всеми другими епископами, его притязания на власть и непогрешимость возрастали.
   Непристойный характер борьбы за власть, которую вели между собой претенденты на место римского епископа в течение многих столетий, полностью дискредитировал деятельность кафедры и вызвал путаницу и глубокие сомнения в законности постановлений многих римских епископов.
   Так называемый папский престол, занимаемый римским епископом, оспаривали несколько претендентов. Причем в истории латинства бывало не раз, что победу одерживал не более законный папа, а тот, которого поддерживали мирская власть и богатые люди. В 418 году Бонифаций I при поддержке императора низложил папу Евлалия, в 530-м Бонифаций II «победил» избранного большинством духовенства Миодора. Таких случаев в истории латинства — множество. Произвол, убийства, разврат, бесконечные интриги окружали власть римских епископов.
   В IX веке римскими епископами была сфабрикована подложная грамота Константина Великого на имя римского епископа Сильвестра I — так называемая Дарственная Константина. Этот подлог преследовал цель показать, что светская власть над Римом была навеки получена папой из рук первого христианского императора Константина Великого еще в начале IV века.
   Дарственная Константина вместе с другими подложными документами подобного рода вошла в сборник «Лжеисидоровских декреталий». В наше время наука достоверно доказала подложность этих документов. Но в течение многих столетий эти фальшивки играли большую роль в обосновании имперско-авантюристических притязаний пап. Вместо борьбы за чистоту веры римские епископы отстаивают свои амбициозные планы, подстраивая под них всю идеологию католичества. Паписты отрывают Запад от Вселенской Церкви, рвут связи, завещанные Христианскому миру Самим Спасителем.
   Первым серьезным столкновением латинства с Православием, через 150 лет закончившимся полным отпадением католиков от Истинной веры, стало противостояние римских пап Николая I и Адриана II Константинопольской Церкви по делу Святого патриарха Фотия. Римские папы более двух десятилетий преследовали и травили Святого подвижника, подвергая его анафеме и проклятиям.
   Дальнейшее развитие латинства, вплоть до его окончательного отпадения от Православия, представляло своего рода вертеп. Как сообщается об этом периоде в католической богословской энциклопедии, «возглавители соперничающих партий, боровшихся за апостольский престол, считали дозволенными для себя всякие средства во имя осуществления святотатственных целей. Ради увеличения своих сторонников и получения больших шансов на успех не стыдились торговать Святыней. В бесчестных сделках они продавали за золото кардинальские звания, аббатства и епископии, обещая вооруженную поддержку тем, кто путем симонии получал все это. Их дерзость не ограничивалась этим. Они не останавливались перед перспективой раскола и признавали первосвященниками антипап, которых сами выдвигали, руководствуясь своими капризами, интересами, страстью к наживе. Они избирали того, кто платил больше, каковы бы ни были его знания, нравственность и положение, — будь то мирянин или клирик. Иногда человек, утром не имевший даже тонзуры, к вечеру объявлялся верховным первосвященником. Легко себе можно представить частную жизнь таких клириков, епископов или даже первосвященников. Симония и распущенность, рождавшиеся отсюда, заражали весь Запад, ибо, если больна голова, все члены подвержены болезни.
   Эта мрачная картина не покажется преувеличением, если вспомнить, что в эту эпоху сын блудницы был возведен на престол Святого Петра своей собственной матерью. Бесстыдная Марозия, развратная патрицианка и куртизанка высокого ранга, широко известная своей необузданностью и преступлениями, запятнавшая себя целым рядом кровосмесительных и прелюбодейных связей, получила в собственность от итальянских принцев как плату за свое бесчестье замок Святого Ангела и власть над городом Римом. Достигнув верховного положения, domna senatrix, как ее называли, сочла себя вправе распоряжаться апостольским престолом, возводить на него и низводить по собственному усмотрению. Она провела выборы Сергия III в 904 году, Анастасия III — в 911 году, Ландона — в 913 году. В следующем году под влиянием Феодоры, сестры и соперницы Марозии, был избран Иоанн X, из графов Тускуланских. Domna senatrix сумела в 928 году добиться его низложения, бросила в темницу и велела опричникам Вильгельма, герцога Тосканского, своего второго супруга, задушить заключенного. Марозия после этого пыталась возвести на папский трон одного из своих родственников, простого мирянина, который был тотчас же изгнан народом как узурпатор. Канонически был избран Лев VI (928), но он сидел на престоле только семь месяцев и внезапно умер, отравленный, как думают, Марозией. Его преемник, Стефан VIII, занимал престол два года (929-931) и тоже умер внезапно. Эта неожиданная смерть совпала с увеличением богатства Марозии, которая, овдовев после Вильгельма Тосканского, только что стала женой Гуга, короля Италии. Мужья этой развратной женщины жили недолго. Так же как и папы, они сменяли один другого с ужасающей быстротой, оправдывавшей всевозможные подозрения. Можно бы сказать, что подобных преступлений для этой новой Мессалины было мало. По ее желанию был избран папой ее сын (Иоанн XI)... Это была настоящая мерзость запустения на месте святе. Злосчастная роль Марозии не окончилась со смертью ее сына Иоанна XI. Четыре преемника его: Лев XI (936-939), Стефан IX (939-942), Марин II (942-946), Агапит II (946-955) — были избраны или по ее влиянию, или по влиянию ее сестры Феодоры. Обе эти женщины, несмотря на взаимное соперничество, были душой итальянской национальной антигерманской партии. Пятым преемником Иоанна XI был сын его брата Альбериха — следовательно, внук Марозии, молодой 19-летний мирянин, при вступлении на престол Святого Петра принявший имя Иоанна XII (955-964)... Этот сын Альбериха и его наложницы был папой негодным, кровавым и развратным, папой наглым и преступным».[59] В 963 году этот папа был осужден на Соборе за чудовищный разврат.
   Несмотря на полнейшее моральное разложение верхушки латинства, папы продолжали отстаивать свое первенство в Христианском мире и твердить о своей непогрешимости. Более того, паписты грубо нарушали Апостольские правила о постах, о полной литургии, о безбрачии духовенства и др.
   Папство создает еретическую теорию о земной централизации Церкви и подчинении всего Христианского мира Риму, воспроизводя тем самым организационную структуру иудаизма с его избранничеством и желанием господствовать над всеми людьми.
   Под предлогом быть «наместником Христа» папа стремится вытеснить и заменить Единственного Первосвященника Нового Завета, Единственного Главу Церкви. Таким образом, папы способствуют и открывают путь антихристу, который поставит себя на место Христа, будучи не совместимым со Христом.
   Окончательное отпадение папистов от Православия произошло в июле 1054 года. Из Христианской Церкви католицизм переродился в религиозную империю, в которой вера была только внешней оболочкой, Срывавшей мирские помыслы и похоти светских по своей сути и образу жизни римских епископов.
   Как определял русский церковный историк В.В. Болотов разницу между патриархатом и западным пониманием папства, патриархат зиждется на естественном тяготении периферии к своему центру, а папство мыслит себя особым институтом, якобы установленным Богом. «Патриархат говорит о себе только то, что он есть, а папство — что оно должно быть, т.е. патриархат может возникать и прекращать свое историко-каноническое бытие, роль кафедры определяется реальным историческим бытием Церкви. Так, в истории России первенствующая кафедра трижды меняла свое положение — Киев, Владимир, Москва. Папство же провозгласило себя институтом, изначально пребывавшим в Церкви и не подверженным изменениям». Противопоставив себя Православию, паписты обрекли себя на духовно-нравственное вырождение и превращение в идеологический инструмент светской политики, а в XIX-XX веках — в орудие иудейско-масонской власти.
   Вся история латинства после отпадения от Христовой Церкви — это череда судорожных попыток удержать и расширить свою власть любыми средствами. Причем сама вера приобретает у католиков чисто формальный характер. Шаг за шагом паписты отказываются от многих канонических установлении: отменили весь круг богослужения (кроме литургии), ликвидировали посты. Папистами провозглашаются новые, неизвестные Древней Церкви догматы; в результате католическое учение наполняется духом, чуждым христианскому мировоззрению.
   Энергия католических священников и иерархов[60] расходуется на утверждение своей земной власти любой ценой.
   Разрушенная изнутри под влиянием иудаизма, католическая церковь приобрела черты, родственные ему. Римские папы и кардиналы в своих финансовых махинациях неразрывно и тесно переплелись с еврейскими ростовщиками и банкирами. В XII веке, например, еврейские банкиры взяли почти под полный контроль папский Рим. Банкирский род евреев Пиерлеоне стал главным финансистом высшей католической иерархии. А один из представителей этого еврейского рода занял папский престол под именем Анаклет II (1130-1138). Иудеи сыграли значительную роль в становлении и развитии католических монашеских орденов. Так, в развитии самого могущественного католического Ордена иезуитов большую роль сыграл еврей Поланко.[61]
   Жестокая диктатура, которую несло миру тоталитарное католическое сознание, вела к массовым зверствам над людьми, понимавшими лицемерие, фальшь и фактическое безбожие латинских священников и иерархов. Ни одна из религий (кроме, конечно, иудаизма) не создала такого страшного террористического учреждения, как Священная католическая инквизиция. Ни в одной из стран мира, кроме находившихся под влиянием латинства, не было столько фальсифицированных процессов и массовых публичных казней так называемых ведьм, бывших, как правило, психически больными людьми. Их публичные сожжения и истязания использовались папистами для устрашения всех несогласных с антихристианской сущностью католицизма.
   Католическая инквизиция, один из самых страшных в истории человечества трибуналов, фактически католическая террористическая организация, возникла около 1200 года. Для римских пап именно она стала главным орудием устрашения среди христианских народов, разочаровавшихся в духовной силе, твердости и моральной чистоте католицизма.
   Чтобы узаконить изуверскую деятельность инквизиции, папы разрешили ей любое преступление (настоящее или мнимое) связывать с ересью. Процессы над «еретиками и ведьмами», пытки и казни над ними обосновывались ведущими католическими богословами, начиная с епископа Гильома Овернского, Фомы Аквинского, Дунса Скота и заканчивая Пьером де Палу и Габриелем Бьелем. В трудах этих столпов католицизма была разработана подробная «концепция» еретичества, ставшая основой «правового» обоснования казней сотен тысяч людей. Любой осуждавший папистов за физическое и моральное растление обвинялся в еретичестве или колдовстве. На этих процессах католическая церковь продемонстрировала полное пренебрежение к личности человека, попрание истины и справедливости. Вот те основные принципы, на которых строились суды инквизиции:
   1. Процессы проходили в полной тайне.
   2. Обвиняемый считался виновным, пока он не доказывал свою невиновность, но в вопросах веры, где «непогрешимой» считалась католическая церковь, доказать невиновность не было возможности.
   3. Любой оговор, сплетня, подозрение считались весомыми основаниями для начала процесса и признавались как доказательства вины.
   4. Личность свидетелей не устанавливалась, а их обвинения не доводились до сведения обвиняемого. В 1254 году папа Иннокентий IV гарантировал анонимность обвинителей.
   5. Против всех несогласных с католическими постулатами (а не только против ведьм) допускались показания осужденных за лжесвидетельство, лишенных гражданских прав, малолетних детей и даже отлученных от Церкви, не рассматриваемых при других преступлениях.
   Если свидетель обвинения отрекался от своих показаний, он преследовался за лжесвидетельство, но его показания сохраняли силу.[62]
   Инквизиторские трибуналы назначались лично папой и подчинялись только ему. Штабами инквизиторов становились доминиканские (иногда францисканские) монастыри. Инквизиторы не покидали то или иное место, пока все враги католицизма не были уничтожены. Приговаривая «еретика» к смерти, инквизиция конфисковывала все его имущество, дом, землю в пользу католической церкви. Деньги играли большую роль в деятельности и самой инквизиции. За взятку можно было откупиться от пытки и смерти. Растленные католические священники и инквизиторы превратили процессы над «еретиками» в выгодный источник дохода, тем самым еще более усиливая окончательное разложение католицизма.
   Вакханалия папского произвола против всех несогласных с растленной католической церковью особенно характерно проявилась во Франции. Здесь католическая инквизиция в XIII-XIV веках сфабриковала сотни процессов над еретиками и ведьмами, которые были публично сожжены при массовом стечении народа.
   Самой большой ненавистью папистов пользовалась Россия, сумевшая стать главной хранительницей Православной веры и получившая за это название Святая Русь.
   Пагуба католичества для Русской земли состояла в том, что оно создало всеохватывающую организацию мирового господства, являющуюся скорее политической, чем религиозной. Главной целью католичества было не христианское служение, а политическая власть. Попытки подчинить себе славянский мир католицизм предпринимал неоднократно. В частности, еще в Х веке Рим запрещает вести богослужение на церковнославянском языке, объявляя его ересью.
   Паписты присылают в Россию своих миссионеров еще при Святых княгине Ольге и князе Владимире. Позднее они используют женитьбу князя Святополка на дочери короля Болеслава, убеждая русского князя перейти на сторону Рима. С предложениями «соединиться» с Римом обращались к русским князьям папа Климент III (1080) и папа Иннокентий (1207).
   Чаще всего Рим пытался использовать трудности России, чтобы насадить в ней ненавистное русскому народу еретическое латинство. Так, воспользовавшись началом монголо-татарского нашествия, папы направляют против Руси орды подвластных им народов: датчан, Орден меченосцев, венгров, шведов (1240), немцев (1242). «Не случайно, — пишет русский историк Б. Башилов, — советником у Батыя был рыцарь католического ордена Святой Марии Альфред фон Штумпенхаузен».[63] Потерпев сокрушительное поражение на Чудском озере, когда русские войска разгромили армию католических рыцарей, папы тем не менее продолжали натравливать на Россию орды католических завоевателей в 1268-1269 годах (немцы) и в 1347 году (шведы).

Глава 8

   Первое столкновение русских людей с иудаизмом. — Иудейско-хазарское иго на Руси. — Еврейская торговля рабами из славянских земель. — Сокрушение иудейско-хазарского каганата русским князем Святославом. — Переселение хазарских иудеев тюркского происхождения на Запад. — Ашкенази и сефарды. — Разрушение мифа об «избранном народе».
   Первое столкновение русских людей с иудаизмом произошло в VIII веке в степях юго-восточной части европейской России, где в это время находилось могучее государство Хазарский каганат, объединявший под своей властью тюркские и кочевые племена. В годы расцвета Хазарского каганата его территория простиралась от Черного до Каспийского моря. Хазары не принадлежали к еврейскому племени, а были народом тюркско-монгольской ветви. Примерно до VII века они мало чем выделялись среди прочих тюркско-монгольских народов. Значительные изменения произошли после того, как его высший класс перешел в иудейство. В «Еврейской энциклопедии» пишется о том, как хазарский каган «вместе со своими вельможами и большей частью до тех пор языческого народа перешли в иудейскую веру, вероятно около 679 г. нашей эры»[64]. По другим источникам, около 740 года хазары приняли измененный иудаизм, а примерно в 800-м — раввинский.[65]
   Причем вначале правящий класс Хазарского каганата держал в тайне свое обращение в иудаизм, скрывая это даже от своего народа.
   Принятие иудаизма изменило характер власти в каганате. Каган теперь избирался из представителей одного и того же знатного еврейского рода. Избранием руководил другой иудей — царь-бек. Последнему фактически и принадлежала настоящая власть.
   Бек мог не только назначать кагана, но и в любое время устранить его. Бек также распоряжался войсками, решал вопросы войны и мира, государственных финансов.
   Несмотря на то что иудейской была вся верхушка каганата, он стал не государственной религией, а тайной верой правящих кругов и торгово-ростовщического класса.
   Тайная вера правящего класса Хазарского каганата сохранялась вплоть до начала IX века, когда в стране вспыхнуло всеобщее восстание против иудеев, подавленное со страшной жестокостью. П
   осле подавления восстания правящий класс уже не скрывал своего обращения в иудаизм, хотя преобладающее большинство простых хазар отказались поменять веру и продолжали оставаться язычниками, христианами, мусульманами. Иудаизм стал открыто элитарной религией правящего класса, подданные, исповедовавшие другие религии, считались рабами царя, простым хазарам предоставлялось «право» охранять иудеев-торговцев.
   Под водительством иудейской религии Хазарский каганат превратился в военно-разбойничье и торгово-паразитическое государство, занимавшееся сбором грабительских даней, посреднической торговлей, сбором пошлин с купцов (больше напоминающим современный рэкет). Торговля в Хазарии находилась исключительно в руках иудеев, главным источником дохода которых была торговля рабами из славянских земель.
   По свидетельству Ибрагима Ибн Якуба, евреи вывозили из славянских стран не только воск, меха и лошадей, но главным образом славянвоеннопленных для продажи в рабство, а также юношей, девушек и детей для разврата и гаремов. Практиковалась торговля кастрированными славянскими юношами и детьми. Для кастрации евреи оборудовали в Каффе (Феодосии) специальные заведения.[66] Организованная иудеями массовая торговля рабами-славянами привела к тому, что в языках самых больших народов мира того времени (английском, французском и немецком) слово «славянин» стало синонимом слова «раб»[67].
   На некоторое время хазарские иудеи подчинили себе племена восточных славян, заставляя платить их дань. В русском фольклоре, например в былинах, сохранилась память о Козарине и Жидовине, о борьбе с «царем иудейским и силой жидовскою».
   Однако иудейско-хазарское иго на Руси было недолгим. На стыке VIII — IX веков князья Аскольд и Дир освободили от хазарской дани полян. В 884 году князь Олег добился того же для родимичей. Но самый сокрушительный удар Хазарскому каганату нанес князь Святослав. Как сообщают древние арабские источники, «не осталось... почти ничего от булгар, буртасов и хазар, так как напали на них русы и захватили все их области». В 965-969 годах русскими воинами была разгромлена иудейская столица Итиль, уничтожены все центры разбойничьего паразитического государства вдоль Волги. Падение иудейской Хазарии стало важной точкой отсчета в создании мощного Русского Государства, будущего духовного центра Христианской цивилизации.
   Простой народ бывшей Хазарии, не принадлежавший к иудаизму, перешел под покровительство России, тогда как иудейские верхи и торгово-ростовщический класс, связавший себя верой «избранного племени», покинули эти земли и, по мнению ряда еврейских историков, переселились на западные земли России (позднее захваченные Польшей). Эти переселенцы составили ветвь так называемых восточных иудеев — ашкенази. Понятие это применительно к хазарским иудеям впервые встречается в переписке иудейского министра кордовского султана Абд эль-Рахмана с хазарским каганом Иосифом (960).[68] Таким образом, тюркско-монгольские ашкенази не имели этнического родства с евреями-выходцами из Палестины, называемыми сефардами.
   Разделение иудеев на сефардов и ашкенази, по сути дела, разрушает еврейский миф об «избранном народе», который получит «землю обетованную». Наиболее честные представители еврейства говорят об этом открыто. Один из самых известных еврейских писателей XX века — А. Кестлер в книге «Тринадцатое колено»[69], используя древние исторические источники, доказал, что сегодня евреи в большинстве своем являются потомками людей, которые никогда не жили в Палестине, а являются потомками тюрков, принявших иудаизм. Таких иудеев тюркского происхождения среди нынешних евреев, по оценке Кестлера, 82 процента. Естественно, считает автор, они не имеют права претендовать на «землю обетованную». К таким же выводам еще раньше пришел другой еврейский автор, Б. Фридман[70]. Изучив историю хазар, он убедительно объясняет, почему большинство современных евреев не могут быть отнесены к «избранному народу» Библии и не могут считаться истинными этническими иудеями.
   Такой вывод позволяет перенести изучение еврейского вопроса с этнического основания на почву исследования тайных иудейских сект и организаций. Подавляющую часть современных евреев объединяют не общие племенные корни и кровь, а общая талмудическая, человеконенавистническая идеология избранничества и особых прав на все богатства и ресурсы человечества. В этом понимании евреи воспринимаются не как народ, связанный племенными корнями и кровью, а как своего рода религиозно-идеологическая организация, спаянная общими мировоззренческими представлениями и целями.

Глава 9

   Русская Церковь за чистоту веры. — Былинные богатыри побеждают великана Жидовина, — «Божие суть врази: жидове и еретики». — Борьба с еретичеством на Руси. — Законодательство против врагов Церкви.
   Русские люди, принявшие Православие через два десятилетия после падения иудейско-хазарского каганата, с ужасом наблюдали за опасными процессами, протекавшими в Западной Европе, их тревожило состояние Западного христианства, постепенно сдававшего свои духовные позиции. Отпадение католической церкви от Православия лишило ее жизненной силы, и она только внешне продолжала оставаться религиозной организацией, превратившись в политическое орудие борьбы за власть и жизненные блага. Весь неправославный мир захлестнула волна иудейских ересей и сект, сатанизма и колдовства, антихристианских реформаторских движений.
   Резко отрицательное отношение русских людей к иудаизму и иудейским сектам на Руси носило чисто религиозный характер. Среди православных людей враждебное отношение иудеев к Христианству объяснялось богоборческой ненавистью сатаны, дьявола к Иисусу Христу, Сыну Божию, разрушившему Своей крестной жертвой его державу и власть над душами людей. Русские люди не могли принять человеконенавистнический и высокомерный тон Талмуда, а также стремление иудеев поставить себя выше других народов. Русским людям претил также и торгашеский дух еврейских общин, появившихся на Руси еще в конце первого тысячелетия. Как сообщает летописец Нестор, князь Владимир Святой после беседы с раввинами «иудейски обычаи, всячески поплевав, отверже».
   Попытки раввинов склонить русских князей на принятие иудаизма были безуспешны и вызывали у них только протест. Так, Владимир Мономах, рассердившись на приставания раввинов и совращение ими христиан в иудейство, собрал князей на совет и у Выдобогча после совещания с князьями установил такой закон: «Ныне из всея Русския земли всех жидов выслать и впредь их не впущать; а если тайно войдут — вольно их грабить и убивать. И послали по всем градам о том грамоты, по которым везде их немедленно выслали. С сего времени жидов на Руси нет, а когда который приедет, народ грабит и побивает»[71].
   В течение XI и XII веков в Киеве происходят неоднократные столкновения русских людей с иудейскими купцами и ростовщиками, наживавшимися на простом народе. Весной 1113 года в Киеве разразилось народное восстание, во время которого были разгромлены дома евреев-ростовщиков, взимавших огромные проценты, а также занимавшихся скупкой и перепродажей по спекулятивным ценам товаров широкого потребления.
   Как сообщает русская летопись (Воскресенский список), при Святополке Окаянном евреи имели в Киеве великую свободу и власть, через что многие купцы и ремесленники вконец разорились. После смерти Святополка II «Кияне разграбиша двор Путятин, тысячьскаго, и идоша на жиды и разграбиша». После этого восстания Владимир Мономах ввел Устав, который резко ограничивал сумму процента, выплачиваемого по кредиту (не более 20 процентов в год), тем самым подорвав паразитические позиции иудейских купцов и ростовщиков.
   Тем не менее некоторые иудейские купцы продолжали тайно заниматься ростовщичеством, что закончилось поджогом еврейского квартала в Киеве (1124).
   После высылки иудеев Владимиром Мономахом их активность на Руси на некоторое время затихла. Однако во второй половине XII века в Киеве появляются, по-видимому, представители тайного еврейского правительства — Вениамин Тудельский (около 1170 г.) и раввин Петахия (около 1180 г.), которые странствовали якобы с целью описания рассеянных по всему свету еврейских общин. На самом же деле их миссия состояла в том, чтобы объединить все еврейские общины вокруг единого иудейского центра[72].
   В середине XII века с началом упадка Киева еврейское купечество постепенно перекочевывает на северо-восток, в Ростово-Суздальскую землю. Во Владимире и Ростове Великом «немилосердное ростовщичество» вновь вызывает острые конфликты русских с иудеями. Тем не менее некоторые из последних проникают в ближайшее окружение крупных бояр и даже самого великого князя и начинают пользоваться там определенным влиянием во вред русским людям. Роль иудеев во Владимиро-Суздальской земле определяется до известной степени участием иудеев Анбала и Офрема Моизовича в убийстве Святого князя Андрея Боголюбского.
   Убийство русского князя описывается в летописи, приводимой Карамзиным. В дружину князя были допущены новообращенные христиане из болгар и евреев. Они-то и организовали это убийство. В числе заговорщиков находился доверенный князя кавказский еврей-ключник Анбал, сыгравший в этом преступлении главную роль. Предательски и жестоко убив князя, убийцы надругались и над трупом, выбросив его даже без прикрытия в огород. Далее летопись повествует: <И нача плакать над князем Кузьмище (верный слуга князя): «Господине мой. Како еси не очютился (не отгадал) скверных ворогов своих? Или како не помыслил победити их, иногда побежая полки поганых болгар?» И так плакася; и приде Анбал-ключник... тот бо ключ держаще от всего дома княжеского и надо всем ему волю дал бяше. И рече, возрев нан (на Анбала) Кузьмище: «Анбал — вороже, сверзи ковер или что-либо подослати или чем прикрыта господина нашего». И рече Анбал: «Иди прочь! Мы хочем выверзти псом». И рече Кузьмище: «О еретиче! Помнишь ли, жидовине, которых портех пришел бяше? Ты ныне в оксамите стоишь, а князь лежит наг; но молю тя: сверзи ми что-либо». И сверже ковер и корзно, и обвил его, и несе в церковь>..
   Молва о коварном убийстве евреями любимого народом князя быстро распространилась по всей Руси, подняв волну ненависти к этим пришельцам.
   Новая страница участия иудеев в истории русского народа открывается с началом татаро-монгольского ига. Здесь иудеи часто выступают в роли сборщиков ордынской дани, которую они выколачивали из русского населения «с присущей им жестокостью».[73] По свидетельству еврейского историка Греца, при нашествии татар евреи под предлогом доставки монголам отравленных съестных припасов передавали им в закупоренных бочках оружие[74].
   Во время татарщины число иудеев на Руси заметно увеличилось. Они охотно селились в западнорусских землях — на стыке Православного мира и разлагающегося Христианства Запада. Противостояние иудаизму в народном сознании нашло отражение в русских былинах.
   Известный исследователь масонства Н.Ф. Степанов (Свитков, в монашестве Александр[75]) комментирует один из вариантов распространенной былины:
   «Под славным городом под Киевом На тех на степях на Цыцарских Стояла застава богатырская. На заставе атаманом был Илья Муромец, Податаман был Добрыня Никитич млад; Есаул Алеша, поповский сын...»
   Богатыри, пишет Степанов, охраняя Русскую землю, стоят на сторожевых заставах в степях Цьщарских. Они вступают в борьбу с великаном, именуемым Жидовин, похвалявшимся своей силой. После трудной битвы русские богатыри побеждают Жидовина.
   Православная Церковь всегда стремилась спасти главную человеческую ценность — душу, предназначенную Самим Богом для жизни вечной. Поэтому преступления против души, против Церкви (спасительницы этой души для Царствия Небесного) карались очень сурово. Церковные и светские власти Древней Руси стремились не допустить общения русских людей с иудеями и иноверцами.
   В Уставе князя Ярослава (XI век) половая связь русских женщин с евреями («жидами») рассматривалась как уголовное преступление, за которое полагалось очень строгое наказание — штраф в 50 гривен (ст. 19)[76]. Сожительство же русских мужчин с еврейками («жидовками») каралось не только штрафом, но и отлучением от Церкви (ст. 51).
   В XII-XIII веках русским людям запрещалось общение с иноверцами, и прежде всего с иудеями. Не допускалось также общение с лицами, отлученными от Церкви, т.е, совершившими преступление против Веры. Нарушение этого запрета каралось также отлучением от Церкви[77].
   Русская Православная Церковь, подобно Древней Церкви, вела непримиримую борьбу с ересями, «даже до смерти», отстаивая чистоту Православной веры.
   Преподобный Феодосии, игумен Печерский, в своем Поучении о казнях Божиих учил, что нужно жить мирно «не токмо с други, но и со враги, но со своими враги, а не с Божиими. Свои же нам врази суть: аще кому кто или сына, или брата заклал бо пред очима, все тому простити и отдати. А Божий суть врази: жидове, еретицы, держаще кривую веру, и прящейся по чужой вере». Впоследствии эту мысль еще более определенно выразил митрополит Московский Филарет (Дроздов): «Гнушайтесь врагов Божиих, поражайте врагов Отечества, любите враги ваша».
   Преподобный Иосиф Волоцкий в Просветителе (слово 13-е) писал: много раз я говорил вам о безбожных еретиках и теперь умоляю не объединяться с ними ни в пище, ни в питье, ни в дружбе, ни в любви, ибо поступающий так отчуждает себя от Христовой Церкви. Если кто-либо и проводит житие ангельское, но соединяется с еретиками узами дружбы или любви — он чужой для Владыки Христа. Как не можем мы насытиться любовью ко Христу, так и ненавистью к врагу Его не можем насытиться. Ибо Сам Он говорит: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Мф. 12, ЗО)[78].
   Православная Церковь, устроенная по воле Божией для спасения душ человеческих и приобщения их к жизни вечной по замыслу Божественного Домостроительства, следуя примеру Самого Спасителя и Его Пророков, всегда призывала грешников к покаянию, омывающему по обетованию Господа нашего Иисуса Христа всякий грех. В Правилах Православной Церкви подробно говорится о дисциплине покаяния ее чад, а также о порядке приобщения к Церкви язычников и еретиков. Называя жидовствующих «отступниками», преподобный Иосиф говорит, что отступники от Христовой веры хуже не только еретиков, но и эллинов и жидов. «Но и отступники не равны и не одинаковы в своей злобе. Ибо есть отступники, которые родились в Православной Христианской вере и, прожив несколько лет, прельстились — или во младенчестве, или по неведению, или из страха, или в плену, — отступили от Православной веры, но они лишь сами подвержены ереси и зловерию и не прельстили никого из православных.  И если они захотят покаяться и снова обратятся к Православной Христианской вере, то хотя это и удивительно, но все же они удостаиваются милости по Божественным правилам Святых отцов, и прежде всего великого Мефодия-исповедника, патриарха Царьграда.
   Есть и иные отступники, хуже первых, которые родились и выросли в Православной вере и не в младенчестве, не в плену, не оттого, что подвергались мучениям, но самовольно отверглись Христа. О таких Василий Великий пишет в 73-м правиле: «Отвергшийся Христа и соделавшийся преступником против тайны спасения в течение всей своей жизни должен пребывать в числе плачущих и исповедаться должен, а при конце жизни удостаивается Причастия святыни по вере в Божие человеколюбие». И Святой Григорий Нисский пишет о них же в 30-м правиле: если кто-либо отвергшийся Христовой веры уклонился в иудейство, идолослужение, манихейство или в иное нечестие, то такой человек, возлюбивший образ безбожия, но устыдившийся и раскаявшийся, в течение всей своей жизни должен пребывать в покаянии; он должен молиться не с верными, но отдельно и не должен причащаться Святых Таин, если только не болен смертельно, без надежды выздороветь; если же выздоровеет, пусть опять пребывает без причастия до кончины».[79] [80]
   Преподобному Иосифу, по-видимому, был известен случай обращения в Православную веру сорокалетнего еврея Феодора Жидовина. Известно его послание, которое было написано между 1448 и 1461 годами. Обратившийся в Христианство еврей Феодор пишет «своему роду», «своим приятелям Израилю и всему роду иудейскому», если бы кто захотел слушать его слова, — пишет в ответ на обращенное к нему послание об изыскании истинного пути спасения, на вопросы о вере Христианской. Феодор доказывает иудеям истинность Христианской веры, заявляет, что если бы его сородичи хотели узнать истинный свет, то он побеседовал бы с ними о подробностях и устно. Автор выражает радость по поводу обращения к нему своих соплеменников с вопросами об истине Христианской веры, резко упрекает их за то, что они погрязают в неверии, и снова пророчествами и преобразованиями доказывает истину Христианства. Про себя Феодор говорит, что, как им известно, он сорок лет пребывал во тьме, а теперь узрел истинную веру Христианскую и крестился. Его «подтвердил» в Христианской вере великий князь Василий Васильевич, русский Царь, а благословил обративший его архиепископ Иона, митрополит Киевский и всея Руси. Выражая радость по поводу обращения с вопросами о Христианской вере и убеждая познать истинный свет, Феодор резко порицает состояние евреев: «Вы ходите на сем свете как животное; если рождается бессловесное (у Феодора — бездушное. — О.П.), то бывает слепо дней пять или шесть: а ваши очи до смерти солнца не узрят. Когда бездушная тварь, животное, умрет, то все сгниет; если же ты умрешь, то душа будет бесконечно мучиться». Эту мысль Феодор подкрепляет словами Пророка Исаии: «Позна вол стяжавшаго и осел ясли господина своего, Израиль же мене не позна, и людие мои мене не разумеша» (Ис. 1, 3). Послание свое Феодор заканчивает молитвой, чтобы Господь сподобил его и живот свой скончать в Христианской вере, да и приятелей своих увидеть в ней же.[81]
   Православная Церковь на основании заповеди Иисуса Христа (Мф. 18, 15, 17) осуждает еретичество, как преступление перед Богом, и признает еретика-грешника равным язычнику и считает необходимым «в целях охранения верующих отлучение еретиков от общения с Церковью»[82].
   Еретичество в сознании русских людей — тягчайшее преступление. Именно так оно и рассматривается православными иерархами. Новгородский епископ Феодосии в послании Ивану IV ставит на первое место среди тяжких преступлений душевный вред, наносимый еретичеством[83].
   Еретичество означает высокомерное произвольное противостояние субъективных домыслов чистоте православного учения. В отношении еретичества в русской духовной традиции сложился принцип, обозначавшийся формулой: «Кому Церковь не мать, тому Бог не отец». 
   Церковные Соборы рассматривали еретичество как личный произвол, захват истины, стремление противопоставить христианской догме субъективное мнение. Еретичество всегда считалось святотатством. В конце XV века в одном из поучений митрополита Зосимы говорилось об осуждении еретиков, которые «глаголаше хулу на Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, и на Пречистую Его Богоматерь, святым иконам ея не поклоняются и называют иконы идолы»[84].
   В 1551 году на Московском Соборе был выработан законодательный документ, получивший название Стоглав. Согласно ему, вероотступники, враги Церкви Божией щагубу, наследуют, т.е. должны погибнуть (ст. 53). Нарушение Божией заповеди и осквернение Церкви считались тягчайшими преступлениями. Источником 53-й статьи Стоглава стала Кормчая так называемой Софийской (русской) редакции начала XIV века, где есть «правило Святых отец» V Вселенского Собора «Об обидящих церкви Божьиа и священные власти их». Оно повелевает лиц, наносящих обиды священному сану или посягающих на церковное имущество, «огнем сжещи; домы же их святым Божиим церквам вдати, их же обидеша»[85]. Подобное же решение содержится в послании Новгородского архиепископа Геннадия к волоцкому князю Борису Васильевичу 1485 года[86].
   Стоглав, исходя из общецерковных постановлений Православной Церкви и учитывая существовавший на Руси порядок — земский обычай и соборные определения, — дал возможность организовать церковный суд сообразно местным русским нуждам и условиям[87] и тем самым сыграл большую роль в развитии государственной и церковной жизни и борьбе с ересями. В ответах на вопросы и статьях Стоглава даются четкие указания, как бороться с еретиками и еретичеством.
   В 17-м вопросе шла речь о борьбе с еретиками, распространявшими на Руси отреченные книги, содержащие сведения по оккультным «наукам». Церковь считала необходимым наказывать не только самих еретиков, но и тех, кто внимал словам еретиков и таким образом сам приобщался к еретичеству. Если еретикам грозила смертная казнь, то их слушателям — отлучение от Церкви:
   «Да в нашем же Православии тяжутся нецые же непрямо, тяжутся, и, поклепав, крест целуют или образы святых, и на поле бьются, и кровь проливают, и в те поры волхвы и чародейники от бесовских научений пособие им творят: кудесы бьют, и во Аристотелевы врата и в Рафли смотрят, и по звездам и по планитам глядают, и смотрят дней и часов. И те ми дьявольскими действы мир прельщают, и от Бога отлучают, и на те чарования надеяся, поклепца и ябедник не мирятся и крест целуют, и на поле бьются, и, поклепав, убивают. И о том ответ. Благочестивому царю в царствующем граде Москве и по всем градом своя царская заповедь учинити, чтобы таковыя волхвы, и чародеи, и кудесники, и смотрящие во Рафли и во Аристотелевы врата, и по звездам и по планитам смотрят дней и часов, и теми дьявольскими действы мир прельщают и от Бога отлучают, и прочая еллинская бесования творят, и таковая вся богомерзская прелесть и Святыми отцы отречена бысть. И от ныне бы и впредь та ересь попрана бы была до конца в твое христолюбивое царство. Аще ли кто впредь от православных хрестьян учнет таковыми чародействы в народе или по домом, или у поль прельщати, и потом обличени будут, и таковым от царя в великой опале быти, а тем православным хрестьяном, которые учнут от них то еллинское и бесовское чарование приимати, всячески от Церкви отверженным быти по священным правилом».
   В 21-м вопросе Стоглава Русская Церковь обращалась к Царю за помощью для борьбы с еретиками и лживыми пророками. Кроме иноземцев (прежде всего евреев), ереси распространялись и юродивыми:
   «Да по погостом и по селом и по волостем ходят лживые пророки, мужики и жонки, и девки, и старыя бабы, наги и босы, и, волосы отрастив, трясутся и убиваются. А сказывают, что им являются Святая пятница и Святая Анастасия и велят им заповедати хрестьяном каноны завечивати. Они же заповедают крестьяном в среду и в пятницу ручнаго дела не делати, и женам не прясти, и платья не мыти, и каменья не разжигати, и иные заповедают богомерзкие дела творитп кроме Божественных писаний. Что тем нагим и босым, и лживым пророкам путь, чтобы миру не соблажняли».
   Ответ Стоглава гласил, что на помощь к Церкви в борьбе с еретичеством должно прийти государство. Церковь призывает мирян строго следовать заповеди Господней, строго исполняя свой христианский долг. «Благочестивому Царю зде, в царствующем граде Москве, и по всем градом, и по волостем, и по погостом, и по селом велети своя царская заповедь учинити. И где таковые прелестники, нарицаемые лживые пророки, обрящутся и учнут смущати православных крестьян всякими богомерзкими прельщении, от снов смущаеми и от бесов прельщаемы, учат и заповедают в среду и в пятницу ручнаго дела не делати и жонам не ткати, не приясти, и платья не мыти, и каменья не разжигати и иные заповедают богомерзкие дела творити от бесов прелщаемы, и таких бы прелестников православные крестьяне не слушали, и из домов от себя изгоняли, и от них удалялися, понеже Святии Апостоли и Святии отцы предаша, и зоповедаша, и уставиша всем православным крестьяном в пять дний делати, а в суботу и в неделю на молитву упражнятися и празновати».
   В 22-м вопросе перечислялись еретические книги, которые православный человек должен был избегать и уничтожать:
   «Злыя ереси кто знает их и держится: Рафли, Шестокрыл, Воронограй, Остромий, Зодей, Алманах, Звездочетьи, Аристотель, Аристотелевы врата и иные составы и мудрости еретическия и коби бесовские, которые прелести от Бога отлучают, — и в те прелести веруючи многих людей от Бога отлучают и погибают. И о том ответ. Не токмо благочестивому Царю в царствующем граде Москве, но и по всем градом царскую свою грозную заповедь учинити, да и всем святителем коемуждо во своем пределе по всем градом запретити и заповедати с великим духовным запрещением, чтобы православные хрестьяне таких богоотреченных и Святыми отцы седмью Соборы отверженных тех всех еретических книг у себя не держали и не чли; а которые будут люди по се места те еретическия и отреченныя книги у себя держали и чли или иных учили и прельщали, и теми от бесов прельщалися, и они бы о том ка ялися отцем своим духовным и впредь бы у себя таковых еретических книг не держали и не чли; а которые люди отныне и впредь учнут таковыя еретическия книги у себя держати и чести или начнут иных прельщати и учити, и потом отбличени будут, и тем быти от благочестиваго царя в великой опале, а от святителей по священным правилом в конец во отлучении».
   К числу еретических книг относились: Рафли — астрологическая книга, разделенная на 12 схем, в которых говорилось о влиянии звезд на ход человеческой жизни; сборники гадательных предсказаний, так называемые Шекстокрыл, Воронограй, Зодей, Алманах; Аристотелевы врата — русский перевод средневекового сочинения «Secreta secretorium», составление которого приписывалось Аристотелю. Отреченные книги распространялись в России с Запада, и главным образом евреями. Стоглав относил к преступлениям против веры коби (или кобь) — волхование, гадание по приметам и встречам.
   Еретические сочинения и волхование были распространены преимущественно среди городского населения. Чтобы бороться с ними, Церковь призывает на помощь Царя, стремится передать розыск и расправу над распространителями отреченных книг и колдунами государству. В свою очередь, духовным лицам вменялось в обязанность постоянно разоблачать читателей еретических книг.
   В 23-м вопросе говорилось о необходимости бороться с пережитками сатанинских обрядов языческой эпохи:
   «В Троицкую суботу по селом и по погостом сходятся мужи и жены на жальниках и плачутся по гробом с великим кричаньем. И егда начнут играти скоморохи гудци и прегудницы, они же, от плача преставше, начнут скакати и плясати, и в долони бити, и песни сотонинские пети, на тех же жальниках обманщики и мошенники. И о том ответ. Всем священником по всем градом и по селом, чтобы детей своих духовных наказывали и поучали: в кое время родителей своих поминают, и они бы нищих поили и кормили по своей силе, а скоморохом и гудцом, и всяким глумцом запрещали и возбраняли, чтобы в те времена, коли родителей поминают, православных хрестьян не смущали и не прельщали теми бесовскими своими играми».
   Составы преступных деяний против Православной веры, определенные на Московском Соборе 1551 года, были еще более четко сформулированы в Соборном Уложении 1649 года. Уточняя и разрабатывая намеченные главами 53, 57 и 63 Стоглава составы преступных деяний против веры, Уложение ставит их на первое место в системе государственного законодательства.
   Глава 1 Соборного Уложения 1649 года «О богохульниках и о церковных мятежниках» гласила:
   «1. Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на Честный Крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника, обличив, казнити, зжечь.
   2. А будет какой бесчинник пришед в церковь Божию во время Святыя литургии и каким ни буди обычаем Божественныя литургии совершити не даст, и его изымав и сыскав про него допряма, что он так учинит, казнити смертию безо всякня пощады.
   3. А будет кто во время Святыя литургии и в ыное церковное пение вшед в церковь Божию, учнет говорити непристойные речи патриарху, или митрополиту, или архиепископу, и епископу, или архимандриту, или игумену, и священническому чину и тем в церкви Божественному пению учинит мятеж, а Государю про то ведомо учинится и сыщется про то допряма, и тому бесчиннику за ту его вину учинити торговая казнь. 
   4. А будет кто пришед в церковь Божию, учнет кого ни буди, и убьет кого досмерти, и того убойца по сыску самого казнити смертью же»[88].

   Глава 1 Уложения, развивая нормы главы 53 Стоглава, формулирует понятие богохульства, т.е. поношение, оскорбление словами или действием, также неверие, отрицание Бога Иисуса Христа, Богородицы, Честного Креста и Святых. Богохульство наказывалось смертной казнью через сожжение независимо от того, являлся ли богохульник православным или иноверцем.
   В отличие от стран Западной Европы дела о богохульниках и церковных мятежниках не подлежали церковному суду и производились преимущественно в Сыскном и Судном приказах, даже если обвиняемые были духовными лицами. Согласно ст. 1 Уложения, при обвинении в богохульстве предписывается «сыскивати всяким сыски накрепко». Смертная казнь применялась лишь в случае полного подтверждения вины еретика — «да будет сыщется по то допряма».
   О смертной казни через сожжение Соборное Уложение упоминало впервые, хотя она была известна на Руси и в XI веке. В предыдущей главе мы видели, какая вакханалия сожжений еретиков и ведьм наблюдалась в странах Западной Европы. Только за XI-XV века на костер были отправлены сотни тысяч преступников против Веры. Католическая церковь, не отвечая своей духовной роли, в течение столетий выполняла функцию палача, тем самым еще больше увеличивая количество еретиков и отпадших от Веры. Совсем иначе было на Руси. Здесь случаи сожжений были единичны. Как справедливо отмечалось, «Россия — почти единственная страна, не допустившая свойственного средневековью сожжения заживо тысяч людей»[89]. Русская Православная Церковь в отличие от папистов умела поддерживать здоровую духовную атмосферу в стране Словом Божиим и убеждением, а не палачами и кострами. Поэтому и еретические движения на Руси вплоть до XVIII века, как правило, не получали распространения.

Глава 10

   Иудейское наступление на Русь в XIV-XVI веках. — Стригольники. — Секта жидовствующих. — Отрицание Христианской веры и иконоборчество. — Иудей Схария. — Проникновение еретиков в духовенство и царское окружение. — Борьба русских людей против жидовства. — Геннадий Новгородский и полный перевод Библии. — Обличительные сочинения Иосифа Волоцкого. — Антиеретические сборники Нила Сорского. — Осуждение жидовствующих на Соборах 1490 и 1504 годов, — Казнь еретиков.
   Разложение Западной церкви и подспудное наступление иудаизма воспринимались на Руси XIV-XVI веков как знаки предсказанного в Библии явления антихриста. Русская держава, полнокровно осознавшая себя Третьим Римом — духовным центром Христианского мира, последовательно и убежденно боролась за чистоту Православной веры и против ее главных противников — иудеев и еретиков.
   Превращение России в духовный центр Христианской цивилизации по времени почти совпало с установлением тайного иудейского талмудического центра на западнорусских землях, оккупированных тогда Польшей и Литвой. Хотя въезд иудеев в Россию был перекрыт временной границей, их постепенное тайное наступление против оплота Христианского мира осуществлялось неуклонно через появление разных иудейских еретических движений.
   Самым значительным иудейским еретическим движением в Древней Руси была «ересь жидовствующих», распространившаяся в последней трети XV-начале XVI века. Свое название она получила от слова «жидовство», которое является русским переводом латинского Judaism, т.е. иудаизм, иудейская религия, и означает, таким образом, не национальность, а вероисповедание. Но «наименование религии сплошь и рядом обращается в нарицательное имя и самого народа», и иудаистов независимо от их этнического происхождения называли «иудеями»[90]. Этот термин впервые появляется в древнерусских документах уже в XI веке. Например, Феодосии Печерский ( 1074) в своем Поучении о казнях Божиих пишет: «Божий суть врази: жидове, еретеци, держащее кривую веру». В славянском переводе Священного Писания слово «жидовин» используется как равнозначное слову «иудей».
   В славянском переводе XI века Пандекта Антиоха читаем: «Повеле тебе духовному жидовину». У И. Срезневского «жидовитися» означает принимать веру еврейскую: «Множьство людии жидовяхуся (judaismum accipiebant). — Есф. VIII. 17 по списку XIV в. [91] Старославянский перевод 29-го Правила Поместного Лаодикийского Собора звучит так: «Не подобает крестьяном жидовьствити», «Аще обрящутся жидовствующе, да будут прокляти». Во Временнике Георгия Амартола по списку XIV-XV веков есть также термин «жидовцеумец»: «Бегай от дерзновения толикыя хулы срациноверныи к жидовьцоумцю»[92].
   Для православного русского человека этой эпохи слово «жид» было синонимом понятиям «враг веры», «противник Христа». В случае с ересью жидовствующих именно так и было. Продолжая тысячелетние традиции тайных иудейских сект, жидовствующие выступали против Христианского учения, отрицали Святую Троицу, хуля Сына Божия и Святого Духа. Они отвергали Божество Спасителя и Его Воплощение, не принимали спасительных Христовых Страстей, не верили Его преславному Воскресению, не признавали они и всеобщего воскресения мертвых, отрицали Второе славное Пришествие Христово и Его Страшный Суд. Они не признавали Духа Святого как Божественной Ипостаси.
   Жидовствующие отвергали Апостольские и Святоотеческие писания и все христианские догматы, учили соблюдать закон Моисеев, хранить субботу и праздновать иудейскую пасху. Они отрицали церковные установления: таинства, иерархию, посты, праздники, храмы, иконопочитание, все священные предметы, службы и обряды. Особенно ненавидели они монашество.
   Жидовстующие надругались над Честным Крестом, Святыми иконами и Мощами, совершая над ними бесчинства, непредставимые для человека, выросшего в Православной вере. По свидетельству Святого Иосифа Волоцкого, глумясь над Святынями, они говорили: «Надругаемся над этими иконами, как жиды надругались над Христом».
   Продолжением этого глумления над всем святым были блуд и разврат. Жидовствующие священники совершали Божественную литургию, наевшись и напившись, после блуда, кощунственно ругались над Святым Телом и Честной Кровью Христовой и совершали другие осквернения, о которых, по словам преподобного Иосифа Волоцкого, «нельзя и написать».
   Жидовствующие возбуждали в малодушных и маловерных сомнение в некоторых местах Священного Писания, и прежде всего Нового Завета; соблазняли и с помощью распространяемых ими отреченных, т.е. осужденных Церковью, книг — пособий по тайным наукам — и искаженных списков Священного Писания; пользовались и всем доступным им арсеналом иудейского чернокнижия и колдовства.[93]
   В организации секты жидовствующих многое напоминало будущее масонство: строгая законспирированность, проникновение в высшие слои правительства и духовенства; ритуал, включающий «обряд» поругания Святыни; формирование системы «учитель-ученик» вне традиционных православных представлений.
   Являясь непримиримыми врагами Христианства, жидовствующие скрывали ненависть к нему, втайне рассчитывая постепенно разрушить его изнутри. Перед людьми, твердыми в вере, еретики представляли себя «добрыми христианами» и «образцовыми ревнителями Православия».
   Начало ереси относится к 1471 году, когда в Новгород в свите князя Михаила Олельковича из Киева прибыл жидовин Схария («Захарья евреянин», «Захарья Скарья жидовин»), князь Таманский. Этот хорошо образованный и обладавший большими международными связями жидовин принадлежал к иудейской секте караимов, имевшей широкую сеть своих организаций в Европе и на Ближнем Востоке. Караимы относились к одному из течений иудаизма, выполнявшему почти все его установления, но признававшему Иисуса Пророком. Караимство возникло в VIII веке в Вавилонии, вобрав в себя мелкие иудейские секты и традиции саддукеев. В отличие от иудеев-раввинистов, руководствовавшихся преданием и Талмудом, караимы считали себя вправе обращаться к закону Моисея без посредников[94].
   К числу наиболее почитаемых книг в этой секте, кроме Пятикнижия Моисея (Торы), относились сочинения Анан бен Давида, Моисея Маймонида и Аль-Газали, а также труды по каббале, астрологии и другим оккультным наукам. Как сообщал Святой Иосиф Волоцкий, основатель секты Схария «изучен всякому злодейства изобретению, чародейству же и чернокнижию, звездазаконению и астрологии». Еще с Х века караимы имели тесные связи с Иерусалимом и Константинополем. Как сообщает историк 3.Анкори, «Иерусалим Х века был связан с Троками (местечко Трокай в Литве. — О.П.) позднего средневековья через плодотворное посредство караимского центра в византийском Константинополе». 
   В XIV-XV веках караимы активизировались в Византии, Турции, Болгарии и на Руси.[95] Как писал Г.М. Прохоров[96]. В XII-XIII веках немецкие раввины в Регенсбурге получали сочинения караимов через Русь. Крымская и киевская общины постоянно получали религиозную литературу и сведущих в ней людей из Вавилонии, Палестины и Константинополя.[97]
   До возникновения ереси жидовствующих иудейская секта караимов уже предпринимала свое антихристианское наступление на Русь в XIV-XV веках. Это наступление можно усмотреть в секте стригольников, действовавшей в Пскове, от которого рукой подать до Трок в Литве — одного из главных центров караимов. По предположению исследователя М.М. Елизаровой, слово «стригольник» отражает еврейское словосочетание, основанное на словах «делать тайным», «скрывать» и «открывать», «обнажать», «быть изгнанным». Таким образом, в переводе с еврейского языка слово «стригольник» означало «хранящий откровение» или «тайный изгнанник» — понятие, близкое лексике тайных обществ гностиков и манихеев. Как считает уже упомянутый мной Г.М. Прохоров, «стригольничество — след первого влияния караимства в Северной Руси».[98]
   О связи стригольников с иудеями-караимами и о близком к ним учении сообщает Стефан Пермский ( 1386): «Не достоит-де над мертвым пети, ни поминати, ни службы творити, ни милостыни давати за душю умершего». Стригольники, писал в 1427 году митрополит Фотий, «саддукеем о нем проклятым подражающе суть, еже и яко и воскресению не надеюще быти мняху». Кроме того, веруя в Бога, стригольники, подобно караимам и «жидовская мудрствующим», не веровали в Божественность Иисуса Христа: дьявол, говорит в своем послании на Русь Констан тинопольский патриарх, соблазнил их, не сумев прельстить многобожием, в противоположное заблуждение — «сотвори Сына Божия тварь именовати».
   Они также отвергали евхаристию и предавались «книжным мудрствованиям», по-своему толкуя «словеса книжная, яже суть сладка слышати хрестьяном». Создавая секту жидовствующих в Новгороде, караим Схария, по-видимому, выполнял задание одного из международных иудейских центров и учитывал опыт деятельности стригольников. В короткий срок этому иудейскому конспиратору удалось сколотить тайное общество, численностью по меньшей мере в 33 человека, из которых 27 составляли священники, их ближайшие родственники, дьяконы и клирики.
   Быстрое распространение иудейской ереси в русской духовной среде объяснялось состоянием православного вероучения и церковной литературы в XIV-XV веках. Исторически сложилось так, что в состав служебных книг вошло немало элементов, отражающих скорее иудейскую, чем православную, традицию вероучения. В русских рукописях оказалось значительное число материалов, входивших в «круг важнейших синагогальных праздничных и будничных чтений».[99] Псалмы, найденные у еретиков, оказались еврейским молитвенником «Махазор». Архимандрит Кирилло-Белозерского монастыря Варлаам заметил по их поводу: «Ни в одном из псалмов этого перевода нет пророчеств о Христе». Н.С. Тихонравов сделал вывод, что это не Псалтирь Давида, а молитвы иудейские, употребляемые при богослужении, в которых ярко просвечивается иудейская оппозиция (неприязнь) учению о троичности лиц Божества. Сравнивая Псалтирь с молитвенником «Махазор», Н.С. Тихонравов установил их тождество.
   В XV веке по еврейскому тексту было исправлено Пятикнижие Моисея, в иудейской (негреческой) традиции переведена книга Пророка Даниила. Иудейский перевод «Есфири» появился вообще в конце XIV века. И.Е. Евсеев отметил, что этот перевод свидетельствует о «высоком и исключительном уважении переводчика к еврейской истине. В местах христологических пророческих выразительно внесено понимание раввинское»[100]. «Здесь мы имеем, — заключают исследователи, — таким образом, вековую литературную традицию перевода с еврейского»[101]. «Шестокрыл» с иудейским летосчислением, «Логика» Моисея Маймонида, астрологические трактаты, атеистические сочинения Раймонда Луллия были широко распространены в русских рукописях XV-XVI веков.
   Иудейские традиции просматривались и в так называемой хронографической редакции Толковой Палеи. Представленная рядом рукописей начиная со второй половины XV века, она содержала большое количество апокрифического материала, имеющего иудейские источники.[102]
   Длительное существование иудейской книжной традиции на Руси объясняет в немалой степени успех пропаганды Схарии. Посеять сомнения, основываясь якобы на канонической книге, было основным способом обратить в ересь. Этот механизм обращения показан в сочинении инока Зиновия Отенского, разоблачающем ересь Феодосия Косого.
   Некие крылошане пришли к иноку Зиновию спросить, истинно ли учение Феодосия Косого. Сами же они, как видно из их рассказа, склонялись к тому, что оно истинно. «Косой посему истинна учителя сказует, понеже в руку имеет книги и тыя разгибая, комуждо писаная дая, самому прочитати и сея книги рассказует. А попы и епископы православные — ложные учителя, потому что, когда учат, книг в руках не имеют»[103].
   Использование в русских служебных книгах текстов, чуждых православной традиции, вызывало у людей сомнения в правильности их исповедания Христианской веры. Первым внешним проявлением ереси жидовствующих уже в 1470-х годах стали иконоборческие демонстрации. Еретики, ссылаясь на Пятикнижие Моисееве, стали призывать к уничтожению икон. «Они, — писал Иосиф Волоцкий, — запрещали поклоняться Божественным иконам и Честному Кресту, бросали иконы в нечистые места, некоторые иконы они кусали зубами, как бешеные псы, некоторые разбивали, некоторые бросали».
   Несмотря на неприличный, скандальный характер, который приобретала ересь жидовствующих, ее влияние усиливалось. Примерно в 1480 году еретики проникают и в Москву. Здесь они расширяют свою организацию за счет видных государственных деятелей из окружения самого Царя Ивана III. Кроме священников главных соборов Кремля, еретики привлекли к себе многих бояр, руководителя русской внешней политики дьяка Федора Курицына[104] и даже ближайшее окружение Наследника Русского Престола. Участие в тайной организации значительного числа государственных людей во многом объяснялось хорошим отношением к жидовину Схарии самого Ивана III, вплоть до 1500 года приглашавшего этого иудея к себе на службу.
   Деятельность секты была разоблачена в 1487 году архиепископом Геннадием, сообщившим о ней Царю и митрополиту Геронтию. По указанию Царя несколько еретиков, названных Геннадием, были арестованы и подвергнуты «градской казни» (наказание кнутом на торгу) за надругательство над иконами.
   Высокопоставленные покровители жидовствующих не допустили осуждения ереси как таковой. На Соборе 1488 года были объявлены только незначительные преступники, а сама секта и ее руководители названы не были. В 1490 году главой Русской Церкви стал митрополит Зосима, втайне поддерживавший ересь жидовствующих, которого Иосиф Волоцкий назвал «вторым Иудой».[105] Тем не менее в этом же году, несмотря на противодействие митрополита Зосимы, Собор Русской Церкви уже публично осудил еретиков, назвав в своем приговоре дела их «жидовскими», а их самих «сущими прелестниками и отступниками веры Христовой»[106].
   Против жидовствующих встали все русские люди. Православная Церковь в лице ее лучших представителей: Иосифа Волоцкого, Нила Сорского, архиепископа Геннадия Новгородского — дала еретикам достойный отпор. Прежде всего были просмотрены церковные книги и из них изъято все чуждое русской православной традиции, ликвидированы иудейские синагогальные тексты, все сомнительные места, которыми еретики прельщали православных священников. По инициативе архиепископа Геннадия была полностью переведена Библия[107]. Этот перевод окончательно обезоруживал еретиков, которым в своих аргументах против Христианства оставалось прибегать только к открытому обману.
   Архиепископ Геннадий организовал также перевод полемических со чинений, в которых представлялось систематическое опровержение иудейских сект. Были переведены сочинение магистра Николая Делира «чина меньших феологии преследователя, прекраснейшие стязания, иудейское безверие в Православной вере похуляюще»; сочинение «учителя Самоила Еврейна на Богоотметные жидове, обличительно пророческими речьми»; сочинение Иакова Жидовина «Вера и противление крестившихся иудей в Африкии и Карфагене».
   В открытую полемику с жидовствующими вступает Иосиф Волоцкий. В своем сочинении «Просветитель» он в целях борьбы с ересью собрал в единое целое фрагменты Священного Писания и святоотеческих творений, эпизоды из житий Святых и из истории Церкви.
   В первом слове Иосиф Волоцкий занимается опровержением еретиков, «глаголющих, яко Бог Отец Вседержитель не имать Сына ни Святаго Духа единосущны и сопрестольны Себе и яко несть Святыя Троица». Во втором слове Иосиф опровегает еретиков, «глаголющих, яко Христос не родился есть, но еще будет время, егда имать родитися, а его же глаголют христиане Христа Бога, той простой человек есть, не Бог». Третье слово подвергает критике то мнение еретиков, по которому «за кон Моисеев подобает держати и храниT и жертвы жрети и ббрезыватися». В четвертом слове доказывается неосновательность мнения, исходя из которого еретики говорили: «Еда не можаше Бог спасти Адама и сущих с ним, еда не имеаше небесныя силы, и Пророки, праведникы, еже послати исполнити хотение свое, но сам сниде, яко нестяжатель и нищ, и вочеловечився, и пострада, и сим прехитри диавола, не подобает убо Богу тако творити». В восьмом слове Иосиф защищает истинность отеческих писаний против ереси новгородских еретиков, утверждавших ложность писаний Святых отцов на основании того, что 7000 лет от сотворения мира прошло, а Христос во второй раз не явился. В девятом — защищает писания апостольские, подтверждая их истинность местами из Священного Писания, доказывая, что они внушены Святым Духом. В десятом защищает от нападок еретиков писания Ефрема Сирина, в которых говорится, что творения его ложны. Здесь же приводятся доказательства из Священного Писания, что творения Святого Ефрема истинны и соответствуют тому, что говорили Пророки, Евангелисты и Апостолы. В двенадцатом слове Иосиф доказывает, что если святитель будет еретиком, если он не благословит или проклянет кого от православных, то его проклятие ни во что не вменится. Свои опровержения еретиков Иосиф основывает на Священном Писании, преимущественно Ветхом Завете, Отцах Церкви, историках Церкви и даже светских писателях. В словах его виден ум светлый, последовательность, логичность изложения. Четвертое слово особенно отличается глубиной мысли, и специалисты справедливо называют его глубоко богословским сочинением[108].
   Иосиф Волоцкий не щадит красок для описания еретиков. Еретики для него — сквернии пси, змии, таящиеся в скважине, языки их скверны, уста мерзки и гнилы, они — люди нечистые, пьяницы и обжоры, в обществе они сеют сласти житейские, тщеславие, страсть к сребролюбию, сластолюбию и неправду. В частности, Схарию Иосиф Волоцкий называет диаволовым сосудом, протопопа Алексея — окаянным сатаниным сосудом, диаволовым вепрем; еретика Истому — стаинником диавола, адовым псом. Но особенно обличает Иосиф Волоцкий митрополита Зосиму. Он называет его окаянным, сквернителем, калом блудным, прескверным сатаною, ехидниным исчадием, сосудом злобы, головней содомского огня, змием стоглавым, пищей вечного огня, новым Арием, злым Манентой, сатаниным первенцем, прескверным сквернителем других содомскими сквернами, пагубным змием, обжорой и пьяницей, по жизни свиньей, гонителем православных. Из одного этого перечня названий видно, какими глазами Иосиф Волоцкий и русские люди этого времени смотрели на еретиков. Это, по его понятию, самые безнравственные, самые вредные люди, которые стараются развратить общество и в религиозном, и в нравственном отношении. Иосиф удивляется, как еще терпит земля таких людей.[109]
   Особую роль в защите Святых икон кроме Иосифа Волоцкого и Геннадия Новгородского играл в период борьбы с еретиками Нил Сорский, составивший сборник житий, куда включил, в частности, жития Феодора Студита и Иоанна Дамаскина, также осуждавших иконоборчество. В Соборном обвинении жидовствующих в 1490 году говорилось, что они, ссылаясь на Ветхий Завет, не поклонялись Святым иконам, «хуляще и ругающеся: та суть дела рук человеческих, уста имут и не глагалют и прочее, подобие им да будут творящими и вси надеющиеся на ня»[110].
   В житии Феодора Студита прямо показывалось, что причиной и источником иконоборческой ереси является иудаизм. Житие рассказывает, что царь Лев Исавр созвал церковный Собор, призывая Церковь к отречению от Святых икон. На Соборе Феодор Студит, разоблачая еретические заблуждения царя, задал ему прямой вопрос: «Откуда ти, о Царю, сие умышление: ниоткуду точию от Ветхаго Закона Писании». И царь, ссылаясь на Ветхий Завет, много говорил против иконопочитания: «Горе доле Ветхий Завет обращаще и к сему притекаше. От оного пособие своему суесловию приемля... и словеса утвержающа». Он доказывал, что иконопочитание неправомерно, так как Господь в законе, дан ном Моисею, заповедал: «Не сотвори себе кумира и всякого подобия».
   На эти измышления Феодор Студийский возражал царю: если уклоняться к Ветхому Закону, тогда надо и полностью исполнять его, т.е. «образоваться и суботьствовати». Между тем действие Ветхого Закона прекращено благодатью Нового. Ветхий был дан только на время одному народу иудейскому в едином месте. Место это разорено по «Господню речению» о Иерусалиме: «Не останется зде камень на камени, иже не разорится. С разорением Иерусалима отошло и все ветхой службы делание».[111] Ту же мысль в Словах о защите иконописания проводит и Иоанн Дамаскин.[112]
   В сборники Нила Сорского вошли также жития Феодосия Великого, Евфимия Великого, Саввы Освященного, являвшиеся ценными источниками по истории ересей. Они свидетельствовали о борьбе Церкви за Халкидонский догмат о Богочеловечестве Христа. Евфимий Великий, как сообщает житие, «правомудрствуя и святым отцам последуя», противостоял «жидомудренному» Несторию. Житие Святого Саввы приводит такой случай. Неподалеку от лавры Святого Саввы еретики-несториане составили монастырь. Святому было видение, как во время литургии после всеобщего воскресения некий мужи жезлами изгоняли еретичествующих монахов. Святой Савва молился о них, дабы они были прощены. На что услышал ответ: «Недостойно есть им зде быти, жидове бо суть. Не исповедающе истиннаго Бога Господа нашего Иисуса Христа и Богородицу». Милосердствуя о заблудших, Святой Савва часто приходил в монастырь несториан, умоляя их отказаться от ереси. Молитвы Святого оказались не напрасны: монахи осудили учение Нестория и вернулись в Апостольскую Церковь. Так Православная Церковь давала пример молитвы за заблудших еретиков.
   Совсем иначе относились жидовствующие к православным. Они всеми силами стремились уязвить христиан, причинить им духовные и физические страдания.
   В своем «Сказании о новой ереси новгородских еретиков» преподобный Иосиф Волоцкий пишет, что в эти годы защитники Православия претерпели «многие преследования»: оковы, тюрьмы, разграбление имущества. Митрополит Зосима отлучал священников и диаконов от сана за осуждение еретиков и отступников.

   ВСТАВКА Фото 3
   Иисус сказал им (иудеям): Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи (Ин. 8, 44). Апостол Иоанн

   Царь ссылал невиновных в изгнание. «Другие же не страдали вместе с ними в изгнании, но утешали их письмами и помогали всем необходимым; из Святых книг они выбирали обличения против еретических речей и посылали изгнанникам, укрепляя их против еретиков».
   Пользуясь поддержкой высокопоставленных покровителей, жидовствующие добились назначения на должность архимандрита Юрьева монастыря еретика Кассиана. Владыка Геннадий, несмотря на все старания (Юрьев монастырь входил в его епархию), не мог изгнать нечестивца. Более того, жидовствующие путем интриг и клеветы сумели свести в 1503 году с Новгородской кафедры самого владыку Геннадия.
   После Собора 1490 года, осудившего ересь жидовствующих, борьба с ними продолжалась еще почти 15 лет. Только в 1504 году Царь Иван III принял решение созвать новый Собор. На нем еретики еще раз подверглись решительному осуждению, а их руководители после суда казнены. 

ЧАСТЬ II.   Возникновение и развитие иудейско-масонской цивилизации

Глава 11

   Разложение Западного христианства. — Зарождение иудейско-масонской цивилизации за ширмой католицизма. — Охота на ведьм. — Сотни тысяч сожженных на кострах.
   Стремление иудеев-талмудистов утвердить свое господство над другими народами первоначально носило преимущественно тайный характер и могло показаться просто утопией. Однако примерно с конца первого тысячелетия от Рождества Христова начинается качественная сдвижка мировой истории — созданная Спасителем Христианская цивилизация, подточенная тайными иудейскими обществами и сектами, подвергается эрозии. Христианская идеология в западноевропейских странах постепенно отравляется иудейскими воззрениями на мир. И на месте Христианской цивилизации Запада в течение XI-XVIII веков сначала почти незаметно, как страшная раковая опухоль, развивается иудейско-масонская цивилизация, отрицающая духовные ценности Нового Завета, подменяя их иудейским поклонением золотому тельцу, культом насилия, порока, плотского наслаждения жизнью. На многие века Западное христианство превратилось в ширму, за которой велось строительство иудейско-масонской цивилизации.[113] На первых порах, пожалуй, самой красивой частью этой ширмы был так называемый Ренессанс, который при покровительстве римских пап и кардиналов под псевдохристианской оболочкой фактически отверг духовные ценности Нового Завета, провозгласив эпоху плотского наслаждения жизнью, а главное, возрождение порочных языческих (дохристианских) традиций Древней Греции и Рима. Иудейская пропаганда объявляет всю эпоху подъема Христианской, духовной цивилизации периодом упадка и мракобесия, а так называемый Ренессанс — временем возрождения «лучших традиций древности», подразумевая под этим, по-видимому, неслыханный разврат и содомитство позднего античного общества, преуспеяние которого основывалось на жестокой эксплуатации рабов со всего мира. Греховный разрыв латинства с Православием привел к ослаблению духовной жизни европейских народов, находившихся под властью Рима.
   Сатанинские гордыня и властолюбие римских пап отдаляли миллионы западных верующих от православного образа жизни, церковного и православного образа мышления. Духовно ослабленный народный организм уже не мог противостоять лукавому, замаскированному натиску тайных иудейских обществ и сект, окончательно разрушивших остатки того, что некогда было Христианской Церковью. Вместо благочестия насаждались лицемерие и ханжество, вместо православного добротолюбия — иудейская злоба ко всему окружающему миру. Среди священников и мирян появляется масса замаскированных под христиан иудеев, откровенно враждебных заповедям Нового Завета.
   По мере утверждения иудейско-масонской цивилизации Христианство превращается в Европе в театральный фарс, в зрелище на потребу по своей сути языческой толпе. Оно вроде бы не отвергнуто, но и не связано с душой человека, а выступает как внешний факт, как роскошь, как формальный обряд, за которым скрывается жадный потребитель жизни — язычник или иудей.
   Потеряв духовную связь с Православием, католицизм превратился в механизм терроризма в отношении инакомыслящих, в орудие жестокого насилия над личностью. Всех несогласных с еретическими утверждениями католических епископов объявляли еретиками и ведьмами. Особую роль в развитии католической охоты на ведьм сыграл один из самых выдающихся теологов папизма Фома Аквинский. В частности, им были разработаны следующие положения:
   1. Сексуальные сношения с дьяволом.
   Аквинский теоретически обосновал заимствованные у византийских богословов положения о половых извращениях, происходивших во время шабаша ведьм, о том, что человек может совокупляться с дьяволом и что женщина может забеременеть с помощью суккуба, молниеносно переносящего в нее семя мастурбирующего или прелюбодействующего мужчины. В одной из своих книг он писал: «В связи с тем, что демон способен украсть семя невинного юноши во время ночной поллюции и влить его в чрево женщины, она может забеременеть. Отцом же будет не дьявол, а мужчина, чье семя оплодотворило ее, причем он при этом потеряет невинность. Таким образом, нет никакого чуда в том, что мужчина может быть девственником и отцом одновременно». Сексуальные сношения с дьяволом были частым пунктом обвинений даже на тех процессах, где почти не упоминалось об участии в шабаше.
   2. Перемещения.
   Фома Аквинский заимствует рассуждения Альберта Великого о том, что, искушая Христа на горе, сатана воплотился и, сделавшись невидимым, носил Христа на своих плечах, однако при этом больше ходил пешком, чем летал по воздуху. Отсюда следует заключение, что дьяволы могут переносить ведьм по воздуху, лишь приняв облик человека. Фома Аквинский развил учение Августина о природе экстаза как первоначальной форме астральной проекции, при которой дух может испытывать ощущения независимо от тела.
   3. Превращения.
   Безоговорочно разделял популярную, одобренную и Августином теорию о способности дьявола превращать людей в животных (подобно Цирцее, превратившей спутников Одиссея в свиней). Рассуждения Ф. Аквинского были чрезвычайно сложны: он считал, что дьявол порождает иллюзию в сознании человека, а затем из воздуха создает вторичную внешнюю иллюзию, соответствующую предыдущей ментальной иллюзии. Таким образом, он сделал вывод, что превращений реально не существует, они лишь кажутся реальными благодаря воображению, подобно поддельному золоту алхимиков, которое только выглядит как настоящее. Как и Августин, Фома Аквинский отвергал реальные превращения (ликантропию[114]., допуская лишь «воображаемое появление». Однако поздние богословы не раз цитировали Аквинского для подтверждения возможности превращений.
   4. Вызывание бури.
   Аквинский верил в способность дьявола (с Божия соизволения) причинять зло, включая вызывание бури (как он объяснял в своих комментариях к книге Иова). Кроме того, Аквинский изложил правила применения чар.
   5. Лигатура.[115]
   Фома Аквинский писал о том, что «католическая вера утверждает, что демоны существуют, могут причинять вред и препятствовать телесному совокуплению». Они делают это очень просто, например вызывая у мужчины отвращение к определенной женщине. Аквинский также верил в то, что по соглашению с дьяволом старухи могут портить детей сглазом или с помощью обольщения. «Очевидно, что Фома Аквинский прямо или косвенно допускал, толковал и поддерживал веру в колдовство в ее важнейших проявлениях и что его теории распространялись, дабы подкрепить достоверность других теорий».
   Утверждая, что соглашение с дьяволом является ересью, Аквинский защищает тезис о том, что сожжение еретиков допустимо, ибо в Новом Завете они названы ворами и волками, а обычай повелевает вешать воров и убивать волков. Когда находившаяся под контролем доминиканцев инквизиция передавала еретиков гражданским властям для осуществления казни, обычно цитировались слова Фомы Аквинского: «Если фальшивомонетчиков или других мошенников приговаривают к смерти без малейшего снисхождения, то еретики должны быть не только отлучены с того самого момента, как они осуждены, но и умерщвлены (Сумма теологии, II. XI)»[116].
   Во Франции первые суды над ведьмами состоялись в Тулузе в 1245 году. В 1275-м была сожжена Анжела де ла Барт, обвиненная в поедании детей и сношении с дьяволом. В ряде папских булл, направленных инквизиторам Южной Франции, систематизировалась «ересь ведьмовской секты»: в 1318-м — против черной мессы, особенно в Лионе; в 1320, 1326 и 1330-м — против сатанизма в Тулузе и Нарбонне. После 1331 года Париж был включен папой в число районов распространения колдовства. Вот примеры некоторых процессов[117]:
   1390 г. Первый суд за колдовство, проведенный светским судом в Париже с некоторой видимостью законности в отличие от судов инквизиции.
   1428 г. В Брианконе 110 женщин и 57 мужчин сожжены заживо за колдовство.
   1453 г. Инквизитор в Эвре приговорил Гильома Эделина, приора в Сен-Жермен-ан-Лэ, к пожизненному заключению за совокупление с суккубом, полеты на помеле и целование козла под хвостом.
   1456 г. Робер Олив сожжен в Фальезе за полеты на шабаш.
   1459 г. Инквизиция расследовала вспышку ереси вальденсов в Аррасе, сожгла четырех старых женщин и одного мужчину. Ее действия были настолько возмутительны, что вмешались парламент Парижа и три епископства и безоговорочно настояли на освобождении остальных заключенных. В 1491 г. парламент реабилитировал тех, кто был казнен.
   1479 г. Священник из Макона был казнен за ересь, чародейство и дьявольские искусства.
   1490 г. Король Карл VIII опубликовал вердикт против предсказателей, чародеев и некромантов; их собственность должна была конфисковываться.
   1500-1575 гг. Рост количества судов за колдовство.
   1508 г. Массовые суды в Беарне.
   1521 г. Волкодлаки из Полиньи, осужденные инквизицией.
   1529 г. Суд в Люксейле, проведенный инквизицией.
   1556 г. Ведьмы из Бьевра около Леона, по ошибке сожжены живьем. Инквизитор объяснил эту ошибку тайным судом Господа.
   1557 г. Сорок ведьм сожжено в Тулузе.
   1564 г. Четыре ведьмы (трое мужчин и женщина) сожжены в Пуатье за целование козла и танцы спиной к спине.
   1571 г. Казнь в Париже чародея Труа-Эшеля, утверждавшего, что во Франции существуют сотни тысяч ведьм.
   1574 г. Жиль Гарнье сожжен живьем в Дувре 18 января 1574 г. за ликантропию.
   1575-1625 гг. Вершина колдовской истерии во Франции.
   1579 г. Собор в Мелуне провозогласил: «Каждый шарлатан, и гадатель, и другие, практикующие некромантию, пиромантию, хиромантию, гидромантию, должны быть наказаны смертью».
   1582 г. Восемнадцать ведьм сожжены инквизицией в Авиньоне.
   1583 г. Суды над ликантропами в Орлеане.
   1584 г. Собор в Бурже распространил решения ранее состоявшихся судов на накладывавших лигатуры, добавив смертный приговор для тех, кто советовался с духами. В целом церковные суды в отличие от инквизиции разбирали дела о гадании и чародействе, почти игнорируя колдовство как ересь.
   1588 г. Ликантропия в Оверне — охотник ранил волка, позже оказавшегося женой дворянина. Женщина была сожжена в Риоме.
   1589 г. Четырнадцать ведьм в Туре обратились к королю Генриху III, королевский врач не обнаружил предполагавшихся отметок дьявола и решил, что обвиняемые были «бедными дурочками». «Мы дали совет не наказывать их, а лечить чемерицей, и парламент [Парижа] оправдал их, как мы рекомендовали» (Байле). Король впоследствии был обвинен в защите ведьм.
   1597 г. В Риоме двое мужчин сожжены за наложение лигатуры на мужчин, кошек и собак.
   1598 г. Жак Руле сожжен в Париже как ликантроп.
   1598 г. Жак д'Отюн как ликантроп сожжен в Ренне.
   1598 г. Волкодлаки из Сен-Клода.
   1603 г. Сожжен Жан Гренье, ликантроп из Ланд (Бордо).
   1625-1682 гг. Ослабление колдовской истерии.
   1631 г. Отец Доминик Гордель подвергнут пытке (до смерти) инквизицией в Лотарингии.
   1659 г. Томас Лоотен из Вальеля умирает под пыткой, проведенной светским судом.
   1670 г. Суды над ведьмами в Руане.
   Охота на ведьм во Франции носила массовый характер, охватив почти все уголки этой страны.
   Эльзас: много сожжений было в небольших селениях например, в Танне, на юге, с 1572 по 1620 год было сожжено 102 ведьмы (некоторые источники сообщают о 152, исключая округа). В Сен-Амарине с 1596 г. было сожжено более 200 ведьм. По всему же региону погибли тысячи.
   Лотарингия: Реми, генеральный прокурор провинции, лично обвинил 900 ведьм между 1581 и 1591 годами.
   Нормандия: две серьезные эпидемии колдовской истерии в 1589-1591 годах и в 1600-1645-м, когда многие ведьмы были сожжены в Руане.
   Бургундия: Анри Боге, главный судья в Сен-Клоде, провел широкую кампанию, казнив примерно 600 ведьм. Вследствие его неистовства суды в Бургундии продолжались дольше, чем где-либо.
   Беарн: в 1609 году король Генрих IV уполномочил судью Пьера де Ланкра и президента д'Эспанье искоренять колдовство в баскоязычном Па-де-Лабуре. Де Ланкр утверждал, что все 30 тыс. жителей были заражены колдовством, и заявлял о сожжении 600 ведьм за четыре месяца. Из Лабура преследования распространились и на Бордо.
   По числу сожженных ведьм первое место в мире заняла Германия. В этой стране производились акты массового публичного сжигания. Так, в 1589 году в саксонском городе Кведлинбурге с населением в 12 тыс. человек за один день сожгли 133 ведьмы. В 22 деревнях, принадлежавших католическому монастырю Святого Максима (в окрестностях Трира), с 1587 по 1594 год было казнено 368 ведьм. Две деревни были стерты с лица земли, а в двух других остались в живых лишь две женщины. В Страсбурге с 1615 по 1635 год сожгли 5000 ведьм. За один 1629 год в городе Мильтенбурге (Майнцское епископство) с населением 3000 жителей было сожжено 178 человек и еще 56 в деревнях. В Бурхштадте с еще меньшим населением — 77 ведьм, а в небольшой деревне Эйхенбугель — 19 ведьм.[118]
   В письме начала XVII века рассказывается о массовых сожжениях ведьм в Бонне: «Жертвами погребальных костров в основном становятся мужчины. Кажется, вовлечено полгорода: профессора, студенты, изучавшие право, пасторы, каноники, викарии и монахи уже арестованы и сожжены. Семьдесят семинаристов готовились принять сан у его преосвященства, один из них, одаренный музыкант, вчера был арестован, двух других искали, но им удалось бежать. Канцлер с супругой и жена его личного секретаря уже схвачены и казнены. На Рождество Пресвятой Богородицы казнили воспитанницу князя-епископа, девятнадцатилетнюю девушку, известную своей набожностью и благочестием. Я видел обезглавленного и сожженного каноника Ротензаэ. Трех-четырехлетних детей объявляли любовниками дьявола. Сжигали студентов и мальчиков благородного происхождения от девяти до четырнадцати лет. В заключение скажу, дела находятся в таком ужасном состоянии, что никто не знает, с кем можно говорить и сотрудничать».[119]
   В Вюрцбургском и Бамбергском епископствах сожжениями в 1623 — 1633 годах руководили два брата князя-епископа — Филипп Адольф фон Эренберг, который сжег 900 ведьм, и Фукс фон Дорнхайм отправивший на костер 600 ведьм[120].
   Всего по Германии было сожжено по крайней мере 100 тыс. мужчин, женщин и детей. Общее же число ведьм, сожженных по всей Западной Европе, оценивается специалистами цифрой не менее 200 тыс. человек[121].
   Для нарождающейся иудейско-масонской цивилизации католичество стало не только сотрудником и соратником, а прежде всего средством экспансии и подавления других народов. Рядом с католическим священником шел завоеватель и головорез, подавлявший всякое самобытное начало, как это, например, было сделано испанскими католиками в Америке.
   Западная иудейско-масонская цивилизация получила свое начало от потомков Каина (Быт. 4, 17-24). Именно они с самого начала подменили Божию благодать и возрождение Животворящим Духом Божиим внешней мишурой материальной цивилизации и прогресса. Именно их последователи считают, что можно мириться с духом века сего и в то же время быть верными Божественной Истине; можно любить мир и благоугождать Богу. Но Иисус Христос решительно говорит: «Невозможно служить Богу и мамоне» (Мф. 6, 24).
   Лишенное духовно-нравственного стержня светское образование удаляет человека от Бога, внушает человеку очень высокое понятие о самом себе и о материальном мире, в котором он существует. Греховное пристрастие человека к самому себе и к предметам земным превращается в эгоизм и алчность и совершенно подавляет страх Божий. Человек, окруженный комфортом, не воздает подобающей чести Богу: он (человек) разбогател, пресытился, и вообразил, что имеет само небо на земле, забыл Бога и обоготворил самого себя[122]. Конечно, православная мысль не отрицает науки и искусства — они необходимы для общественной жизни и могли бы быть предметами священными, если бы обращались на служение Богу и Царству Его.
    «Между тем как сыны света (века оного. — О.П.) живут в Боге и для Бога, пользуются миром, как не пользующиеся, сыны тьмы всегда остаются сынами мира сего; они всецело живут в мире видимом и чувственном, для материальных выгод и удовольствий, водятся животною жизнью. Они хотят снизу достигнуть того, чего верующие надеются получить сверху, — существования истинно человеческого — духовно-нравственного. Не хотят и слышать эти цивилизованные люди ни о духовном обновлении, ни об освящении силою свыше и желают сделаться богоподобными развитием собственных сил и богатств природы, без содействия Благодатной помощи».[123]

Глава 12

   Ненависть иудеев к христианам. — Массовые убийства христиан. — Молитвы проклятия. — Заселение евреями Европы.
   Вся христианская история не смогла изменить иудеев. Как справедливо отмечал историк А. Тойнби, они представляли застывшую в своем развитии, «окаменевшую» расу. Оказавшись среди других народов, иудеи отказывались ассимилироваться, ибо не считали других равными себе. Талмудическая психология делала их заложниками человеконенавистнических идей, пещерного презрения ко всем иноверцам: гоям, акумам, нохри. Гой, обидевший иудея, заслуживал смерти, семя иноверца — семя животного, дом гоя — дом животного, только иудеи — люди, остальные — скот. Считая себя «избранным народом», иудеи жили обособленно, общинами (кагалами в городах в специальных еврейских кварталах — гетто), обучались в еврейских школах человеконенавистническому учению Талмуда и были готовы на любые, самые жестокие меры по отношению к гоям.
   Твердо следуя установлениям Талмуда, иудеи считали законы государства, где они проживали, чужими, необязательными к исполнению. Таким образом, иудеи создавали своего рода «государство в государстве», грубо попирая обычаи и традиции других народов.
   Христианство они откровенно презирали, считая веру, основанную на любви к добру и справедливости, религией слабых. Иудаизм, идеологически обосновывавший эксплуатацию и ограбление других народов, не мог понять христианского учения о любви к своим врагам, о благословении проклинающих вас, о покорности и смирении.
   Открытая ненависть иудеев к христианам проявилась после завоевания Палестины персами (614). До этого с 395 года Палестина была частью христианской Византийской империи. Как пишет еврейский историк И. Кастейн, во время персидской оккупации евреи организовали «поголовное избиение (погром. — О.П.) христиан».[124]
   Еще более ужасные погромы христиан были организованы в Испании после завоевания ее арабами. Магометанство, отмечает Д. Рид, открыло христианский Запад для вторжения «самых жестоких врагов». Вместе с арабскими завоевателями в Испанию прибыло иудейско-талмудистское правительство, которому арабские завоеватели фактически отдали всю страну на откуп[125].
   Еврейский историк Г. Грец бесстрастно описывает эти ужасные деяния:
   «Евреи, пришедшие из Африки, и их единоверцы на Пиринейском полуострове действовали заодно с арабским завоевателем Тариком. После битвы под Хересом в июне 711 года, где пал последний король вестготов Родерик, победоносные арабы, продвигаясь далее, повсюду активно поддерживались евреями. В завоеванных ими городах арабские военачальники, дорожа каждым бойцом для дальнейшего завоевания страны, могли оставлять лишь малые гарнизоны, вверяя их охрану евреям... (которые. — О.П.)... стали хозяевами Кордовы, Гренады, Малаги и многих других городов. Когда Тарик подошел к столице Толедо, он нашел там только небольшой отряд защитников... Пока христиане молились в храме о спасении страны и веры, евреи открыли ворота города, радостно приветствуя арабских победителей... Столица также была передана Тариком под надзор евреев. Когда затем правитель Африки Мцеа ибн Нассир пришел в Испанию во главе второй армии и завоевал новые испанские города, он также передал их под надзор и управление евреев».
   В короткий срок все министерские и ключевые посты в управлении завоеванной страны были заняты евреями, выдвигаемыми талмудистским правительством. Как писал современник тех событий, «евреи... стали большими вельможами, и их гордость и наглость не знают меры... вся земля вопиет против них... Я был в Гренаде и видел, как они правят. Они разделили между собой все области страны и ее столицу; всюду сидит и управляет один из этого проклятого племени. Они собирают налоги и богатеют, они роскошно одеваются... Все тайны государства им известны, однако это безумие — доверять изменникам»[126]. Владычество иудеев над христианским народом Испании, продолжавшееся 800 лет, после освобождения страны закончилось полным изгнанием их.
   В Еврейской энциклопедии потомков евреев, изгнанных из Испании и Португалии, называют сефардами. Эти наиболее чистокровные евреи поселились в Южной Франции, Италии, Северной Африке, Малой Азии, Голландии, Англии, Северной и Южной Америке, Германии, Дании, Австрии и Венгрии. Сефарды считали себя высшим классом, еврейской знатью и смотрели на своих единоверцев сверху вниз, а те признавали их таковыми.
   Однако такое явление продолжалось сравнительно недолго. Мировой иудейский, антихристианский, сатанинский центр после изгнания евреев из Испании переходит в район западнорусских земель, находившихся тогда под оккупацией Польши и Литвы.
   Историк иудаизма И. Лютостанский приводит в своей книге молитвы иудеев, проклинающие христиан: «Пусть клеветники не имеют надежды, и все неистовства погибнут, и все умышленные преступники искоренятся! Смири их скоро в наши дни. Хвала Тебе, Господи, истребляющий преступников».
   Как в будничные дни, так и в праздничные евреи заканчивали свои молитвы словами «улейны лойшабойах» и т.д., выражая благодарность Богу за то, что он не создал их гоями и не сравнил с такими племенами, которые поклоняются ничего не значащей суете и молятся такому Богу, который их не спасет; при этих словах плюют и приговаривают:
   «Тфу! Имах шмой возыхрой», что означает: «Да исчезнет его имя и память». «Да не достигнут до вас светила небесные, — так молился иудей, подпрыгивая вверх и устремляя взор к небу. — Ты, Господи, отмети за нас христианам, поклонникам Христа, излей на них язвы и бичи, которыми некогда поразил Египет». Раввины в синагогах умоляли Господа предать в их руки все богатства разоренных христиан и возбудить от востока до запада между ними войну на истребление. «Стыд тем, — продолжают они, — кто родит этих негодных; пусть мать их будет покрыта бесчестьем и отвержена, потому что христианин — смерть и тление».[127]
   В 1348 году Европу охватила эпидемия страшной болезни бубонной чумы, именуемой «черной смертью». Многие тогда считали, что болезни на Европу напустили иудеи. Вспоминались их откровения о том, как они в назидание другим народам напустили чуму на Египет. И на самом деле, разносчиками чумы в XIV веке были еврейские купцы. Владея на Средиземноморье торговым флотом, они на своих кораблях из дальних стран завезли чуму вместе с крысами. Современников поражало, что, унося жизни европейцев, болезнь щадила ее разносчиков — еврейских купцов. Этот феномен подтверждали и врачи еврейского происхождения.[128]
   По подсчетам французского историка Ж. Фруассара, за три года эпидемии умерло 25 млн. человек — около трети населения Европы. В одной Германии умерло 1,2 млн. человек. Страшный урожай чума сняла и на Руси. Именно с этого времени начинается активное заселение Европы евреями. Восполняя погибшее во время чумы население европейских стран, в них потянулись сотни тысяч евреев с Востока.

Глава 13

   Кровавые ритуалы иудеев. — Убийства христиан. — Бывшие раввины свидетельствуют о ритуальных преступлениях. — «Разыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их». — Поругание Святых даров Христианской Церкви.
   Борьба иудеев с Христианством нередко принимала крайне изуверские формы ритуальных убийств христианских младенцев и христиан вообще, надругательства над христианскими Святынями. Человеконенавистническая, антихристианская идеология Талмуда толкала некоторых иудеев на страшные преступления, бросавшие тень на всех евреев, тем самым усиливая ненависть к ним христиан.
   Как отмечал христианский священник Киарини, «кровавый, суеверный обряд, который, вероятно, находит последователей только в небольшом числе изуверов низшего сословия евреев, состоит в том, чтобы завлекать разными средствами христианских детей и приносить их в жертву во время еврейского праздника пасхи. Может быть, этим возобновляется память о богоубийстве, совершенном прародителями их, или кровь младенцев употребляется для изуверских целей, а вероятно, и то и другое вместе». Обычай этот, по мнению Киарини, основывается на изречении Талмуда, разрешающего иудеям тайно убивать христиан. «Талмуд в ясных словах повелевает жидам стараться сокрушать, огорчать чем-нибудь христиан перед торжественными их праздниками, чтобы отвлечь их от исполнения обрядов Церкви и не дать им спокойным духом наслаждаться священным для них торжеством».
   Русский писатель В.И. Даль лично знал в западнорусской губернии ученого и образованного врача-еврея, который в откровенном разговоре, с глазу на глаз, сознавался, что обвинение иудеев в ритуальных преступлениях, «без сомнения, основательно», что есть «жиды, которые в изуверстве своем посягают на такое возмутительное злодейство». Однако этот же еврей говорил Далю, что это не есть обряд собственно еврейский, а «вымысел выродков человечества». Так смотрел на ритуальные убийства, совершаемые евреями, и сам Даль. Эту позицию русского писателя разделяет и автор настоящей книги.
   Опираясь на данные авторитетных исторических писателей, можно говорить об умерщвлении 86 христианских младенцев евреями вне Польши с 415 по 1699 год, а в одной только Польше с 1407 по 1710 год — 68. Эти же сведения приводит в своей книге, изданной в Сандомире в 1713 году, известный католический ученый доктор права Журавский.
   В Православной Церкви есть Святые мученики-младенцы, умерщвленные иудеями. В Киевских пещерах почивают мощи Святого Евстратия, инока Киевской Лавры, распятого на кресте иудеями в Великую пятницу при обряде поругания Иисуса Христа в 1096 году. В 1690 году умерщвлен иудеями младенец Святой Гавриил, мощи почивают в Слуцком Свято-Троицком православном монастыре, близ Почаевской Лавры, что значится и в святцах.
   Есть Святые мученики и в римско-католической церкви, которые пострадали от рук евреев-талмудистов:
   в 1133 г. Святой Ричард во Франции, в Париже, в церкви Святого Игнатия;
   в 1146 г. Святой Вильгельм в Англии, в Нордвике;
   в 1228 г. Святой Вернер в Бахерате;
   в 1255 г. Святой Гуго в Англии, в Линкольне;
   в том же году в Тигуре младенец к лику Святых причтен;
   в 1303 г. Святой Конрад в Тюрингии;
   в 1475 г. Святой Симон в Триденте;
   в 1550 г. Святой Войташек в чешском городе Кодне.

   В 1598 году по благословению папы многим мученикам-младенцам поставлены памятники.[129]
   Еврейские историки и публицисты за редким исключением оспаривают совершение этих кровавых ритуалов, объявляя эти сведения наветами на еврейский народ. Если верить их логике и доказательствам, то в еврейском народе не может быть религиозных изуверов, а все иудеи — идеальные люди. Однако многочисленные исторические свидетельства не позволяют согласиться с этим.
   Прежде всего имеется целый ряд свидетельств бывших иудеев или даже раввинов, сознавшихся в совершении ритуальных преступлений. Бывший раввин монах Неофит в 1803 году написал книгу «Опровержение еврейской веры», в которой сообщает следующее: «Когда я достиг тринадцатилетнего возраста (совершеннолетие у евреев. — О.П.), то отец открыл мне таинство крови, угрожая страшными проклятиями, если я кому-нибудь, даже братьям моим, обнаружу эту тайну; если же у меня будут со временем дети, то я мог открыть то, что узнал, только одному из них, самому надежному, умному и более твердому в вере своей. Я был и теперь нахожусь в великой опасности за открытие сей тайны; но, познав истинную веру и обратившись к Спасителю моему, на Него полагаю свою надежду».[130]
   Тайна о кровавых ритуалах, пишет Неофит, известна не всем, а «только раввинам, хакамам и фарисеям, кои называются у них хасиды»[131].
   «Сии изуверы еврейские полагают, во-первых, что, убивая христианина, делают угодное Богу; во-вторых, они употребляют кровь для чар, по суеверным обрядам». Иудейские изуверы, по описанию монаха Неофита, пользуются христианской кровью при обрезании, браке, в опресноках пасхи, при погребении и во время ритуала плача о разрушении Иерусалима. «Когда между евреями заключается брак, то жених и невеста приготовляются к нему строгим постом, воздерживаясь даже от воды до захода солнца. Тогда именно является раввин. Он берет только что испеченное яйцо, облупливает его и разделяет пополам. Затем он посыпает его не солью, а особым пеплом. Указанный пепел употребляется не вместо соли, а вместо свежей христианской крови, будучи на самом деле измененной христианской кровью. Именно кровью, оставшейся от совершенных для праздника опресноков жертвоприношений — чем больше, тем лучше, — раввины пропитывают соответствующее количество льняной и хлопковой пряжи, затем они ее высушивают и сжигают. Пепел сохраняется в бутылках, тщательно запечатанных и вверяемых казначею синагоги. Упомянутый пепел евреи употребляют в 9-й день июля месяца, когда они оплакивают разрушение Иерусалима Титом. В эту годовщину они употребляют его двояким образом: во-первых, натирают им себе виски, что сочли бы неудобным делать свежей кровью, и, во-вторых, посыпают им яйцо. И в этот день каждый еврей без исключения должен съесть яйцо, посыпанное этим пеплом. Это кушанье называется у них «сцидо амафрейкес». Хочу еще раз подчеркнуть, что в описании монаха Неофита речь идет не о всех евреях, а только о принадлежащих к изуверской секте хасидов.
   В 1710 году с разоблачениями ритуальных убийств выступил еще один бывший раввин — Серафинович. В качестве главного раввина он участвовал в умерщвлении христианских младенцев и в составленной им записке поведал, как производились умерщвления и с какими церемониями. Впоследствии Серафинович покаялся и перешел в Христианство, за что был объявлен иудейскими деятелями душевнобольным[132]. На основании показаний Серафиновича монах Пикульский в 1758 году издал книгу «Злость жидовская».
   Активными разоблачителями ритуальных преступлений выступили также представители некоторых бунтарских течений в иудаизме — последователи Саббатая — Цеви и Франка, слившиеся в одно движение франкистов. Объявив себя противниками Талмуда, франкисты стали свидетельствовать о том, что некоторые евреи, верные Талмуду, употребляют кровь христиан. Впоследствии франкисты тоже перешли в Христианство.
   В 40-х годах XIX века В.И. Даль, служивший тогда в Министерстве внутренних дел России, получил поручение изучить вопрос о ритуальных убийствах. Исследовав многочисленные исторические источники и архивы своего министерства, Даль подготовил научный труд, который представил министру внутренних дел. По приказанию министра труд этот был напечатан в 1844 году отдельной книгой под названием «Разыскание об убиении евреями христианских младенцев». Приведу главные факты из книги Даля. 
   <В Министерстве внутренних дел, — пишет Даль, — есть при делах доставленная одним известным крещеным евреем выписка из еврейской книги Эц-Хаим (древо жизни), писанной в XVII веке раввином Хаимом Виталем, который жил в Польше. Переводчик при сем случае объявил письменно, что обычай истязать христианских детей, по уверенности его, действительно у евреев существует. Выписка эта или перевод самой вещи служит полным доказательством оспариваемого вопроса; если уже раввин решился написать подобную вещь, не обинуясь, в изданной им книге, то нельзя сомневаться, чтобы не нашлись изуверы, которые бы в ослеплении своем не были готовы посягнуть на такое бесчеловечное злодейство. Вот перевод этой выписки:
   «Всякое животное сохраняет посредством жизни известную частицу святости Всевышнего».
   «Человек, кто бы он ни был, сохраняет этой святости при жизни более, нежели животное».
   <Когда заколем животное, тогда отходит от него тень жизни вместе с известною частицею святости и обращается в пользу того, кто в снедь сие животное употребляет; но пока тень жизни от животного еще не совсем отошла, то сохраняющаяся в нем известная частица святости запрещает нам употреблять его в пищу. Так сказано в Св. Писании и о человеке, кн. Числ, гл. 14, ст. 9: «Они нам в снедь, отошла от них тень их»>.
   «Сие показывает намеками, что так как в них нет уже более той частицы святости, то они как заколотые животные или хлеб в снедь нами предоставлены; посему и сказано: «Сие людие (народ израильский) не уснет, дондеже снесть лов и кровь посеченных испиет»; и сие намекает на людей, не сохраняющих в себе святости свыше» (Числ. 23, 24).
   «Из всего оного мы заключаем, что убиением и питием крови гоя (неверного) умножается святость Израиля или евреев».
   Вот что написано в книге Эц-Хаим. А после такого разительного и неоспоримого доказательства в существовании между евреями такого исступленного обряда можно только утверждать, что евреи большей частью не следуют сим наставлениям, но отрицать само существование их невозможно.
   Таким образом, мы видим, что все писатели и крещеные евреи, утверждающие существование этого обряда, согласно говорят о нем, значении и порядке исполнения его; а если еще откроется ниже, что во всех случаях, где злодеяние обнаружилось и пытка или очевидные улики и совесть вынудили сознание — сие последнее также вполне согласуется с помянутыми писателями и со всеобщим народным преданием, — то, кажется, дело можно будет считать решенным. Что значат в сравнении с сими доказательствами и с неоспоримыми событиями риточеские возгласы филантропов и космополитов или свидетельства нескольких образованных и честных евреев, вовсе не посвященных в сии таинства, или же удостоверение ученых, что это было бы противно коренным законам Моисея? В этом духе было опровержение или отречение, сделанное гласно английскими евреями в парламенте; в этом же духе торжественная клятва нескольких крещеных германских евреев, и, наконец, тем же оружием некоторые писатели жарко защищали жидов, как, например, ученый Гитциг с товарищами в новейшем юридическом сочинении своем «Новый Питеваль». Все это может сбить с пути того только, кто не знаком коротко ни с изуверством закоснелых жидов, ни с событиями и судебным по ним производством; но все это не может сделать черное белым, былое небывалым.

   БЫВШИЕ СЛУЧАИ ЗЛОДЕЙСКОГО ИЗУВЕРСТВА ЕВРЕЕВ
   Переходя затем к исчислению бывших случаев злодейского изуверства евреев и к разбирательству важнейших из них или по крайней мере ближайших к нам и посему более достоверных, взятых из подлинных делопроизводств и из разных книг, писанных об этом предмете, должно наперед всего упомянуть, что уже в первые века Христианства евреи носили по улицам изображение Амана на кресте в поругание христиа нам и неоднократно убивали по злобе, где могли, христиан (Церк. Ист. Шрекка, т. 7) и что в законах польских и литовских 1529 года мы находим особый на подобный случай закон: «При обвинении жида в убиении христианского младенца должно представить трех свидетелей из христиан, а кто не докажет обвинения, тот сам подлежит казни».
   В IV СТОЛЕТИИ.
   1. При кесаре Константине жиды были изгнаны из некоторых провинций за то, что распяли христианского ребенка на кресте в Страстную пятницу.
   В V СТОЛЕТИИ.
   2. В уложении императора Феодосия запрещается евреям праздновать воспоминания свои поруганием над подобием креста, которое ими торжественно сожигалось; Феодосий же запретил строить синагоги в уединенных местах в предупреждение разных неоднократно случавшихся неистовств, но евреи, несмотря на это, распинали тайно христианских младенцев, и несколько человек их было за это казнено, что случилось в 419 году в Сирии, между Антиохией и Халкидоном, в Пиместаре.
   В VII СТОЛЕТИИ.
   3. В царствование Фоки жиды были изгнаны из Антиохии за то, что умертвили по изуверству «поносною» смертью епископа Анастасия и убили многих христиан.
   В XI СТОЛЕТИИ.
   4. В 1067 году в Праге (в Богемии) шесть евреев зашиты в мешки и утоплены в реке за то, что выпустили из трехлетнего младенца кровь и переслали ее другим евреям в Тревизу.
   5. В киевских пещерах почивают доныне мощи преподобного Евстратия, коего память празднуется 28 марта. В Патерике находится житие его и говорится, что святой угодник был киевлянин, взят в плен половцами при нашествии хана Боняка 1096 году, продан в Корсунь еврею, который подверг его разным мукам и, наконец, к празднику пасхи своей распял его на кресте, а потом бросил в море. Тут нашли тело его русские христиане и привезли в Киев.
   6. Между Кобленцем и Бингеном на Рейне есть доныне часовня с мощами ребенка, замученного в XI веке жидами; местные католики почитают его святым.
   В XII СТОЛЕТИИ.
   7. В 1172 году в Блуа во Франции евреи распяли ребенка, положили труп в мешок и бросили в реку Луару.
   8. То же случилось там в 1177 году, в самый день Пасхи, и несколько евреев сожжены за это на костре.
   9. В 1179 году в Германии казнены были евреи за распятие ими на кресте ребенка.
   10. В 1146 году в Норвике (Англия) евреи были казнены за распятие младенца Вильгельма в Страстную пятницу.
   11. В Брае (Франция) жиды подкупом получили позволение казнить христианина под предлогом, что он разбойник и убийца; они надели на него железную корону, секли его розгами и распяли.
   12. Писатели прежних времен свидетельствуют в общих словах, что парижские жиды в XII веке похищали к Пасхе младенцев и предавали их в подвалах мученической смерти.
   13. В Глостере в царствование Генриха II жиды распяли христианского младенца во время Пасхи.
   14. В 1179 году в Праге (Богемия) казнено много евреев за измученного и распятого ими ребенка.
   15. Близ Орлеана (Франция) в 1175 году сожжено несколько раввинов за умерщвление ребенка, брошенного ими после в воду.
   16. Около того же времени то же случилось в Аугсбурге (Германия), за что все евреи были оттуда высланы.
   17. В 1183 году евреи, судившиеся за подобное злодеяние, совершенное в Великий пяток, сознались в нем, а равно и в том, что обязаны делать это по своей вере.
   В XIII СТОЛЕТИИ.
   18. В 1288 году в Бехараце (Германия) евреи замучили ребенка и положили под гнет, чтобы выжать из него кровь.
   19. В 1228 году евреи в Аугсбурге распяли ребенка.
   20. В 1234 году в Норвиче евреи похитили ребенка, держали его втайне несколько месяцев, до Пасхи, но не успели совершить злодеяния своего; ребенок отыскан, а они казнены.
   21. В 1250 году в Аррагонии жиды распяли во время пасхи своей семилетнего ребенка.
   22. В 1255 году в Линкольне (Англия) евреи похитили восьмилетнего отрока, секли его бичами, увенчали терновым венцом и распяли на кресте. Мать нашла труп в колодце; евреи изобличены и сознались; 114 один из них на месте растерзан лошадьми, а девяносто отведены в Лондон и казнены там.
   23. В 1257 году в Лондоне евреи принесли в жертву на празднике пасхи христианского младенца.
   24. В деревне Торхан (Германия) в 1261 году евреи выпустили из семилетней девочки кровь изо всех жил, а труп бросили в реку, где он был найден рыбаками. Евреи были изобличены и частью колесованы, частью повешены.
   25. В 1282 году женщина продала евреям украденного ею ребенка, а они замучили его, исколов по всему телу. Когда та же женщина хотела передать им другое дитя, то была поймана, созналась во всем под пыткой, указав место, где первый ребенок был брошен; он найден исколотым по всему телу; по этому поводу было в Мюнхене восстание, в коем убито много евреев.
   26. В 1287 году в Берне (Швейцария) несколько евреев колесованы за умерщвление младенца, а остальные высланы.
   27. В 1295 году евреи вторично высланы были из всей Франции за подобные преступления.
   В XIV СТОЛЕТИИ.
   28. В Вейсензе (Турингия) в 1303 году несколько евреев сожжены за умерщвление дворянского ребенка, найденного в воде.
   29. В 1305 году в Праге евреи умертвили в Пасху христианского ребенка.
   30. В Губерлине (Германия) в 1331 году жиды распяли на кресте ребенка, за что заперты были все в один еврейский дом и сожжены.
   31. В Мюнхене в 1345 году женщина продала ребенка Генриха евреям, кои нанесли ему до 60 ран и распяли его на кресте.
   32. В 1400 году в Тюрингин евреи купили у католика ребенка и замучили его. Маркграфы Фридрих и Вильгельм повелели за это колесовать и четвертовать католика и евреев.
   В XV СТОЛЕТИИ.
   33. В 1401 году в Швабии народ восстал по поводу умерщвления евреями двух христианских детей, купленных у какой-то женщины, запер всех жидов вместе с ней в синагогу и сжег их там живых.
   34. В 1407 году в Кракове при короле Ягелле народ возмутился по случаю умерщвления евреями ребенка, убил много евреев, опустошил и выжег дома их и выгнал их всех из города.
   35. В 1420 году в Венеции казнено несколько евреев за убиенного в Великую пятницу младенца.
   36. В 1420 году в Вене при Фридрихе сожжено 300 евреев за умерщвление ими трех детей.
   37. В 1454 году в Вене казнено несколько евреев за то, что убили ребенка, вынули сердце, сожгли его в порошок и бросили его в вино, которое затем выпили.
   38. В 1456 году в Анконе крещеный еврей, бывший раввин Эмануил, объявил, что бывший там лекарь из евреев отрезал голову служившему у него мальчику-христианину и собрал тщательно кровь.
   39. Он же показал о другом подобном случае, где евреи распяли мальчика, кололи его и собирали кровь в сосуды.
   40. В 1486 году в Регенсбурге найдено в одном еврейском погребе шесть трупов христианских младенцев; при исследовании открыт тут же камень, обмазанный глиной, под которой найдены на камне следы крови, потому что дети на нем были убиты.
   41. В 1475 году в Триенте.
   42. В 1486 году в Братиславе (Бреславль).
   43. В 1494 году в Бранденбурге казнены и частью сожжены были евреи за убиение христианских младенцев. Происшествие в Триенте описано со всеми подробностями. Трехлетний ребенок Симеон убит был в четверток на Страстной неделе, и жители поклонялись ему как мученику. Еврей Товий принес его в школу; тут зажали ему рот, держали за руки и за ноги, вырезали кусочек из правой щеки, кололи большими иглами по всему телу и, собрав кровь его, тотчас же положили в опресноки. Евреи ругались над ребенком, называя его Иисусом Христом, и бросили труп в воду. Родители нашли труп и донесли об этом властям, кои вынудили из евреев пыткой сознание во всех подробностях этого злодейства. На могилу младенца ходили на поклонение, и мученик вскоре приобрел имя праведника. Впоследствии папа Сикст IV воспротивился этому и запретил даже преследование триентских евреев, потому, вероятно, что иудеи успели склонить в пользу свою приближенных к папе людей. Происшествие это изображено было во Франкфурте на картине, которая существовала еще в 1700 году с подробной надписью.
   44. В 1492 году иудеи по подобным обвинениям изгнаны из Испании.
   В XVI СТОЛЕТИИ.
   45. В 1502 году в Праге еврей сожжен на костре за убиение младенца и испущение из него крови.
    46. В 1509 году в Боссингене (Венгрия) иудеи замучили ребенка, украденного ими у одного колесника, и, исколов его по всему телу, выпустили кровь, а труп кинули за городом. Виновные сознались под пыткой и казнены.
   47. В 1510 году иудеи изгнаны были из Англии по такому же обвинению.
   48. Около того же времени в Данциге еврей украл сына одного мещанина.
   49. В Глозаве при короле Августе шестилетний мальчик Донемат и семилетняя девочка Доротта замучены евреями.
   50. В Раве два еврея украли ребенка у сапожника и лишили его жизни, за что были казнены.
   51. В 1540 году в княжестве Нейбурге иудеи зверским образом замучили христианского младенца, который жил еще трое суток. Дело обнаружилось тем, что еврейский мальчик, играя на улице, сказал: «Три дня выл этот щенок и насилу издох». Это слышали посторонние люди; а потому когда обезображенный труп был найден в лесу пастушьей собакой и народ сбежался, то уже знали, за кого взяться. Кровь этого мученика найдена была, между прочим, в другом городе, в Позингене.
   52-53. В 1566 году в Нарве и в Бельске иудеи подозревались в том же преступлении и успели исходатайствовать особое по сему повеление польского короля Сигизмунда, коим опровергается подозрение это как нелепое, и король предоставляет впредь подобные случаи своему собственному суду.
   54. В 1569 году в Ленчицах (Польша), в Воловском монастыре, иудеи замучили двоих младенцев.
   55. В 1570 году иудеи изгнаны из маркграфства Бранденбургского за то, что ругались над Святыми Тайнами.
   56. В 1571 году иудеи в Германии содрали кожу с одного христианина по имени Брагадин и мученически его умертвили.
   57. В 1574 году в Литве, в местечке Поне, жиды замучили одного младенца.
   58. В 1589 году в Вильне, в предместье, пятерых.
   59. В 1589 году в Тарнове (Глобицы) — одного, за что виновные казнены были смертью.
   60. 61 и 62. В 1590 году в Ольшовской Воле (Польша), под Шидловцем, в Курозваках и Петеркове иудеи замучили троих детей.
   63. В 1593 году там же одна женщина продала евреям троих украденных ею детей.
    64. В Красноставцах замучен таким же образом студент или ученик школы.
   65. В 1597 году в Шидловце иудеи окропили свою школу кровью замученного ими ребенка, что и записано в судебных книгах. Это согласно с обрядом еврейским помазывать двери в домах своих кровью пасхального агнца, а равно и с вышепомещепнымн показаниями о сем предмете унтерфицера из евреев Савицкого и свидетельством Пикульского, что евреи помазывают этою кровью двери в доме христианина. Так же точно они не только едят сами опресноки с кровью и сладкие пирожки, изготовленные к празднику Пурим, но охотно угощают ими и христиан.
   66-68. В 1598 году в Люблене, в Коле и Кутне (Польша) замучены иудеями три младенца, о чем существует печатное делопроизводство; в особенности замечателен декрет люблинского трибунала. Младенец Алберт найден в лесу при деревне Возники исколотым, изрезанным. Евреи были изобличены, но упорно запирались; под пыткой все пять человек, допрошенные порознь, показали одно и то же, сознавшись во всем, и повторили гласно показания свои в суде и в присутствии нарочно призванных для сего евреев. Это также было в Пасху. Жид Яхим показал, что не участвовал в убийстве, а видел случайно кровь младенца в горшке и даже отведал ее, обмакнув палец, полагая, что это мед. Марко, богатый арендатор, у которого жил Яхим, и жена Марка не велели ему никому сказывать о том, что видел, но не открыли ему тайны, для чего нужна эта кровь; Яхим, однако же, слышал давно от других евреев, что им кровь точно нужна.
   Аарон сознался, что он вместе с Исааком украл младенца, когда возили солод, и передал Зельману, который зарезал его, собрал кровь и нанял работницу Настасью, чтобы вынести труп в лес. Аарон впоследствии несколько раз повторил свое показание, не отрекаясь более от слов своих, но не каялся, а показывал закоснелое изуверство, даже когда узнал о смертном приговоре. Исаак также сознался, показал все обстоятельства согласно с Аароном и дополнил отвратительной подробной картиной об истязании и смерти мученика. По словам его, кровь была роздана и употреблена в опресноки.
   Мошко из Медзержица показал совершенно то же и объяснил причину, для чего иудеи замученных младенцев не хоронят, сказав, что это противно вере их; труп надо выкинуть, а не зарывать. Правило это вполне согласуется с тем, что сказано было об этом предмете выше, о показаниях бывшего раввина Серафиновича.
   Работница Настасья, христианка, созналась во всем без пытки; она присовокупила, что еврейка, хозяйка ее, сказала ей, вынося вместе с нею труп, что если бы предать его земле, то все бы евреи погибли. Виновные были казнены.
   В XVII СТОЛЕТИИ.
   69. В 1601 году в Чаграхе (Польша) евреи умертвили девочку.
   70. В 1606 году в Люблине — мальчика.
   71. В 1607 году в Зволыне (Польша) — мальчика, которого нашли в воде обезображенным с отрезанными членами.
   72. В 1610 году в Сташеве (Польша) еврей Шмуль украл младенца, продал его в Шидловец, где иудеи были схвачены в то самое время, когда истязали жертву свою. Евреи четвертованы, а тело младенца положено в каплице, с надписью: «Сын Ивана Коваля и Сузанны Нерихотовской, граждан Сташевских, коего глас кровавой мести взывает об изгнании из Сташева евреев, врагов христианского имени».
   73. В 1616 году в Вильне иудей Бродавка умертвил младенца Яна, сына крестьянина помещика Олесницкого.
   74. В 1617 году в Сельцах, под Луковом, замученный евреями младенец отыскан и положен к коллегиате, в Люблине.
   75. В 1626 году в Сохачеве несколько христианских детей были украдены и убиты евреями.
   76. В 1628 году в Сандомире иудеи замучили двоих детей аптекаря.
   77. В 1636 году последовал декрет люблинского трибунала по подобному делу: иудеи пригласили под каким-то предлогом кармелитского лайка (послушника) и, кинувшись на него внезапно, выпустили из него много крови и, угрожая смертью, обязали страшной клятвой не обнаруживать происшедшего. Но вследствие этого насилия послушник отчаянно занемог, сознался во всем настоятелю, а сам вскоре скончался, приняв, однако же, присягу в справедливости его показания. На этом основании евреи были казнены.
   78. В Калишской губернии, в городе Ленчицах, в костеле бернардинов, находился труп замученного евреями младенца. Потомки виновных долгое время обязаны были носить по городу ежегодно в день преступления картину, изображавшую участвовавших в этом иудеев, кои были казнены. Впоследствии обычай этот прекратился, а на евреев наложена была вместо того в пользу монастыря денежная пеня.
   79. В 1639 году ребенок замучен иудеями в Комошицах.
   80. В том же году в Ленчицах случилось подобное происшествие: крестьянин Мендык был обольщен иудеями и продал ребенка крестьянина Михалковича раввину Мейеру. Собравшись ночью, иудеи замучили ребенка точно таким образом, как бывало во всех подобных случаях: они искололи его по всему телу и выпустили из него кровь, а труп возвратили тому же крестьянину Мендыку. Укор совести заставил этого человека донести на себя и на иудеев, причем он показал, что прежде того продал им еще двух ребят. Мендык подтвердил то же под присягой и на двукратной пытке огнем, равно на лобном месте, перед казнью. Таким образом, Мендыка за сознание четвертовали, а иудеи, которые упорно ни в чем не сознались, были высшим судом оправданы. Это был один из первых и самых замечательных уроков христианам: не сознаваться и не уличать иудеев в таком ужасном злодействе.
   81. В 1648 году в Иванишках иудеи замучили и искололи ребенка а раны залили воском.
   82. В 1650 году, 21 марта, в Кадене колесован один иудей за то, что умертвил ребенка, дав ему восемь ран и обрезав пальцы на руках. В 1649 году иудеи истязали и умертвили младенцев:
   83. в Хвостове;
   84. в Киях, неподалеку от Пинчова;
   85. в Негословицах, под Вацановом;
   86. в Сецимине;
   87. в Опатове — и виновные казнены.
   88. В 1655 году случилось то же в Брежнице, под Сандомиром, где обвинен арендатор Цико;
   89. в Острове, под Люблином;
   90. в Праще.
   91. В 1660 году в Тунгухе (Германия) иудеи на Пасху зарезали христианского ребенка, за что было сожжено до 45 человек.
   92. В 1669 году около Меца (Франция) еврей Леви украл ребенка, который найден был мертвым в лесу; виновный был сожжен.
   93. В 1665 году евреи в Вене мученически умертвили женщину, которую нашли изрезанной на части в озере. Так как подобные злодеяния повторялись и впоследствии, то иудеи были изгнаны императором в 1701 году из Вены. В 1689 году были подобные происшествия и виновные наказаны:
   94. в Жулкове;
   95. во Львове (тогда Лемберг);
   96. в Цеханове;
   97. в Дрогобецке «судьи, собравшиеся в сем последнем месте по этому делу, все были отравлены».
   98. Минской губернии, у Слуцка, в Святотроицком монастыре, почиют мощи младенца Гавриила, замученного в 1690 году иудеями. В надписи рассказаны все подробности этого происшествия: злодейство совершено в Белостоке, труп найден в густом хлебе, с обычными в сих случаях знаками. Собаки открыли лаем своим тело младенца, признанного впоследствии местным угодником. В честь ему сложены молебные песни, известные под названием тропаря и кондака. Еврей, арендатор Шутка, был главным убийцей.
   99. В 1694 году умерщвлен ребенок иудеями во Владимире на Волыни.
   100. То же случилось в 1697 году в Новом Месте, под Равою, и
   101. в Вильно, где несколько иудеев за мученическое убийство младенцев были казнены.
   В 1698 году:
   102. в воеводстве Брестском, в Заблудове; 103. в Кодне, под Замостьем;
   104. в Сендомире;
   105. в Рожанах;
   106. в Слониме евреи замучили семерых детей, а в Бродах отравили епископа Цешейку.
   107. В 1699 году в Цеханове и в Белой иудеи были казнены на площади перед синагогой за то, что, опоив молодого человека, христианина, выпустили из него кровь и уморили.
   В XVIII СТОЛЕТИИ.
   108-110. В 1705 году в Гродно, в Цеймейлеве и Ржешове иудеи замучили к Пасхе трех христианских детей.
   111. В 1750 году иудеи по такому же происшествию изгнаны были из Каменца Подольского.
   112. В 1753 году в Житомире был случай, разысканный во всей подробности и доказанный следствием и судом; само решение по сему делу отыскано было в архиве в 1831 году.
   В Страстную пятницу 20 апреля 1753 года в деревне Маркова Вольница иудеи поймали вечером трехлетнего младенца Стафана Студзитского, унесли его в корчму, поили медом и кормили хлебом, размоченным в водке, отчего ребенок заснул и лежал спокойно на печке. В ночь на Светлое Воскресенье иудеи собрались в корчме, завязали ребенку глаза, зажали рот клещами и, держа над лоханью, кололи со всех сторон острыми гвоздями, качая и приподнимая для лучшего истечения крови. Когда страдалец испустил дух, то труп был отнесен в лесок, где он найден был на другой же день. По очевидным уликам еврейки Брейна и Фружа без пытки сознались в этом убийстве, а мужья их были ими уличены и также без пытки сознались. Затем прочие были преданы пытке и, повинившись, сделали столь подробное описание этого злодейского преступления, что уже, конечно, не могло оставаться никакого более сомнения. Евреи были казнены жестокой смертью в Житомире: раввину полоцкому и пяти другим иудеям сожжены под виселицею руки, обмотанные смолистою пенькой, вырезано по три ремня из спины, а потом они четвертованы, головы посажены на кол, а тела повешены; пятеро других просто четвертованы, головы посажены на кол и тела повешены; один, принявший Святое крещение, обезглавлен. В то время была написана картина, изображающая труп младенца Студзитского в том самом виде, как он был найден, исколотый по всему телу. Подлинная картина хранилась у архиепископа Львовского.
   113-114. В 1799 году было два подобных случая: 1) около Режицы найден в лесу мертвый человек с необыкновенными знаками и ранами на теле: на кисти правой руки просечена, как бы долотом, рана; другая повыше левого локтя; третья, подобная, под левой икрой и четвертая на спине. Раны явным образом были нанесены умышленно и в несколько приемов; человек этот ночевал в корчме у иудея, которого работник вывез его в этом положении в лес. Но следствие ничего не открыло, потому что все взятые под стражу евреи бежали и не были отысканы;
   2) в том же году, перед еврейской пасхой в Сеннинском уезде, близ еврейской корчмы, найден труп женщины, исколотый в лицо, на руках и ногах и по всему телу; но на платье не оказалось никакого следа крови, из чего и видно, что она была раздета, исколота, лишена жизни, а потом обмыта и одета. По следствию ничего не открыто.
   В XIX СТОЛЕТИИ.
   115. В 1805 году производилось дело в Велижском поветовом суде о найденном в реке Двине теле двенадцатилетнего мальчика Трофима Никитина; мальчик был зарезан и по всему телу исколот, в чем обвинялись три иудея, и в том числе Хаим Черный, попавшийся вторично по такому же делу в 1823 году. По недостатку улик дело предано воле Божией, но впоследствии открылись важные упущения делопроизводителей, за что на земский и поветовый суды наложена была пеня, но дело не переследовано.
   116. В 1811 году, перед Пасхой, в Витебской губернии, в деревне помещицы Томашевской, пропал у крестьянина из колыбели ребенок, и, хотя многие обстоятельства наводили подозрение на иудеев, следствие ничего не открыло.
   117. В 1816 году в Гродно в Пасху найдена мертвой крестьянская девочка Адамовичева, у которой одна рука вырезана была из локтевого сустава, а тело исколото во многих местах. В этом злодействе подозревались евреи, и первое исследование усилило подозрение; но евреи прислали депутатов в С.-Петербург, жалуясь на такое оскорбительное для них подозрение и приписывая его — очень хитро — ненависти поляков за приверженность иудеев к правительству. Вследствие сего и состоялось Высочайшее повеление от 28 февраля 1817 года, «чтобы евреи не были обвиняемы в умерщвлении христианских детей по одному предрассудку, будто они имеют нужду в христианской крови, а что если бы где случилось смертоубийство и подозрение падало на евреев, без предубеждения, однако же, что они сделали сие для получения христианской крови, то было бы производимо следствие на законном основании и проч.» На сем основании гродненскому губернскому начальству сделано было Высочайшее замечание и дело прекращено. Но по настоянию губернского прокурора, который нашел неправильности и неполноту в первоначальном следствии, оно было возобновлено через 10 лет;
   Государственный Совет, приняв в рассуждение десятилетнюю давность и Высочайшее повеление 1817 года, коим подобные подозрения на евреев запрещено принимать, положил предать дело это забвению. Крещеный еврей Савицкий явился при сем случае, вызвавшись изобличить иудеев, если только его обеспечат от угрожающей ему в сем случае опасности, но Государственный Совет признал, что «такого рода исследования возбранены помянутым Высочайшим повелением».
   118. В 1821 году на берегу реки Двины найдено тело Христины Слеповронской, в убийстве ее подозревались иудеи, хотя и ничего не открыто.
   119. В 1821 году, перед Пасхой, в Могилевской губернии Чаусовского уезда, в селе Голенях, найдено мертвое тело мальчика Лазарева, о коем по наружным признакам судили, что он, должно быть, умерщвлен изуверными евреями. Губернатор начал строгое следствие, но иудеи, прислав опять депутатов в С.-Петербург с письмом уездного стряпчего, изобличавшим его в намерении к злоупотреблениям, жаловались на такое оскорбительное для них подозрение, противное Высочайшему повелению 1817 года. Дело было прекращено, а губернскому правлению сделано замечание за то, что оно поступило вопреки упомянутому Высочайшему повелению, приняв подобное подозрение на евреев.
   120. В 1823 году пастор Эртель обнародовал подобный случай, бывший в Баварии. Но это едва ли не последний пример в Западной Европе. С тех пор такие происшествия оглашались только в Польше, в наших западных губерниях и на Востоке, в Турции, Сирии и проч.
   121. В 1823 году случилось подобное происшествие в Велиже Витебской губернии, одно из самых замечательных дел по огромности производства, запутанности, большому числу прикосновенных, по обнаруженным при этом случае другим подобным злодеяниям, по продолжительности, а наконец, и по тому, что восходило на окончательное решение до Государственного Совета.
   122. В 1817 году убийство в Велиже двух мальчиков крестьянских. Первое показание об этом сделала работница Терентьева, которая сама привела за деньги мальчиков в дом еврея Цетлина. Работницы Максимова и Ковалева, участвовавшие тоже в этом деле, сознались и подтвердили во всем показание первой, а Ковалева, будучи крепостной богатых евреев Берлиных, которые купили целое имение на имя уездного казначея Сушки, до того испугалась своего признания, что, проплакав целую ночь и утверждая, что она теперь пропала, повесилась. Мальчикам, по показанию этих женщин, жиды остригли ногти, потом сделали обрезание, качали их в бочке, перевязали ремнем ноги под коленями, кололи по всему телу, собирая вытекающую кровь, а мертвых бросили с пристани в реку Двину. Показания этих трех женщин, несмотря на запутанность их, носят на себе в отвратительных подробностях своих отпечаток неопровергаемой истины. Так, например, Ковалева в слезах и страхе рассказывала, где и по какому случаю она видела в особом ларце у Цетлиной сухие кровяные лепешки из крови этих мальчиков и часть крови, собранной в серебряный стакан, присовокупляя, что кровь уже испортилась и пахла мертвечиной.
   123. Она же, Ковалева, объявила при этом случае, что, по всей вероятности, те же самые иудеи сгубили родного ее брата, Якова, но что она не смела об этом говорить. По справке оказалось, что малолетний Яков в 1818 году умер будто бы от нанесенной самим себе по неосторожности раны; дело это за давностью оставлено было без внимания.
   124. По тому же делу обнаружилось, что те же велижские евреи в 1817 году истязали и умертвили шляхтянку Дворжицкую, взрослую женщину, останки которой найдены были в лесу в следующем году. И в этом злодействе участвовали те же развратные русские бабы, которые открыли все мелочные подробности его. Дворжицкую напоили пьяной, качали в бочке, били по щекам, ругались над нею, положили на два стула, кололи в разных местах и собирали кровь в подставленную посуду; мертвую же обмыли, положили в пошевни и вывезли за город, в лес. Из этого происшествия видно, что иудеи, посягавшие на подобное дело, не ограничивались убийством одних только младенцев или мужчин, но готовы были воспользоваться всяким удобным случаем, дабы убить христианина и взять кровь его для суеверных обрядов. Впрочем, Терентьева именно показала, что не знает, куда иудеи употребили кровь Дворжицкой, но заметила, что они, рассматривая кровь эту, находили ее черною и были ею недовольны.
   125. По тому же делу обнаружилось такое же убийство жидами двух девочек, нищих, в 1819 году в Семичевской корчме около Велижа. И здесь возмутительные подробности, во всем согласные с обстоятельствами и с другими сведениями о подобных делах, не оставляют никакого сомнения в истине происшествия. Многие иудеи, оговоренные по сему делу, изобличены были в совершенно ложных показаниях и дерзкой лжи, так, между прочим, они уверяли, что вовсе не знали и никогда не видели Терентьевой, тогда как доказано было, что они знали ее очень хорошо и уже много лет, потому что она служила работницей у иудеев в том же месте.
   126. По тому же делу обнаружилось убийство в Брусовановской корчме еще четырех детей. Это случилось также перед Пасхой, в 1821 или 1822 году, в голодное время, когда дети ходили по миру, и иудеи, зазвав их в корчму, заперли порознь, а после поодиночке же умертвили в присутствии множества других евреев обыкновенным мученическим образом. Соучастницы евреев Максимова и Терентьева назвали поименно большую часть виновных, описав во всех подробностях, как преступление было совершено, кто где стоял, что говорил и делал. Один иудей доведен был уликами до того, что, растерявшись и зарыдав, сказал в присутствии комиссии: «Если кто из семьи моей признается или кто другой скажет все это — тогда и я признаюсь». Другие иудеи или упорно молчали, или выходили из себя и истово кричали и угрожали свидетелям. Ко всему этому присоединилось еще особое дело о поругании евреями Святых Тайн, полученных подкупом, и антиминса, украденного нарочно для этого из церкви. Разыскание показало справедливость этого доноса, раскрыв все подробности его; тем не менее иудеи не сочли за нужное сознаться и действительно отделались голословным упорным запирательством. Иудеи при допросах в присутствии выходили из себя, кричали и бранились до того, что их выводили вон и комиссия не могла продолжать допросы.
   127. В 1827 году, перед Пасхой, в Виленской губернии, в Тельшевском уезде, в деревне помещика Дамми, пропал без вести семилетний ребенок Пиотрович. Пастух Жуковский объявил, что видел сам, как иудеи поймали ребенка в поле и увезли; впоследствии труп был найден обезображенным точно таким же образом, как во всех подобных случаях; иудеи путались при допросах, делали ложные показания, снова их отменяли, и, наконец, изобличены в злодеянии этом столько, сколько можно уличить людей, не имеющих в оправдание свое ничего, кроме голословного запирательства. Несмотря на то что в этом случае был даже один посторонний свидетель — упомянутый пастух, иудеи были оставлены только в подозрении. И это, конечно, уже доказывает, что все улики, кроме сознания, были налицо, ибо во всех других современных нам случаях, помещенных выше и ниже, евреи всегда были оправдываемы. К этому следует присовокупить, что два иудея, которые начали было признаваться, найдены мертвыми: один убитым под мостом, другой отравленным. Здесь будет кстати упомянуть, что в другом подобном случае признавшийся в преступлении еврей был найден повешенным в иудейской школе при закрытых дверях; несмотря на это, показание иудеев, что он сам удавился, было принято.
   128. В 1827 году ребенок пропал в Варшаве за два дня до Пасхи; очевидно, подозрение пало на иудеев, следы были открыты, и ребенок, вопреки уверениям и отпирательствам иудея, отыскан в его сундуке. Несмотря на многие обстоятельства, обличившие виновных в том, что они намерены были принести ребенка обычным образом в жертву своему исступленному фанатизму, иудеи отделались тем, что утверждали, что они просто пошутили.
   129. В 1828 году в книге «Путешествие по Турции» англичанина Вальша говорилось следующее: «Константинопольские христиане утверждают, что иудеи, похищая детей, приносят их в жертву перед Пасхой вместо пасхального агнца. Я был свидетелем большого волнения между жителями. У греческого купца пропал ребенок, и думали, что он украден и продан в рабство. Но вскоре тело его нашли в Босфоре; руки и ноги были у него связаны, а особенные раны и знаки на теле показывали, что он был умерщвлен необыкновенным образом, с каким-то особым, необъяснимым намерением. Гласные обвинения пали на евреев, потому что это случилось перед Пасхой, но ничего не было открыто».
   130. В 1833 году в Минской губернии Борисовского уезда живший в деревне Плитчанах еврей Орко заманил к себе ушедшую от помещика крестьянку Феклу Селезневу и бывшую с ней девочку 12 лет Евфросинию и, по показанию первой, уговорил ее, обещав за это 30 целковых, согласиться на убийство последней для того, чтобы добыть из нее кровь. Труп был найден, а на нем, кроме признаков удушения, рана на виске, откуда, по показанию Феклы, Орко выпустил кровь в бутылку. Он говорил ей, что кровь эта необходима ему для какой-то беременной родственницы, при родах которой нужна христианская кровь для помазания глаз ребенка. Уговаривая Феклу, Орко сказал: «Хоть бы от мизинца достать крови, очень нужно, и без этого никак нельзя обойтись». В доме иудея и частью даже на жене и дочери его найдено снятое с убитой платье; Фекла после запирательства и противоречивых показаний рассказала все подробности этого убийства и каким образом Орко нацедил крови в бутылочку. Впоследствии иудеи были уличены в подкупе подсудимой Феклы, чтобы она приняла все одна на себя, а их не выдавала. Орко уговаривал также мать убитой, чтобы она не искала дочери своей, которая живет на хорошем месте; он же силой и дракой не допускал к обыску сарая, где по указанию Феклы найден был труп. Жена и дочь Орки и сам он путались беспрестанно в ложных показаниях. Вследствие всего этого Орко был обвинен в убийстве, но на основании Высочайшего повеления 1817 года, которым запрещено подозрение в употребелении евреями христианской крови, вопрос этот устранен.
   131. В 1833 году в Волынской губернии, в Заславском уезде, случилось следующее. Крестьянин графа Грохольского Прокоп Казан явился 20 марта в экономическое правление и объявил знаками, что на пути в деревню Волковцы напали на него три иудея и отрезали ему кончик языка. Когда рана поджила, то он рассказал следующее: «Я был настигнут евреями, когда перешел лес на перекрестке между деревнями Городищем и Серединцами. Поравнявшись со мной, сначала подошел ко мне один жид и, разговаривая, шел рядом; потом присоединился к нам другой, а наконец, и третий. Ничего не подозревая, я беспечно отвечал на вопросы их, как вдруг один, отстав немного, схватил меня сзади и повалил; другие бросились и начали давить мне грудь и душить за горло так сильно, что я пришел в беспамятство и, вероятно, высунул язык. Пришед от боли в чувство, я увидел себя поставленным на колени с наклоненной головой; один еврей поддерживал мою голову, а другой подставлял под рот чашку, в которую кровь сильно лилась. В таком положении, беспрестанно подталкивая меня в бока и затылок — вероятно, для усиления кровоточения, — держали они меня до тех пор, пока чашка не наполнилась кровью больше, чем до половины. Тогда, взяв миску с кровью и отняв у меня 12 рублей серебром, найденные мной на ярмарке, сели они в свою бричку и уехали. Это случилось около полудня. От истечения крови я опять обмер, а когда пришел в себя, то солнце было уже низко. Евреи ехали в бричке, запряженной тремя гнедыми и одной белой лошадьми».
   Заславский городничий собрал немедленно всех тамошних евреевфурманов, поставил их в два ряда и, призвав Казана, приказал ему узнавать между ними преступников. Казан три раза прошел по рядам и, не могши еще говорить, показал знаками, что здесь их нет. Проверив наличных евреев по списку, городничий нашел, что в числе их недостает трех, именно: Ицка Малаха, Шая Шопника и Шлема Калия. Их призвали, поставили в ряды и снова позвали отпущенного уже Казана. Едва он подошел, как тотчас же указал на Ицку Малаха, стараясь всячески дать знать, что это тот самый, который отрезал ему язык; в Шопнике узнал он того, который его держал; в Калии нашел сходство с третим участником преступления, не утверждая, однако же, положительно, что это он. Казан твердо стоял на своем показании даже после духовного увещевания.
   Евреи запирались. Малах уверял, что он уже десять дней как не выезжал из города; Шопник — что он ездил и воротился именно 20 числа, но с евреем Резником и на одной лошади; Калий — что также был в это время в городе. Каждый представил свидетелей.
   Показания Калия, по-видимому, подтвердились; слова Шопника отчасти также, но с некоторым разноречием относительно времени; из свидетелей же, представленных Малахом, двое евреев, и в том числе хозяин его Гирштель, вовсе от свидетельств отказались; а подтвердили показания его только один еврей, одна еврейка, дворник и отец его, рядовой инвалидной команды, человек, наказанный за дурное поведение шпицрутеном и переведенный в инвалиды и сверх того находившийся караульным при Малахе.
   Между тем были расспрашиваемы жители селений, соседних с местом, где случилось происшествие. Из них многие показали, что видели в этот день трех евреев, но куда они ехали, не заметили, равно не помнят ни масти, ни числа их лошадей; третьи показали, что действительно проезжали евреи на подобных лошадях, но не заметили, сколько человек и куда поехали; один объявил, что он видел именно трех евреев, проезжавших через село Городище на трех гнедых и одной белой лошадях; а заславский полицейский чиновник положительно удостоверял, что только еврей Малах выезжал из города на трех гнедых и одной белой лошадях и что в это время ни брички, ни лошадей таких ни у кого другого из заславских евреев не было. Он не мог только сказать положительно, ездил ли Малах куда-нибудь в самый день происшествия.
   Врачебная управа, свидетельствовавшая Казана, нашла, что язык отрезан действительно острым орудием, но чтобы это сделано было насильственно, управа признала невозможным, во-первых, по невозможности трем человекам совершить подобное насилие, а во-вторых, потому что у Казана ни на теле, ни на платье, кроме нижнего, о которое, по словам его, он вытерся, придя в чувство, крови нигде не оказалось, чего при насилии избежать было бы невозможно.
   Новоградволынский магистр решил евреев оставить в сильном подозрении. Уголовная палата постановила оставить их свободными.
   Губернатор дал мнение, что он считает еврея Малаха уличенным и полагает сослать его в Сибирь; Шопника оставить в подозрении и перевести на жительство в другой город; Калия подвергнуть полицейскому надзору по месту жительства.
   Правительствующий сенат, основываясь: «1) на заключении врачебной управы; 2) на доказательствах евреев о бытности их во время происшествия безвыездно в городе, кроме Шопника, доказавшего, что он ездил с Резником; 3) на общем одобрении поведения евреев; 4) на том, что Казан: а) не объявил немедленно о найденных им 12 рублях, б) бывал в корчмах и пил, в) обманул брата, скрыв настоящую причину своего ухода из дома, и потому, несмотря на одобрение посторонних, с дурной стороны выказал свое поведение, — постановил: 1) жидов признать к делу неприкосновенными, 2) Казана за ложный оговор их наказать плетьми двадцатью ударами и оставить под надзором полиции в подозрении, что он сам изуродовал себя из преступных видов».  

   ВСТАВКА Фото 3
   Ты иудей сокрушил иго Христово, разорвал узы, отторгся от Царствия Небесного и подчинился человеческим властям!.. Смотри, как точно Пророк обозначил необузданность иудеев; он не сказал: ты отверг иго, но — сокрушил иго, а это пророк животных рьяных, необузданных, не терпящих власти (Первое слово против иудеев). Святой Иоанн Златоуст

   Как пишет Даль, «здесь невозможно удержаться от некоторых замечаний. И во-первых, управа или сама по простоте своей была обманута, или же, что гораздо вероятнее, обманула других.Свидетельство ее во всяком случае ложное, неосновательное. Если три человека повалят одного и будут душить его за горло, придавив грудь, до беспамятства, то у него не только рот откроется, но даже и язык высунется; стоит только придавить кадык или гортань. Не менее ясно, отчего у Казана не было крови на одежде: он очнулся от первого обморока, стоя на коленях, с наклоненной вперед, над посудой, головою, и три жида держали его; вскоре он опять обмер и лежал, потеряв много крови, от полудня до вечера. Итак, сначала кровь бежала в подставленную вплоть ко рту чашку, потом, на все время обморока, остановилась, запеклась на языке, и когда он пришел вторично в себя, то уже кровотечения не было, а потому и платье не было окровавлено».
   132. В 1840 году, во время Пасхи, католический священник отец Фома, живший в Дамаске, отправился со служителем своим в еврейский квартал, и оба пропали без вести. Обвинения пали на иудеев; все христианское население Дамаска поднялось, и негодование воспламенило даже мусульман. Французский консул, вполне убежденный в том, что злодеяние совершено евреями, разыскивал сам, побуждая всеми средствами турецкое правительство к действию, и настаивал на обвинении и казни иудеев; австрийский консул, к ведомству которого иудеи отчасти принадлежали, противодействовал и отстаивал евреев. Под пытками евреи сознались. Еврейские «посольства» с помощью подкупа добились прекращения дела, и оставшиеся в живых иудеи были освобождены.
   133. В 1843 году, перед Пасхой, в Витебской губернии, в городе Луцке, два еврея, братья Берко и Шмария Клепачи, схватив пятнадцатилетнюю девушку Щербинскую, сделали ей насильственное кровопускание, собрав кровь в стакан. Несмотря на все улики, Берко и Шмария от всего отпирались и не могли быть уличены. Генерал-губернатор старался собрать по этому поводу секретные сведения на месте и нашел, что хотя сведения эти недостаточны для положительного заключения, но они подкрепляют издавна существующее известие об употреблении жидами христианской крови для каких-то изуверных обрядов.
   134. В 1844 году высший суд Порты вынес решение по обвинению иудеев, живших на острове Мармаре, в мученическом убиении христианского младенца, который найден был истерзанным. Жалоба принесена была Греческим патриархом, но по настоятельному предстательству английского посланника суд не признал иудеев виновными, а приговорил патриарха к уплате судебных издержек.
   Страшным преступлением против христиан со стороны иудеев было ритуальное поругание Святых Даров и антиминсов Христианской Церкви. 129 Так, Пикульский (крещеный еврей) в своем сочинении «О жидах», изданном в 1760 году во Львове, утверждает, что предметом особых стараний иудейских старшин является приобретение частиц Святых Тайн для поругания по особому обряду. Это свидетельство подтверждается и следственными показаниями, которые приводятся в книге историка иудаизма И. Лютостанского.[133]
   В 1213 году во Франции иудей купил Святые Дары у своей служанки-христианки для поругания и бросил их в денежную кружку, где было семь серебряных монет; потом, увидев Святые Дары изменившимися, испуганный, обратился в Христианство, с раскаянием пошел в Рим, и там папой Иннокентием был крещен.
   В 1290 году, на Святой неделе, женщина из Парижа, причащаясь, вынула изо рта причастие и отнесла к иудеям, чтобы выкупить заложенные вещи, которые они обещали ей за это отдать. Иудей сварил причастие и проколол его, через это вода окрасилась; когда власти узнали об этом, иудей был осужден на сожжение, а на месте его дома выстроили храм во имя Спасителя.
   В 1296 году один мошенник украл ночью из церкви Святые Дары во Франкфурте-на-Майне и продал иудеям; они прокололи Дары, показалась кровь, иудеи испуганно разбежались. Священники, узнав об этом, достали Святые Дары и положили в святое место. Мясник собрал народ в Ротыле, чтобы наказать иудеев; с хоругвями пошли в Витемберг, Нюрнберг, Ротенбург и в другие места и города — не пощадили ни одного иудея, которых в это время погибло почти 10 тыс. человек.
   В 1300 году в Кракове иудеи обокрали костел, Святые Дары перекололи ножами, топтали ногами — все это раскрыто следствием, виновные казнены.
   В 1305 году в Париже иудей купил у женщины Святые Дары, которые жарил на сковороде, потом ткнул ножом, и показалась кровь, испуганные иудеи бежали, отчего открылось преступление и иудеи были изгнаны.
   В 1330 году в Густрове при обряде перекалывания иудеями Святых Даров послышался плач младенца, иудейка, участвовавшая при этом, крестилась и открыла преступление. Иудеи были казнены вместе с христианской женщиной, которая продала им Святые Дары.
   В 1338 году в Германии, в городе Пулька, иудеи были казнены за подобное поругание Святых Даров.
   В 1369 году в Брукселе, в Брабанции, за поругание Святых Даров иудеи были казнены.
   В 1399-м в Познани построен храм Спасителя монахов кармелитов на том месте, где женщина украла и продала Святые Дары иудеям и они были поруганы; виновные в святотатстве были публично казнены.
   В 1407-м в Кракове построен костел во имя Спасителя (на Казимержу) на том месте, где были иудеями поруганы Святые Дары.
   В 1414-м в Кёльне иудей, переодевшись, пришел в церковь и приступил к причастию, потом, подошедши в угол, вынул причастие и там был взят на месте преступления и предан суду.
   В 1426-м в Вене христианская женщина продала иудеям Святые Дары, за что король Фридрих велел иудеев и эту женщину казнить.
   В 1433-м в Дывионе были обнаружены кража и поругание Святых Даров.
   В 1434-м в Декендорфе иудеи, добыв Святые Дары, искололи их и в кузнице били молотами с поруганием, потом бросили в печку. За что виновные были казнены.
   В 1453-м иудеи купили в Бреславле Святые Дары, которые крестьянин украл из церкви. Тогда иудеи положили Святые Дары на полотняный платок и секли розгами. По настоянию монаха-францисканца Иоанна Капистрана 2 мая иудеи были привлечены к суду в Бреславле и подвергнуты казни: 41 иудей на глазах преступника-крестьянина сожжен, другие же на вечные времена изгнаны из края, а имения их конфискованы королем Владиславом. В следующую ночь повесился главный раввин, который был привлечен к суду. Незадолго до событий император Альберт за такое святотатство посадил в тюрьму 2 тыс. иудеев и сжег живыми вместе с их имуществом.
   В 1466-м в Испании за поругание Святых Даров иудеи были казнены.
   В 1492-м были принесены две части Святых Даров одним ксендзом Петром Дене в Штейнберге, в Мекленбурге, к иудею Элеазару для того, чтобы выкупить залог. 21 июля иудеи осквернили и прокололи Святые Дары, причем показалась кровь, которая прошла через три платка, иудеи испугались и отдали окровавленные Святые Дары назад. Ксендз, видя чудесное явление и чувствуя угрызения совести, отдался сам суду; более 20 иудеев в день Симона Иуды сожжены живыми около Штейнберга, на возвышении, которое и называется с тех пор Жидовской горой.
   В 1508-м, 5 апреля, был уличен раввин в поругании Святых Даров в костеле Панны Марии в Кракове, публично сознался и был казнен.
   В 1510-м в Шпандау иудей Соломон, купив у христианина Святые Дары, с поруганием разрезал их; одну часть послал своим друзьям в Бранденбург, другую — вложил в тесто, выпекши лепешку, повесил в синагоге в киоте, третью частицу взял с собой в Остембург на свадьбу, которую иудей Меер на терелке поднес молодой невесте для колдовства и счастья молодым. За что Бранденбургский маркграф Иоахим продавца Святых Даров и виновных иудеев казнил.
   В 1514-м в Гали крещеный еврей, переодевшись ксендзом, добыл Святые Дары и продал иудеям для поругания, что обнаружено, и виновные были казнены. В том же году при Сигизмунде Августе, после приезда нунция папского Липомана, были сожжены иудеи из Равы по обвинению в краже Святых Даров и кощунстве.
   В 1540-м в Рославле тоже был обнаружен случай поругания Святых Даров.
   В 1556-м в Сохочеве Дорота Лящецкая, причащаясь в Великую субботу, вынула Святые Дары изо рта и продала иудеям за три талера. Евреи и женщина были сожжены.
   В 1562-м в Скербошове звонарь продал красноставским иудеям Святые Дары, но иудеи подкупом властей от заслуженного наказания освободились.
   В 1580-м в Осмециме двоих христиан сожгли за передачу Святых Даров иудеям, а евреи подкупом властей освободились.
   В 1590-м в Пултуске христианин Кржичковский украл из костела Святые Дары со всей дарохранительницей и продал иудеям за 4 злотых в Плонске, был арестован и сознался. Дарохранительница со Святыми Дарами найдена была у иудеев в навозе. Продавец и виновные иудеи были сожжены.
   В 1591-м в Праге иудей Левек украл в костеле Святые Дары и продал их другим иудеям, которые в поругании издевались, говоря: «Ежели ты еси Бог, то покажи твою мощь»; в полчаса явилась гроза, и гром ударил и сжег дом, где жили иудеи. Виновные раскаялись, и все крестились.
   В 1598-м, в декабре, в Полтаве был обвинен иудей Елонок в том, что купил у шляхтича Святые Дары для кощунства над ними. Проповедник Скарга распорядился о предании еврея пытке, еврей перестал запираться и сознался, что действительно купил у шляхтича Святые Дары, за что и был сожжен на костре.
   В 1600-м в Боснии Мазур продал Святые Дары иудеям и, мучимый совестью, сам себя выдал. Евреи подкупом добились освобождения на поруки, а затем, когда ведено было представить их на суд, бежали.
   В 1604-м в Познани евреи были пойманы и осуждены королевским решением за поругание Святых Даров, украденных ими и исколотых ножами. Долгое время в храме в Познани находилась картина, на которой был изображен крестный ход со Святыми Дарами и около процессии — иудеи с большими ножами.
   В 1619-м на границе Испании переодетая еврейка явилась в костел, получив в причастии Святые Дары, вынула изо рта и положила в платок, но была арестована и передана властям, потом созналась и была осуждена на смертную казнь.
   В 1669-м бродяга Мужинкович, будучи в тюрьме, обличенный во многих преступлениях, сознался, между прочим, что много лет специально занимался кражей Святых Даров в разных местах: в Кельцах, служа при костеле, высыпал из двух дарохранительниц Святые Дары и продал иудею Левку в Калише за 80 злотых. Преступник сознался, что с иудеем Левком им был заключен контракт на постоянную поставку Святых Даров, а иудей доставлял их в разные города Польши другим иудеям за большую плату.
   В 1696-м в Сандомире женщина в Великий четверг, приобщаясь, вынула Святые Дары и, положив в платок, хотела отнести иудеям, была поймана и сама созналась, раскаявшись, затем в городе была публично сожжена на костре.
   В 1698-м в Раве были пойманы шесть иудеев и два слесаря-христианина, которые обокрали костел, вынесли серебряные и золотые священные сосуды, где и было ими сделано поругание над Святыми Дарами. Христиане-слесаря были повешены, а иудеи с помощью подкупа освободились на поруки и бежали.
   В 1710-м в Ленчице звонарь Подгурский украл из храма Святые Дары и продал иудеям на поругание. Еврей, уличенный звонарем на суде, сознался, что одну часть Святых Даров взял с собой в Банек, а остальное передал местным иудеям для кощунства и колдовства. Семь иудеев и звонарь были осуждены на сожжение.

Глава 14

   Противостояние христиан и иудеев в Западной Европе. — Мартин Лютер о евреях. — Изгнание их из христианских стран. — Притворное принятие иудеями Христианства. — Столкновения христиан и иудеев. — Борьба против Талмуда. — Раввины зашифровывают в Талмуде нападки на Христа.
   В 1543 году основатель немецкого протестантизма Мартин Лютер написал трактат «О евреях и их лжи». В нем он доказывал невозможность мирного сосуществования иудеев и христиан в любом христианском государстве. Иудеи, писал Лютер, упрямы и настырны. Они трудновоспитуемы, но самодовольные дураки и фанатики. Вообще это люди, полные злобы и дурных намерений. С позиций веры, они «извратили истинный смысл Священного Писания, богохульствуют, проповедуют ложные доктрины, совращают христиан и боготворят идолов. Они оболгали Деву Марию, называя Ее гадиной, ведьмой, чудовищем. Религия евреев позволяет им нарушать клятвы, разбойничать, грабить и убивать иноверцев, отравлять колодцы и в ритуальных целях калечить детей христиан. Еврейские врачеватели распоряжались жизнью пациентов-иноверцев по своему усмотрению. С точки зрения социальной евреи одержимы страстью к присвоению чужой собственности любыми путями и средствами. Они прелюбодеи и пьяницы. Их занятие ростовщичеством, движущей силой которого являются нажива и стяжательство, противоречит нормам христианской морали и этики». «Знай, христианин, — предупреждал Лютер свою паству, — у тебя после дьявола есть еще враг — это жид!»
   В то же время Лютер не терял надежды, что истинно духовное спасение иудею может принести только Христианство.
   История жизни иудеев среди христианских народов — это история постоянных столкновений с ними. Происходило это обычно так. Поселившись в той или иной стране, иудейские общины стремились подкупить, а иногда просто купить некоторых из властей предержащих. Во Франции, Италии, Германии и других странах евреи снабжали деньгами всю знать, каждый феодал имел своего еврея. За это иудеи получали определенные льготы, позволявшие им эксплуатировать простой народ. Увлеченные наживой последователи Талмуда теряли чувство меры и вызывали к себе ненависть, следствием которой были восстания против них. В некоторых случаях верховные власти, чтобы избежать избиения иудеев, изгоняли их из страны.
   В 1306 году иудеев изгнали из Франции, в 1349-м — из Саксонии, в 1360-м — из Венгрии, в 1370-м — из Бельгии, в 1380-м — из Праги, в 1480-м — из Австрии, в 1444-м — из Нидерландов, в 1492-м — из Испании, в 1495-м — из Литвы, в 1498-м — из Зальцбурга, Вюртенберга и Нюрнберга, в том же году — из Португалии, в 1510-м — из Пруссии, в 1540-м — из Сардинии и Неаполя, в 1551-м — из Баварии.
   Алчность иудеев, их презрительное, высокомерное отношение к христианам вызывали у последних протест, который не могли остановить подкупленные власти и продажная знать. Характерные события происходили, например, в XIV-XV веках в Испании. В 1391 году горожане Севильи ворвались в богатый еврейский квартал и потребовали у евреев покинуть страну. В завязавшейся борьбе с обеих сторон погибло 4 тыс. человек. Подкупленные правители, пытаясь обеспечить неприкосновенность иудеев, предлагали им креститься. Однако и крещеные евреи — мараны, как правило, не меняли свою иудейскую веру и психологию, жить продолжали обособленно, по талмудическим законам, а из Священного Писания признавали только Пятикнижие Моисееве (Тору).
   Как отмечал проф. Хозмер, «во избежание гонений множество евреев приняли Христианство номинально. Обращенные оставались все иудеями в душе, хотя многие достигли высокого положения в Церкви. Под священническими и монашескими облачениями были тысячи, чье вероисповедание было лишь притворством. Были головы, увенчанные митрой, которые преклонялись искренне не перед Святыми Дарами, но тайно перед скрижалями иудейского закона. Чтобы видеть, насколько еврейские обычаи преобладали, достаточно было в субботу подняться на какую-нибудь гору и взглянуть вниз на города и селения; едва ли половина труб дымилась, так как множество иудеев отмечали свой шабаш. Среди лиц кастильской крови многие имели еврейскую родословную. Самые аристократические идальго, напоказ склонявшиеся перед алтарем Пречистой Девы, у себя приподнимали драпировку, скрывавшую жертвенник со священными еврейскими символами».
   Такое религиозное вероломство у испанских иудеев той эпохи сочеталось с настоящим предательством по отношению к народу, рядом с которым они жили. Как пишет тот же Хозмер, «в Вербное воскресенье, когда народ процессией отправился в церковь, за городскими стенами евреи тайно впустили сарацин в город, присоединились к ним и напали на христиан с оружием в руках, когда народ возвращался из церкви домой».[134]
   В 1492 году по требованию народа король Испании подготовил эдикт об изгнании евреев. Характерно, что перед подписанием этого документа еврейские вожди пытались подкупить короля и королеву, заставить за 30 тыс. золотых дукатов отказаться от своего намерения. Как сообщают придворные историки, это предложение было сделано в присутствии великого инквизитора Торквемады. Король и королева поначалу заколебались. Тогда Торквемада с распятием Христа в руках обратился к ним со словами: «Иуда Искариот продал Христа за 30 сребреников. Вы же хотите продать Его за 30 тысяч! Вот он, возьмите и продайте его!» И Торквемада положил в сердцах распятие у ног правителей. Пристыженный король подписал эдикт, и евреи покинули Испанию, жизнь многих из них была спасена.
   До конца XIII века евреи пользовались особым покровительством английских королей, о чем свидетельствовала изданная в 1200 году «Еврейская хартия». Всякое покушение на имущество еврея рассматривалось как покушение на имущество короля; евреи были освобождены от уплаты пошлин. Возмущенные этими привилегиями иудеев простые англичане восстали и разгромили еврейские кварталы в Лондоне, Линкольне, Кембридже и Ворчестере. Чтобы спасти жизнь евреев, король Эдуард I в 1290 году отдал приказ об изгнании 16 тыс. евреев (кроме того, 280 евреев были казнены за разные преступления).
   Однако далеко не всегда конфликты иудеев с населением стран, где они проживали, оканчивались так благополучно. История доносит до нас множество случаев кровавых столкновений между иудеями и христианами.
   Вот краткий перечень основных кровавых столкновений христиан с иудеями:
   • 387 г. — в Риме,
   • 516 г. — в Клермоне,
   • 519 г. — в Равенне,
   • 1013 г. — в Кордове,
   • 1096 г. — в Вормсе и Майнце,
   • 1108 г. — в Толедо,
   • 1146 г. — в городах Германии,
   • 1171 г. — в Блуа,
   • 1189 г. — в Лондоне,
   • 1212 г. — в Толедо,
   • 1235 г. — в Фульде,
   • 1236 г. — в Анжу и Пуату,
   • 1262 г. — в Лондоне,
   • 1265 г. — в Кобленце,
   • 1283 г. — в Майнце,
   • 1285 г. — в Мюнхене,
   • 1287 г. — в Англии,
   • 1292 г. — в Кольмаре,
   • 1301 г. — в Магдебурге,
   • 1328 г. — в Наварре,
   • 1336 г. — в Ротенбурге и других городах,
   • 1349 г. — в Савойе (Швейцария),
   • 1351 г. — в Кенигсберге,
   • 1355 г. — в Толедо,
   • 1380 г. — в Париже,
   • 1391 г. — в Барселоне и Толедо,
   • 1407 г. — в Кракове,
   • 1411 г. — в Испании,
   • 1421 г. — в Вене,
   • 1447 г. — в Кольмаре,
   • 1449 г. — в Лиссабоне,
   • 1464 г. — в Кракове,
   • 1467 г. — в Толедо и Нюрнберге,
   • 1469 г. — в Познани,
   • 1486 г. — в Толедо (1640 жертв),
   • 1494 г. — в Неаполе,
   • 1506 г. — в Лиссабоне (2000 жертв),
   • 1592 г. — в Вильно,
   • 1614 г. — во Франкфурте-на-Майне,
   • 1658 г. — в Польше,
   • 1680 г. — в Мадриде (118 жертв),
   • 1686 г. — в Будапеште,
   • 1716 г. — в Познани.

   Совершенно очевидно, что преследование иудеев осуществлялось по чисто религиозным, этическим соображениям. Христиан глубоко возмущала человеконенавистническая идеология Талмуда — источник бед еврейского народа.
   Христианская Церковь всеми силами стремилась не допускать распространение этой человеконенавистнической книги. Борьба с Талмудом началась еще римским императором Юстинианом в 556 году. Он разрешил иудеям читать в синагоге только Библию, но строго запретил Мишну. Безусловными противниками Талмуда были византийские императоры, запретившие Талмуд на своей территории. Традиции византийских императоров продолжили русские Государи. Вплоть до конца XVII века ввоз Талмуда в Россию был запрещен под страхом смертной казни.
   Традиция недопущения Талмуда на территорию христианских государств была нарушена после отпадения Западной церкви от Православия и усиления папизма. Продажные римские папы и кардиналы в целях наживы нередко вступали в сговор с иудеями и смотрели сквозь пальцы на широкое распространение Талмуда в Европе. Тем не менее даже среди римских пап находились такие, которые пытались бороться с этой «достойной проклятия книгой», от чтения которой «проистекает всякое зло»[135].
   Папы Григорий IX в 1230 году и Иннокентий IV в 1244 году повелели сжечь все талмудистские книги. В Англии в 1272 году при изгнании иудеев Талмуд разыскивался по их домам и предавался сожжению.
   Антипапа Бенедикт XIII издал в 1413 году в Валенсии буллу, в которой объявил Талмуд главной причиной религиозного ослабления иудеев, а происхождение его отнес к самому сатане.
   В 1554 году папа Юлий III декретом определил конфисковать сочинения всех талмудистских книг по всей Италии; сожжено было, однако же, только небольшое их количество, так как евреи успели сберечь драгоценные для них книги, отправив их преимущественно в Кремону, населенную множеством самых ревностнейших талмудистов. Вследствие этого в начале 1559 года римский папа Павел IV выдал еще буллу на истребление Талмуда, что и состоялось. В 1565 году Пий V послал в город Кремону Сикста Сиенского с приказанием захватить все уцелевшие экземпляры, и, если верить донесению этого папского агента, было сожжено 12 тыс. списков Талмуда, составлявших около 144 тыс. томов. Следующая кампания по борьбе с Талмудом произошла через 40 лет при папе Клименте VIII. Но уже вскоре папа Пий IV разрешил иудеям предпринять новое издание Талмуда (поставив единственное лицемерное условие — опубликовать его без заглавия «Талмуд»)[136].
   Борьбе с Талмудом значительно способствовали иудеи, принявшие Христианство. Крещеные евреи Н. Рошель, Пфеффекорн, Иоанн и многие другие, знавшие человеконенавистническую, антихристианскую суть Талмуда изнутри, требовали повсеместного уничтожения этой книги, как богохульной и враждебной человечеству. Именно они обратили внимание христианских властей на множество кощунственных нападок на Иисуса Христа, содержащихся в Талмуде.
   Для проверки донесений Н. Рошеля была создана международная (франко-англо-испанская) комиссия, которая согласилась с его доводами и определила сжечь Талмуд и все богохульные сочинения, противные Христианству. Собрано было 14 возов книг, публично сожженных; через несколько лет было сожжено еще 6 возов[137].
   Чтобы обмануть христиан и ввести их в заблуждение, Верховный иудейский синод, заседавший в 1631 году в Польше, постановил зашифровать во всех последующих изданиях Талмуда места, содержащие нападки на Иисуса Христа знаком «О». Кружок, поставленный в этих местах, стал служить для раввинов и учителей предупреждением, что это место должно быть преподаваемо молодежи исключительно устно.
   Приведу это постановление полностью: «Мир многим нашим братиям, возлюбленным всего дома Израилева! Известно нам, равно как и всем сынам Израиля, что теперь ноцримы, т.е. христиане, начинают изучать язык, на котором писаны наши священные книги; потому мы предаем великому проклятию всякого, кто в новых изданиях Мишны или Гемары станет оставлять что-либо, касающееся действий Иешу Ганоцри (Иисуса Христа). Берегитесь писать или печатать даже самомалейшие относительно него вещи в добрую ли то сторону или дурную, чтобы не вышло какого-нибудь несчастия для нас и для нашей веры. Мы уже знаем, что делали нам богоотступники, сыны велиаловы: принявши закон ноцримов и снискавши у них милость, они клеветали на нас; вследствие этого мы должны быть осторожными и осмотрительными. И если вы, не вникая словам нашего послания, невзирая на наши угрозы и запрещения, будете продолжать печатать все, как вы делали это прежде, то нас, равно как и вас самих, постигнут бедствия гораздо большие, чем те, какие мы испытывали до настоящего времени: народы ноцримские заставят нас насильно принимать их веру, как они делали это прежде, и последнее зло будет больше первого. Посему мы повелеваем на будущее время при новых изданиях наших книг оставлять пробелы там, где говорится об Иешу Ганоцри, и отмечать эти пробелы знаком «О». Знак этот даст понять каждому раввину и вообще каждому учителю существование пропуска, который и должен быть дополнен из устного предания. При помощи этого средства ученые ноцримы лишены будут повода нападать на нас по этому вопросу». 

Глава 15

   Почитание Русской Церковью христиан, умученных иудеями в ритуальных целях. — Святой Евстратий. — Святой Димитрий-царевич. — Святой Гавриил Белостокский.
   Русская Православная Церковь признает существование ритуальных убийств, совершаемых иудеями по религиозным мотивам. В самом древнем собрании житий русских Святых — Киево-Печерском Патерике приводится житие преподобного Евстратия (умучен в 1096 г.), постника и мученика, «который продан был евреям, распят ими на кресте и прободен копием во время Пасхи за Христа».
   В этом житии раскрываются подробности ритуального преступления, совершенного иудеями при обряде поругания Христа против православного христианина. Поэтому привожу его полностью:
   <Когда попущением Божиим пришел на Русскую землю злочестивый Боняк со множеством половцев и пленил Российскую землю, тогда и Святый Евстратий при вторжении поганых в Печерский монастырь, где многие были ими посечены мечами, был захвачен вместе с другими в плен и продан в Греческую землю, в город Корсунь, одному еврею, в числе других 50 христиан.
   Богопротивный жидовин начал понуждать пленников своих отречься от Христа и угрожал противящимся уморить их всех голодом. Но мужественный инок Евстратий, молясь, укреплял и поучал всех и так наставлял: «Братие, кто из вас крестился и веровал во Христа, не будьте изменники обету, данному при крещении. Христос возродил нас водою и Духом, Христос искупил нас от клятвы законной Своею кровью и сделал нас наследниками Своего Царства. Если живем — будем жить для Господа; если умрем — умрем во Господе и временною смертью обрящем вечную жизнь. Будем подражателями Тому, Кто сказал: Моя жизнь — Христос, а смерть — приобретение». Укрепляемые словами преподобного, пленники предпочли умереть от недостатка временной пищи и пития, чем отлучиться от Христа, Который есть Источник вечной жизни. И так в короткое время, истаивая от неядения и жажды, все пятьдесят человек умерли — одни через три дня, другие — через четыре, некоторые — через семь, самые крепкие через десять. Только один Евстратий, томимый голодом уже 14 дней, оставался жив и невридим, ибо с юности привык к посту.
   Окаянный жидовин, видя, что черноризец был причиной пропажи его денег, заплаченных за пленных, которых он надеялся привести в свое зловерие, задумал месть ему. Приближался день Воскресения Христова. Жидовин начал праздновать свою пасху и ругался над Святым Евстратием так же, как отцы его — над Самим Господом нашим Иисусом Христом, как написано в Евангелии. И, как в древности распяли Христа, так и этот праведник был пригвожден ко кресту окаянным жидовином и друзьями его и благодарил за то Бога. Без питья и пищи Евстратий продолжал жить уже 15-й день. Жидовин и прочие друзья его поносили распятого и говорили ему:
   «Вкуси ныне, безумный, законной пасхи, чтоб остаться живым и избегнуть проклятия. Ибо Моисей передал нам закон, который принял от Бога и сказал в книгах своих: «Проклят всякий висящий на дереве». Преподобный отвечал: «Великой благодати сподобил меня днесь Господь. Он даровал мне милость пострадать за имя Его на кресте по образу Его Креста. Надеюсь, что и мне скажет Он, как некогда разбойнику: «Днесь будешь со Мною в раю». Не нужна мне пасха ваша, не боюсь клятвы, ибо наша Пасха был закланный за нас Христос, Который разорил наложенное за преступление закона и за древо проклятие и ввел в благословение жизни древом крестным, на котором был пригвожден, будучи жизнию всех, как пророчествовал о том и Моисей: «Вы увидите Того, Кто есть жизнь ваша, висящим прямо перед глазами вашими». О празднике же Пасхи говорит Давид: «Сей день, Который воздвиг Господь, возрадуемся и возвеселимся». Но ты, распявший меня, и все твои евреи, плачьте и рыдайте, ибо постигнет вас отомщение за кровь мою и кровь других купленных вами христиан. Ненавидит Господь субботы ваши и преложит праздники ваши в сетование — приблизилось время убиения начальника вашего беззакония». Услышав это, жидовин распалился гневом, схватил копье и пронзил пригвожденного. И была видна тогда огненная колесница и огненные кони, и они несли на небо душу ликующего победоносного мученика, и был слышен голос, говоривший греческими словами: «Вот доблестный гражданин Небесного града!»
   Тело мученика жидовин, сняв с креста, ввергнул в море, и там творится много чудес. Верные искали там прилежно святых мощей — и не нашли. По смотрению же Божию были обретены они в пещере, где и доныне почивают нетленно. Предсказание же Святого страдальца о том, что кровь его будет отомщена, исполнилось немедленно после страдания его. Ибо в тот же день пришло повеление от царя Греческого изгнать из области его всех жидов, отняв у них имущество, а старейшин их избить за мучение христиан. Одним из первых был убит, как говорил блаженный Евстратий, епарх — причина всей той жидовской злобы, о котором известно следующее: крестился один богатый и славный еврей, и потому царь отличил его и через несколько дней сделал епархом; он же, получив сан, втайне сделался отступником от Христа и Его веры и дал разрешение жидам по всему пространству Греческого царства покупать христиан и обращать их в рабов. И тогда этот нечестивый епарх был обличен в злой своей хитрости, и царь повелел убить его злою казнию и искоренить жидов по всему своему царству. И в то время, когда избивали жидов, живущих в греческом городе Корсуни, того окаянного жидовина, которым был убит преподобный Евстратий, повесили на дереве, и так злоба его обратилась на его голову и он воспринял участь Иудина удавления.
   Прочие же жиды, видя страшные чудеса по кончине преподобного, уверовали поистине и крестились, А поработивший их Христу и по смерти своей добрый Его воин и победоносец — Святой Евстратий сподобился с бессмертным воинством небесным воспевать победную песнь и царствовать с Самим Победителем смерти Христом, с Которым он воинствовал, прославляя Его и благодаря с Безначальным Его Отцом и Животворящим Духом в бесконечные веки. Аминь>.
   Ритуальный характер, по-видимому, носило убийство почитаемого Русской Церковью Царевича Димитрия, Наследника русского Престола, последнего представителя царствующего рода Рюриковичей. Таинственная смерть Димитрия стала прологом трагических потрясений Государства Российского.
   По вескому мнению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, загадка этого убийства заключается в том, что оно никому не сулило политических выгод. «Не говоря о Годунове, — отмечает владыка Иоанн, — который, разумеется, отношения к преступлению не имел ни малейшего, боярская верхушка тоже со смертью Наследника ничего не приобретала: во-первых, у Федора вполне мог родиться сын, его законный преемник на российском Престоле, а, во-вторых, даже в случае пресечения династии, что казалось весьма маловероятным (кто мог предвидеть постриг Ирины?), боярство не имело никаких шансов на власть — народные волнения 1584 года в Москве это ясно доказывали». Смерть Царевича, считал митрополит Иоанн, могла быть выгодна только тому, кто стремился бы уничтожить саму Россию, нанося удар в наиболее чувствительное место церковно-государственного организма, провоцируя гражданскую войну и распад страны. «В связи с этим небезосновательной выглядит версия о религиозно-символическом характере убийства Царевича, олицетворявшего собой будущее православной русской государственности. Косвенными свидетельствами в ее пользу служат сегодня многочисленные доказательства ритуального характера убиения Святых Царственных Мучеников в Екатеринбурге в 1918 году». Весьма показательно также, что одним из претендентов на российский Престол в Смутное время был Лжедмитрий II — иудей по происхождению. Да и сам Лжедмитрий I (Гришка Отрепьев) поддерживался в своих притязаниях иудейскими кругами из окружения польского короля. Именно они выделили большую часть средств для похода на Москву.
   Согласно соборному решению иерархов Русской Церкви, был канонизирован ритуально умученный младенец Гавриил, родившийся 20 марта 1684 года в Волынской губернии. 20 апреля 1690 года, в первый день православной Пасхи, он был похищен иудеями и распят ими на кресте, затем прободен в бок и исколот в различных частях тела, пока не была выпущена вся кровь. Спустя 30 лет после его погребения мощи его были найдены нетленными и перенесены в Свято-Троицкий монастырь в Слуцке Минской губернии. Мощи младенца-мученика лежали в гробике совершенно открытыми. Обе ручки младенца охватывали маленький наперсный крест. Пальцы исколоты.
   После того как Гавриила причислили к лику Святых, в службе ему Православной Церковью установлено читать: «Первее бо кров твою помалу изливше, еле жива тя оставиша иудеи, да множайшим мукам предадут твое непорочное тело, еже и смерти предавше конечным кровеистощанием, на ниву в день Святой Пасхи тое без студне извергоша, мы же, твоя безчисленные раны целующе, подвиги твоя тепле прославляем».
   По всей России установилось всенародное почитание младенца-мученика. В день Святого — 20 апреля — повсюду собирались тысячи паломников. Об одном из таких дней торжественного народного величания сохранился репортаж в «Русском иноке» за 1914 год.
   <20 апреля всенощное бдение у раки с мощами Святого мученика Гавриила совершено тремя владыками с литией на открытом воздухе. Всю ночь совершалось бдение и поклонение Святым мощам мученика. По случаю воскресения молящиеся пребывали отовсюду. Среди них встречались и католики. Питейные заведения в течение трех дней были закрыты. Ввиду огромного числа молящихся, стекшихся на поклонение мощам Святого мученика Гавриила, в монастыре 20 апреля совершены две литургии с крестным ходом вокруг монастыря. Богослужение совершал архиепископ Волынский Антоний в сослужении с епископами Минским Митрофаном и Слуцким Феофилактом и сонмом духовенства. Владыкой Антонием произнесено слово памяти Святого мученика Гавриила.
   Во время крестного хода с мощами Святого Гавриила на глазах народа, архиепископа Антония и предводителя дворянства Рыбакова шестилетний крестьянский мальчик с парализованными ногами получил исцеление. Архиепископ Антоний окропил малютку Святой водой, затем всенародно произнес акафист младенцу Гавриилу. Владыка Антоний отметил, что такой наплыв паломников (35 тыс. чел.) он наблюдал только в Почаеве, и то редко. Праздник прошел благополучно. Получены сотни приветственных телеграмм от членов Гос. Совета, Думы, братств. В объединенном собрании под представительством архиепископа Антония всех православных людей, участвовавших в торжестве прославления Святого мученика Гавриила, поставлено повергнуть к стопам Его Императорского Величества Государя Императора верноподданнические чувства любви и преданности. Всеподданнейшая телеграмма была составлена в следующих выражениях:
   «Ливадия, Его Императорскому Величеству. В лице ныне прославляемого Святого мученика Гавриила Белоруссия вспоминает свои вековые страдания, ослабу от которых она имеет только от Самодержавных обладателей земли Русской, посему о Них всегда горячо молится и ныне в священный день памяти умученного младенца умиленно просит Господа услышать мольбы многотысячного собравшегося сюда народа и сохранить Помазанника Своего, Государя нашего, в здравии и долгоденствии». >

Глава 16

   Создание экономики по учению Талмуда. — Паразитический характер первоначального еврейского накопления. — Ростовщичество. — Работорговля. — Перерастание торгового капитала в финансовый. — Аферы с ценными бумагами. — Установление еврейского контроля над государственными финансами европейских стран. — Паразитические еврейские капиталы, накопленные нечестным путем, превращаются в мировую власть и средства влияния на христианские государства.
   Иудейско-масонская цивилизация зарождалась на основе древней талмудической идеологии, ориентирующей ее последователей на создание общества, в котором, по учению Талмуда, будет избранный иудейский народ, а остальные народы мира станут служить ему и положат к его ногам все богатства Земли. Жалкая утопия иудейских религиозных маньяков в первой половине второго тысячелетия начинает постепенно складываться в реальные формы, приобретая окончательную завершенность в XX веке. Разложение Западного христианства стало исходной точкой отсчета создания механизмов иудейско-масонской цивилизации, и прежде всего средств экономического порабощения человечества.
   Талмуд учит иудея считать имущество всех неевреев «гефкер», что означает свободную, никому не принадлежащую вещь. «Имущество всех неевреев имеет такое же значение, как если бы оно найдено было в пустыне: оно принадлежит первому, кто захватит его»[138]. В Талмуде есть постановление, по которому открытый грабеж и воровство запрещаются, но разрешается приобретать что угодно обманом или хитростью. Имущество неевреев все равно что пустыня свободная[139]. [140]. Отсюда следует, что все ресурсы и богатства неевреев должны принадлежать представителям «избранного народа». [141].
   Историк иудаизма И. Лютостанский приводит примеры из старинных изданий Талмуда, который учит иудеев, что присваивать имущество гоев угодно богу. В частности, он излагает учение Самуэля о том, что обмануть гоя не грех, и поэтому учитель сам рассказывает, как он однажды в куске железа, которое продавал гой, купил кусок золота и, условившись с гоем дать ему за это мнимое железо 4 зузи (около 60 коп.), дал ему всего 1 зузи; Самуэль признавал совершенно неуместным стесняться перед человеком, который не умеет сосчитать деньги и отличить золото от железа[142]. Раввин Каган купил у одного гоя 120 бочек вина вместо 100; третий раввин продал гою пальмовое дерево и дал такое распоряжение своему слуге: «Иди и укради несколько полен, так как гой не знает в точности, сколько полен принадлежит ему»[143].
   Раввин Моисей сказал: «Если гой, производя счет, сделает ошибку, то еврей, приметив это, должен говорить, что он об этом ничего не знает». Раввин Бренц говорит: <Если евреи, набегавшись в течение недели в разные места обманывать христиан, то в шабас они вместе сходятся и, хвалясь друг перед другом своими обманами, говорят: «Нужно гоям вынимать сердца из грудей и убивать даже лучших между ними», — конечно, если это удастся достигнуть>..[144] Раввин Моисей учит: «Евреи грешат, когда возвращают потерянные вещи отступникам и язычникам, равно и всем, которые шабаса не почитают»[145]. Раввин Раши говорит: «Кто гою возвращает потерянные вещи, тот гоя считает равным еврею»[146].
   Маймонид учит: «Грешит тот, кто возвращает потерянные вещи нееврею, потому что в таком случае он увеличивает силу безбожных».[147]
   Раввин Черухет прибавляет: «Если гой держит у себя залог еврея, — залог, за который еврей одолжит ему деньги, и гой потеряет этот залог, и еврей его найдет, то еврей не должен возвращать гою найденный залог, потому что обязанность возвратить потерянную вещь прекратилась с того момента, как еврей нашел этот залог. Если нашедший подумал, что надо найденную вещь возвратить гою для славы имени Божия, то ему нужно сказать: «Если хочешь прославлять имя Божие, имей дело с тем, что тебе принадлежит»[148]. Талмуд учит, что если евреи и Божественное величие — одно и то же, то само собой разумеется, что евреям принадлежит весь мир. На этом основании Талмуд ясно говорит: «Если вол, принадлежащий еврею, забодает вола, принадлежащего гою, то еврей освобождается от вины или вознаграждения за убыток», потому что Священное Писание говорит: «Явился Господь Бог, и измерил землю, и отдал гоев во власть израильтян. Так как дети Ноя не исполнили 7 заповедей, то Господь Бог отдал все их имущество израильтянам».[149] Детьми Ноя, по учению Талмуда и раввинов, называются все народы мира в противоположность детям Авраама.[150] Раввин Альбо учит совместно с другими раввинами, что Бог дал евреям власть над имуществом и кровью всех народов[151].
   Совет раввинов на основе законов Талмуда дает (точнее, продает) иудеям право меропии и хазаки. Право это, известное по кагальным документам XVIII-XIX веков, вытекало из самых древних воззрений иудаизма, рассматривавшего всех неевреев в качестве объекта экономической эксплуатации евреями.
   Меропия, или мааруфия, есть право, в силу которого в эксплуатацию еврею, купившему его, поступает личность того нееврея, с которым он входит в сношения, сделки и т.п. Этим правом личность данного иноверца делается неотъемлемым, и притом исключительным, достоянием того еврея, который купил меропию на него, и уже ни один еврей в мире не имеет права ни ссужать этого христианина деньгами, ни исполнять его поручения, ни вообще входить с ним в какие-либо сношения.
   Хазака есть право, в силу которого в эксплуатацию еврею, купившему его, поступает недвижимое имущество христианина. По этому праву имущество иноверца делается неотъемлемым, и притом исключительным, достоянием того еврея, который купил на него хазаку, и уже ни один еврей в мире не имеет права ни арендовать это имущество, ни давать ссуды под него, ни вообще входить с хозяином его в какие-либо сделки относительно этого имущества.  Это право беспрерывного и исключительного воздействия на имущество иноверца кончается для данного еврея или отнятием его за проступки, или истечением срока хазаки. Смерть действительного хозяина имущества не прерывает хазаки[152].
   В Талмуде существует открытое предубеждение к занятию земледелием. «Нет более плохого занятия, — говорится в этой иудейской книге, — как земледелие. Если кто имеет 100 сребреников в торговле, то он может ежедневно есть мясо и пить вино; если же кто употребляет 100 серебреников на земледелие, то он может есть лишь хлеб с солью»[153]. Предпочтительнее заниматься торговлей и ростовщичеством.
   Чтобы достигнуть конечной цели, поставленной в Талмуде для иудеев, — стать хозяевами имущества, гоев, — одним из лучших средств, по мнению раввинов, является ростовщичество. Согласно Талмуду, «Бог приказал давать деньги гоям взаймы, но давать их не иначе, как за проценты; следовательно, вместо оказания этим помощи, мы должны делать им вред, даже если они могут быть нам полезны». Трактат Баба Меция настаивает на необходимости давать деньги в рост и советует иудеям приучать своих детей давать деньги взаймы на проценты, «чтобы они могли с детства вкусить сладость ростовщичества и заблаговременно приучались бы им пользоваться»[154].
   Известный еврейский экономист К. Маркс, вышедший из семьи раввинов, прекрасно понимавший религию иудеев, писал: «Деньги — это ревнивый бог Израиля, пред лицом которого не должно быть никакого другого бога. Деньги низводят всех богов человека с высоты и обращают их в товар. Деньги — это всеобщая, установившаяся как нечто самостоятельное стоимость всех вещей. Они поэтому лишили весь мир — как человеческий мир, так и природу — их собственной стоимости. Деньги — это отчужденная от человека сущность его труда и его бытия, и эта чуждая сущность повелевает человеком, и человек поклоняется ей». В еврейской религии содержится в абстрактном виде презрение к теории, искусству, истории, презрение к человеку как самоцели — это является действительной, сознательной точкой зрения денежного человека, его добродетелью. Даже отношения, связанные с продолжением рода, взаимоотношения мужчины и женщины и т.д. становятся предметом торговли! Женщина здесь — предмет купли-продажи.
   «Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека».
   «Какова мирская основа еврейства? — спрашивал Маркс. — Практическая потребность, своекорыстие. Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги». Суть иудаизма, по Марксу, проявляется в эгоизме еврея, т.е. в человеческой алчности. Противостоя христианству, еврей, естественно, относится к христианскому государству «как к чему-то чуждому, противопоставляя действительной национальности свою химерическую национальность, действительному закону свой иллюзорный закон, считая себя вправе обособляться от человечества, принципиально не принимая никакого участия в историческом движении, уповая на будущее, не имеющее ничего общего с будущим всего человечества, считая себя членом еврейского народа, а еврейский народ — избранным народом». Этот народ смотрит на свою религию как на «хозяйственное дело», поскольку «хозяйственное дело» есть для него религия.
   Не связанные моральными ограничениями, не стесняясь обманывать, обсчитывать, обвешивать, использовать самые нечестные приемы и безжалостно эксплуатировать других людей, иудеи ставили себя в особое экономическое положение в отношении христиан. Для настоящего христианина погоня за наживой, накопительство, ростовщичество, мошенничество и различные виды экономических махинаций противоречили религии. Поэтому при прочих равных условиях христиане проигрывали иудеям в области экономики.
   Поэтому уже в средние века евреи, используя предубеждение христиан к наживе, накопительству, ростовщичеству, захватили многие важнейшие позиции в торговле и промышленности Европы. Занимаясь тор говлей, ростовщичеством и эксплуатируя простой народ, они накопили огромные богатства, что позволило им стать самым богатым слоем средневекового общества. Главным предметом торговли еврейских купцов была работорговля. Рабы приобретались главным образом в славянских землях, откуда они вывозились в Испанию и страны Востока. На смежных границах германских и славянских земель, в Мейсене, Магдебурге, Праге, были образованы еврейские поселения, постоянно занимавшиеся работорговлей. В Испании еврейские купцы организовывали охоту на андалузских девушек, продавая их в рабство в гаремы Востока. Невольничьи рынки в Крыму обслуживались, как правило, евреями. С открытием Америки и проникновением в глубь Африки именно евреи стали поставщиками черных рабов в Новый Свет.
   От торговых операций евреи переходили к денежным, ссудо-залоговым и ростовщичеству, а часто совмещали все это. Уже с XV века образуются крупнейшие еврейские состояния. Насколько велики были их средства, можно судить по тому, что в Испании еврейские купцы содержали почти целую армию наемников, охранявших их сомнительные операции, — 25 тыс. всадников и 20 тыс. пехотинцев.[155] «Великое всемирное историческое событие, — писал еврейский историк В. Зомбарт, автор книги «Евреи и хозяйственная жизнь», — это изгнание евреев из Испании и Португалии (1492 и 1497 гг.). Не должно забывать, что в тот самый день, когда Колумб отплывал из Палоса, чтобы открыть Америку (3 августа 1492 г.), из Испании выселилось 300 000 евреев в Наварру, Францию, Португалию и на Восток и что в те годы, когда Васко да Гама открывал морской путь в Ост-Индию, евреи были изгнаны также и из других частей Пиренейского полуострова[156]. По подсчетам Зомбарта, уже в XV веке евреи составили одну треть численности мировой буржуазии и капиталистов[157]. Склонный к ложному пафосу и преувеличению, Зомбарт напыщенно заявлял: «Точно солнце шествует Израиль по Европе: куда он приходит, там пробуждается новая (капиталистическая) жизнь; откуда он уходит, там увядает все, что до тех пор цвело»[158]. В XVI — XVIII веках центром еврейской экономики становится Амстердам, который иудеи сами называли «новым, великим Иерусалимом»[159]. В течение XVI, XVII и большей части XVIII столетия левантинская торговля и торговля с Испанией и Португалией составляли важнейшие отрасли мировой торговли. Евреи почти исключительно владели этими торговыми путями. «Еще во время своего пребывания в Испании они заполучили большую часть левантинской торговли в свои руки; уже тогда они имели во всех левантинских приморских городах свои конторы. Левантинская торговля составляла важнейшую отрасль французской торговли в XVIII веке. Она вся была в руках евреев: покупатели, продавцы, маклеры, агенты, комиссионеры и т.д. — все это евреи»[160].
   Стремительными темпами увеличивалось число еврейских купцов и торговцев в главных городах Западной Европы. В Лейпциге, например, на международных известных пасхальных и осенних ярмарках (в день Святого Михаила) число евреев, по подсчетам того же В. Зомбарта, составляло:
   • 1675-1680 гг. — 416 чел.,
   • 1681-1690 гг. — 489 чел.,
   • 1691-1700 гг. — 834 чел.,
   • 1701-1710 гт. — 854 чел.,
   • 1711-1720 гг. — 769 чел.,
   • 1721-1730 гг. — 899 чел.,
   • 1731-1740 гг. — 874 чел.,
   • 1741-1748 гг. — 708 чел.,
   • 1767-1769 гг. — 995 чел.,
   • 1770-1779 гг. — 1652 чел.,
   • 1780-1789 гг. — 1073 чел.,
   • 1790-1799 гг. — 1473 чел.,
   • 1800-1809 гг. — 3370 чел.,
   • 1810-1819 гг. — 4896 чел.,
   • 1820-1829 гг. — 3747 чел.,
   • 1830-1839 гг. — 6444 чел.

   Обращает на себя внимание особенно быстрый рост еврейских купцов в конце XVII и XVIII веков и в начале XIX столетия.
   Общий приговор современников по поводу «успехов» еврейских купцов и торговцев: «Они плуты и мошенники». Зомбарт писал, что <обращаясь снова к непосредственно заинтересованным современникам или людям, близко стоявшим к явлениям повседневной жизни, мы получаем прежде всего опять единодушный ответ: превосходство евреев вытекает из нечистого ведения дел. «Евреи и комиссары имеют один закон и одну вольность, называемые ложью и обманом, если только это им выгодно», — говорит Филандер фон Зиттевальд. Такой же общий и безусловный характер носит суждение, высказанное в забавном «Словаре обманов», составленном «тайным советником и начальником» Георгом П. Генном. Здесь под рубрикой «евреи» значится: «Евреи обманывают как вообще, так и в частности»>.
   Один современник рассказывает о евреях Берлина: «Они... живут грабежом и обманом, которые, по их понятиям, не являются преступлением». Цех купцов в Париже сравнивает евреев с осами, проникающими в пчельники лишь для того, чтобы убить пчел, вскрыть им тела и высосать собранный там мед. Французским подтверждением этому может служить суждение Савари: «Евреи пользуются репутацией очень ловких купцов; но их подозревают в том, что они прибегают к не совсем честным и правдивым приемам»[161]. В странах Европы понятие «еврей» стало синонимом слов «мошенник», «ростовщик», «стяжатель», «лихоимец».
   Накопленный торговый капитал богатые евреи преобразовывают в финансовый. Этот капитал получил название «паразитического», поскольку наживался не честным, а мошенническим путем. Он-то и стал главной движущей силой французской революции, о чем поведал ее историк и очевидец английский философ Э. Бэрк. Отодвинув родовую знать на задворки реальной власти, на авансцену социально-экономической жизни вышли еврейские банкиры, предприниматели, торгаши. Многие из них составили «новую знать» с титулами баронов, графов, виконтов и т.п. С Францией разделили такую же «честь» Бельгия, Голландия, Австрия. В «еврейский клуб» вступила и владычица морей Великобритания.[162]
   Судьбу Европы с начала XIX века стали определять «дома» еврейских ростовщиков, превратившихся в банкиров. Финансовую элиту Европы составили «дома» Ротшильдов. Основатель семейства Меир Ротшильд был придворным банкиром курфюрста Вильгельма I. Когда Вильгельм в 1806 году бежал от французов, Ротшильд бросил накопленные курфюрстом денежные средства на расширение финансовых махинаций и спекуляций. Вскоре Европа получила пять некоронованных королей. Ими стали братья Ротшильды: Ансельм, Соломон, Натан-Меир, Карл и Джеймс. Ансельм повелевал из Франкфурта-на-Майне, Соломон — из Вены, Натан-Меир — из Лондона, Карл — из Неаполя, Джеймс — из Парижа. Без советов и рекомендаций этого семейства не предпринималась ни одна крупная государственная акция, не формировалось ни одно правительство. Аккумулируя в своих «домах» огромный капитал, Ротшильды не только создали биржу, но и интернационализировали ее деятельность. Повязанные родовыми и денежными узами, финансовые «дома» подчинили своему контролю множество промышленных предприятий, страховых компаний, железных дорог. Новым элементом, который внесли в хозяйственную жизнь евреи-талмудисты, было создание механизма контроля экономики со стороны банка, а затем биржи, находившихся в руках еврейских дельцов. Этот процесс В. Зомбарт назвал «обиржвлением» народного хозяйства[163]. Спекулятивным инструментом биржи стали ценные бумаги — векселя, акции, банкноты, облигации, которые служили орудием немыслимых манипуляций со стороны еврейских финансовых спекулянтов. Стоимость реального продукта, созданного тружеником, деформируется и искажается так, чтобы с каждой единицы товара обеспечивалась прибыль банкиру или биржевику, необязательно еврейскому, но действующему по правилам иудейских хозяйственных законов, сформулированных в Талмуде.
   Контролируя потоки денежных средств с помощью банков и биржи, иудейские коммерсанты стали влиятельными посредниками международной торговли, в крупных размерах употребляя способ перевода денег посредством векселя.
   «Начало современной биржевой спекуляции, — писал В. Зомбарт, — мы должны искать... в XVII веке в Амстердаме. Спекуляция акциями фондов выросла, как это можно с достаточной ясностью проследить на акциях Ост-индийской компании... Спекуляция акциями так широко распространилась и так усердно практиковалась, что общественная власть почуяла в ней зло, которое необходимо было устранить законодательным путем... среди прочих участников спекуляции евреи сыграли выдающуюся роль».[164]
   Кроме Амстердама, крупнейшие еврейские финансовые спекулянты сосредоточились в Лондоне и во Франкфурте-на-Майне. В последнем, писал тот же Зомбарт, евреи к концу XVII века захватили занятие маклерством, а затем завоевали профессиональную фондовую торговлю[165].
   Самый известный еврейский финансовый аферист конца XVII-начала XVIII века был Джон Ло (Леви), сын золотых дел мастера и банкира. Этот финансовый аферист сумел убедить экономически невежественное правительство Франции начать выпуск необеспеченных бумажных денег. Одновременно Ло учредил огромную «Компанию Миссисипи», за которой были закреплены монопольные права на торговлю с Китаем, Индией, островами Южных морей, Канадой и всеми колониями Франции в Америке. Через еврейскую колонию в Париже он обеспечил широкую рекламу. Аферист создал классическую «пирамиду» и «гарантировал» выплату дивидендов под свой проект в размере 120 процентов годовых. Нескольким сотням французов он действительно заплатил приличные проценты. Цены на акции многократно возросли. Сотни тысяч французов приехали в Париж, чтобы приобрести акции афериста. Огромные очереди день и ночь стояли к банку Ло. Как писал Д. Карнеги в книге «Малоизвестные факты из жизни хорошо известных людей», «правительство вовсю запустило печатный станок для выпуска бумажных денег, в то время как Джон Ло непрерывно умножал число своих акций. По всей Франции, словно ураган, бушевала финансовая лихорадка. Каждый обогащался как мог. Слуги и конюхи, пустившиеся в спекуляцию ценными бумагами, проснувшись утром, убеждались, что за минувшую ночь стали миллионерами.
   Приехавшая в оперу герцогиня с изумлением обнаружила, что соседняя ложа занята ее бывшей поварихой, которая теперь щеголяла сияющими алмазами.
   Улицы Парижа напоминали собой сплошное карнавальное шествие. По обочинам стояли сооруженные на скорую руку бесчисленные закусочные и кондитерские, здесь же давались интермедии и сценки. Пощелкивая, крутились колеса рулеток, воры-карманники, съехавшиеся со всей Европы, жирели за счет потерявшей голову толпы.
   Население Парижа за короткое время увеличилось на триста тысяч. Гостиницы, ночлежные дома, даже казармы были переполнены. Предприимчивые домохозяйки сколачивали состояние, устанавливая кровати в мансардах, на кухнях и... в конюшнях... Цены росли, за ними до небес вырастали доходы».
   Первым сообразил, что цены на ничем не обеспеченные бумаги не могут расти до бесконечности, могущественный принц Конти. Он заполнил бумагами три фургона и приехал в банк, требуя их немедленного обмена на золото. Проект Ло лопнул. Банк прекратил выплаты. Всю страну охватила паника. Опасаясь, что толпа разорвет его на куски, аферист бежал из страны, оставив свои поместья и все имущество, но прихватив с собой шкатулку с брильянтами.
   Финансовые махинации Ло разорили миллионы французов, в течение ряда лет финансы страны были безнадежно расстроены. Вместе с тем на этих бедах сколотили огромные состояния многие представители иудейской общины Парижа.
   Важным орудием иудейской экономики стали банкноты, выпускаемые еврейскими банками без соответствующего обеспечения золотом или государственными обязательствами. Начиная с XV века еврейские банкиры сколотили целые состояния на торговле подобными банкнотами. Посредством операций с этими банкнотами разорялись представители дворянских фамилий и национальных элит Европы. В 1421 году сенат Венеции законодательно запретил торговлю подобными банковскими обязательствами. Однако запрет этот длился недолго. Еврейские богачи подкупили власти Венеции, и закон был отменен.
   Обогащению еврейских банкиров способствовали спекуляции финансовыми обязательствами христианских государств. Европейские государи нередко обращались к еврейским дельцам за займами, которые возвращали с ростовщическими процентами. Постепенно еврейские банкиры прибирают к своим рукам государственные финансы многих европейских стран.
   Евреи из откупщиков налогов, арендаторов предприятий и казенных имений превращаются в государственных банкиров и финансовых советников государств.
   В Голландии евреи становятся ключевыми фигурами государственных финансов. Значение еврейского финансового мира в этой стране перешагнуло за ее пределы, так как она в течение XVII и XVIII веков была главным резервуаром, из которого черпали все монархи, нуждавшиеся в деньгах. Как писал Зомбарт, таких людей, как Пинтос, Дельмонтес, Буэно де Месквита, Франсиз Мельсина, можно смело рассматривать как руководящих финансовых деятелей Северной Европы того времени[166].
   В течение XVII и XVIII веков и в области английских финансов заметно господствующее влияние евреев. В Англии денежные нужды «долгого парламента» послужили первым толчком к привлечению туда богатых евреев. Еще задолго до того, как Кромвель санкционировал их допущение, много богатых евреев переселяются в Англию главным образом из Испании и Португалии через Амстердам; в 1643 году их приток был особенно силен. Их средоточием явился дом португальского посланника в Лондоне Антонио де'Суза, который также был мараном. Среди них особенно выделялся Антонио Фернандо Карваяль, равно известный как кредитор и как поставщик; он был, собственно, главным финансистом Британской империи. Контингент богатых английских евреев увеличивается при младших Стюартах, особенно при Карле II. Как известно, последний женился на Катерине Браганской, а в ее свите был целый ряд еврейских финансовых тузов, в том числе братья да Сильва, еврейско-португальские банкиры из Амстердама, которым было поручено заведование и присмотр за приданым Катерины. Из Испании и Португалии в это же время переселяются в Англию Мендесы и да Коста и соединяют свои торговые фирмы в одну общую под названием «Мендес — да Коста». Одновременно с этим началось переселение и немецких евреев, которые по богатству уступали южным, но насчитывали в своей среде и таких крупных капиталистов, как например Беньямин Леви[167].
   Начиная с XVII века банкирами венского Двора были только евреи. Такая же ситуация наблюдалась во многих немецких княжествах. Во Франции при Людовиках XIV и XV ведущее положение в финансовом мире занимал еврейский банкир Самуил Бернар, о помощи которого Франции современники говорили, что «вся заслуга его состоит в том, что он поддерживает государство, как веревка держит повешенного». Это меткое замечание точно отражало положение дел с еврейской экономикой, которая, как удавка, опутала национальные хозяйства европейских государств, разоряя миллионы людей, плодя безнадежную нищету.
   Под влиянием еврейской экономики личное достоинство человека превращалось в меновую стоимость, товар. Вместо духовной свободы, дарованной людям Новым Заветом, иудейско-масонская цивилизация несла «бессовестную свободу торговли». Как писал еврейский философ Моисей Гесс, «деньги — это отчужденное богатство человека, добытое им в торгашеской деятельности. Деньги — это количественное выражение стоимости человека, клеймо нашего закабаления, печать позора нашего пресмыкательства. Деньги — это коагулируемая (свертываемая) кровь и пот тех, кто по рыночным ценам торгует своей неотчуждаемой собственностью, своим богатством, своей жизненной деятельностью ради накопления того, что называется капиталом. И все это напоминает ненасытность каннибала».
   «Деньги — это бог нашего времени, а Ротшильд — его пророк!» — вторил Гессу еврейский поэт Генрих Гейне. Все семейство Ротшильдов, спрутом опутавшее долговыми обязательствами властные и производительные структуры Европы, представлялось поэту «подлинными революционерами». А барона М. Ротшильда он именовал «Нероном финансов», вспоминая, как римский Нерон «уничтожал» привилегии патрициев ради создания «новой демократии».
   Создавая экономику на антихристианских основах Талмуда, еврейство не только присваивало денежную власть. Через еврейство деньги становились мировой властью, средством контроля над христианскими народами. Авантюристический дух еврейской экономики, перешагнув границы еврейства, стал разлагать самих христиан. И по меткому выражению К. Маркса, «с помощью денег евреи настолько освободили себя, насколько христиане стали евреями».

Глава 17

   Создание колониальной системы мирового господства и порабощения народов. — Определяющая роль евреев. — Массовые убийства коренного населения Америки, Африки и Азии. — Ограбление оккупированных территорий. — Вывоз золота. — Насаждение работорговли и рабовладельческого хозяйства.
   Создававшаяся на основе талмудических законов иудейско-масонская цивилизация на первое место в системе своих приоритетов ставила цель установления господства над народами мира. Неудивительно, что в создании колониальной системы порабощения народов главную роль играли именно иудеи, как носители талмудического сознания «избранности» и особого «права» повелевать человечеством.
   Как писал уже упомянутый мной еврейский историк В. Зомбарт, «главным поприщем еврейской деятельности в колониальных странах, особенно в эпоху раннего капитализма, служит совершенно преобразовавшийся под влиянием европейской культуры и цивилизации западный материк. Америка во всех своих частях стала страной евреев
   Евреи связаны с открытием Америки самым тесным и странным образом. Получается такое впечатление, как будто Новый Свет был открыт для них одних и только с их помощью; как будто Колумбы являются только поверенными по торговым делам Израиля Лишь только ворота Нового Света открылись для европейцев, как туда толпами устремились евреи Первыми купцами в Америке были евреи»[168].
   Материальный фонд экспедиций Колумба был создан опять-таки евреями; еврейский капитал сделал возможным оба путешествия Колумба. Свое первое плавание он предпринимает с помощью займа, сделанного им у королевского советника Луи де Сантанджеля. Последнему, который, собственно, был главным покровителем Колумбовых экспедиций, адресованы первые два письма Колумба: Сантанджелю и марану Санчесу, казначею Арагонии. Вторая экспедиция Колумба опять снаряжается на еврейские деньги, на этот раз, правда, данные не добровольно, а именно на деньги, оставленные изгнанными евреями и конфискованные в 1493 году Фердинандом Арагонским в пользу государственной казны[169].
   Приоритет ерейского элемента при освоении колониальных владений европейских государств придал этому процессу невероятно жестокий, античеловеческий характер, свойственный законам Талмуда. Колонизаторы, оккупировавшие территории Америки, Африки, Азии, не считали коренных жителей за людей, убивали, мучили, безжалостно эксплуатировали их.
   Используя чисто бандитские методы, колонизаторы истребляли целые народы, безвозмездно вывозили все ценное с оккупированных территорий. Алчность оккупантов не знала предела, за золото и драгоценности захватчики были готовы на любое, самое страшное преступление.
   Уже походы Э. Кортеса на Мексику и Ф. Писарро в Перу показали, насколько далеки от христианских, человеческих целей были намерения основателей нарождающейся иудейско-масонской цивилизации. Поведение отрядов этих первооткрывателей, состоявших в значительной части из крещеных испанских и португальских евреев и деклассированных, деморализованных католиков, в том числе и католических священников, показывало, что их интересовали только нажива, только золото и серебро. По благословению католических кардиналов осуществлялась одна из самых жестоких и кровопролитных в истории человечества разбойничьих акций против мирных народов Южной и Северной Америки.
   Массовые убийства, геноцид целых народов, безжалостное уничтожение женщин и детей — самые типичные деяния иудейско-масонских колонизаторов с XV по XX век.
   За разбойничьи операции, бесчеловечные и подлые методы ведения войны, закончившиеся гибелью многих тысяч мирного населения Мексики, Э. Кортес получил от испанского короля Карла V титул адмирала Южных морей и маркиза испанского Двора.[170] Растленному католическому монарху важнее всего было получить от Кортеса сотни килограммов золота. В разбойничьих акциях Кортеса всегда участвовал католический священник Ольмедо, лично получавший свою долю золота.
   Еще более массовыми разбойничьими акциями прославился другой католик — Ф. Писарро, который вместе с католическими священниками Бернардо де Луке и Д. Альмагро организовал несколько экспедиций за золотом в Перу, в империю инков. Эти экспедиции по своей жестокости превзошли походы Кортеса. Католические разбойники уничтожали всех на своем пути, сжигали селения и города. Было захвачено 6т золота и 12т серебра. Пятая часть разбойничьей добычи отправлена испанскому королю, а остальное поделено между участниками бандитской экспедиции. Самому Ф. Писарро досталось 300 кг золота. Но главное — он получил должность вице-короля Новой Кастилии и множество титулов: верховный судья, аделантадо, верховный повелитель Новой Кастилии. Победы католиков сопровождались массовыми сожжениями мирных жителей на кострах, возле которых стоял католический священник.
   С благословения своего священника католики устроили судилище над императором инков Атауальпу. За выдуманное преступление они приговорили его тоже к сожжению. Императора Атауальпу вывели на площадь, по краям которой стояли католическое «воинство» с факелами в руках. Доминиканский монах Бальверде предлагал императору принять «крещение и веру»: тогда его не сожгут, а «только задушат». Атауальпа согласился. Его крестили, после чего под гогот пьяной толпы католических бандитов убили. Так католики дискредитировали перед народами Южной Америки Христианство, превращая себя в настоящих сатанистов и поклонников золотого тельца.
   В XVI-XVIII веках католическая Испания стала лидером ограбления огромных заморских территорий. За счет вывоза из них золота и серебра она фантастически быстро разбогатела.
   Из приведенной ниже таблицы видно, что поступления золота в Испанию в 1681 — 1700 годах по сравнению с 1493-1520 годами увеличились в 8 раз, а серебра по сравнению с 1521-1544 годами — в 9 раз. Общее же количество драгоценных металлов, вывезенных этой страной из колоний, прежде всего с мексиканских и перуанских рудников, составило за два столетия 41т золота и 2,4 тыс. т серебра.
   Поступление золота и серебра в Испанию в 1493-1700 гг.[171]

   Годы/Золото(кг)/Серебро(кг)/Доля Испании в золоте(%)/Доля Испании в серебре (%)
   1493-1520  800/-/ 13/ 9
   1521-1544  2910/ 3100/ 41/3 8
   1545-1560  5460/ 246000/ 64/ 77
   1561-1580  3790/ 248000/ 55/ 76
   1581-1600  4330/ 375000/ 59/ 83
   1601-1620  50262/ 351000  
   1621-1640  48972/ 277000  
   1641-1660  5147/ 303000  
   1661-1680  1923/ 280000  
   1681-1700  6351/ 283000  
   Всего за
   1493-1700  40661/ 2394000  

   Но это только испанские итоги. Общее количество драгоценных металлов, поступивших в Европу из колоний за эти же два столетия, составило около 70 т золота и 2,8 тыс. т серебра.
   Добывалось это золото принудительным трудом порабощенных жителей колоний, а чаще всего просто отбиралось у них. Уже в XVI веке потоки золота и серебра из Америки в Европу находятся под полным контролем еврейских купцов. Пионерами в разбойничьем бизнесе становятся торговые дома немецких евреев Фугтеров и Вельсеров, богатейших финансистов тогдашней Европы. Вельсеры, например, одолжили испанскому королю Карлу (когда он еще был претендентом на трон) огромные суммы денег, с помощью которых они и проникли во дворец. Взойдя на престол, Карл в благодарность за это в 1528 году предоставил Вельсерам в качестве частновладельческой колонии обширную территорию Южной Америки, которая включала всю территорию нынешней Венесуэлы.
   Еврейским купцам принадлежит приоритет в развитии рабовладельческого хозяйства и торговли рабами. Опираясь на богатый опыт своих соплеменников, развивавших работорговлю еще с глубокой древности, еврейские купцы эпохи освоения Америки придали ей невиданный прежде размах. По всей Африке организуется сеть факторий по захвату в рабство негров. Схваченных и закованных в цепи чернокожих везли через океан и продавали в Америке[172].
   В 1492 году большое количество евреев поселилось на острове Сан-Томас (Св. Фомы). Они организовали здесь около 60 рабовладельческих плантаций по выращиванию сахарного тростника и производство сахара. На плантациях в ужасных условиях работало свыше 3000 негров-рабов. Человеческий материал на Сан-Томасе рекрутировался «почти исключительно из евреев и преступников»[173], привозившихся два раза в год на кораблях из Португалии. Евреи становятся вскоре господствующей кастой: значительная часть самых богатых бразильских купцов состояла из «новых христиан». Евреем был даже генерал-губернатор, приведший в порядок администрацию колонии. Фактически эти новые владения особенно расцвели с тех пор, как туда был послан (в 1549 г.) Томе де Суза, «человек выдающихся качеств». Но своего полного расцвета колония достигает лишь с переходом в руки голландцев (в 1624 г.), когда туда начинают стекаться богатые голландские евреи. В 1624 году многочисленные американские евреи объединяются и основывают в Бразилии колонию, в которую переселяются 600 именитых евреев из Голландии. В первой половине XVII века все крупные сахарные плантации находятся в руках евреев, о всесторонней деятельности и богатстве которых сообщают путешественники той эпохи. Так, Нингофф, объезжавший в 1640-1649 годах Бразилию, рассказывал следующее: «Из свободных обитателей Бразилии, не находившихся на службе (голландско-вест-индской) компании, самыми многочисленными были евреи, переселившиеся сюда из Голландии. Торговля их превосходила своими размерами торговлю остального населения; они имели сахарные мельницы и строили богатые дома в Ресифе. Все они были купцами; это могло бы иметь большое значение для голландской Бразилии, если бы они держались в должных границах торговли».
   Другой путешественник, Ф. Пайрард, сообщает: «Барыши, которые они получают за 9-10 лет пребывания в этих странах, должны быть огромны, ибо все они возвращаются назад богачами».[174]
   Это господство еврейских элементов на плантаторских предприятиях пережило эпизод политического господства Голландии над Бразилией; оно тянулось — несмотря на «изгнание» евреев в 1654 году — вплоть до XVIII столетия. Во всяком случае, в материалах, относящихся к 1-й половине XVIII века, встречаются следующие сведения: «Когда однажды многие из именитейших купцов Рио-де-Жанейро попали в руки святого ведомства (инквизиции), то производство прекратилось на таком множестве плантаций, что промышленность и торговля провинции (Багии) оправились от этого удара лишь спустя долгое время». Декретом от 2 марта 1768 года все списки о «новых христианах», т.е. евреях, предаются уничтожению; законом от 25 марта 1773 года «новые христиане» были совершенно уравнены в правах с христианами.
   По-видимому, уже и после того, как португальцы в 1654 году овладели страной, большое число крещеных евреев удержались на местах и продолжали владеть тысячами рабов на сахарных плантациях; к этому они присоединили торговлю драгоценными камнями, вскоре также очутившуюся в их руках[175].
   Жестокое, бесчеловечное обращение с рабами неграми и индейцами на еврейских сахарных плантациях, естественно, сопровождалось страшной смертностью. Особенно много умирало индейцев. Но евреи-рабовладельцы смотрели на это очень спокойно. При относительной дешевизне рабов умерших быстро заменяли новыми. Рабовладельцам было выгоднее купить или захватить новых рабов, чем улучшить им условия жизни.
   В XVII веке крупнейшие рабовладельческие плантации евреев находились на Барбадосе и Ямайке. На этих островах долгое время вся экономика была во владении или под контролем еврейского дельца Т. Модифорда, имевшего в собственности тысячи рабов. Этот иудей притеснял христианских купцов, которые, не выдержав, обратились к правительству с просьбой изгнать евреев с Ямайки. Однако английские власти, развращенные еврейским золотом, ответили, что в лице евреев они имеют «полезных подданных», которые обладают крупными капиталами и влиятельными связями. Вскоре эти полезные подданные «стали главными купцами и торговцами английской колонии».
   Из других английских колоний евреи особенно предпочитали Суринам. Здесь они водворились с 1644 года и вскоре были наделены особыми привилегиями английского правительства, которое официально заявило, что «еврейская нация оказалась полезной и благотворной для колонии». Это привилегированное положение не прекратилось и тогда, когда Суринам (в 1667 г.) перешел от Англии к Голландии. В конце XVII века соотношение евреев с остальным населением равняется 1:3. Из 344 суринамских плантаций, на которых главным образом производилась культура сахарного тростника, евреям в 1730 году принадлежало 115.
   Та же картина, как в английских и голландских владениях, наблюдалась и в важнейших французских колониях на Мартинике, Гваделупе, Сан-Доминго. И здесь сахарные рабовладельческие плантации служили источником еврейского благосостояния и евреи являлись доминирующим элементом.
   На Мартинике первая большая плантация и сахароварня была основана в 1655 году Беньямином Дакостой, бежавшим туда из Бразилии с 900 единоверцами и 1100 рабами (1655). На Сан-Доминго сахарные плантации возникли уже в 1587 году и благодаря евреям достигли высокой степени прибыльности. Могущество евреев в Центральной и Южной Америке стало особенно велико с конца XVII столетия, когда установилась тесная связь между английскими колониями Северной Америки и Вест-Индии.[176]
   Однако не следует считать, что евреи приобрели ведущее положение только в Вест-Индии и других местах Нового Света. Данные показывают, что они не упускали прибыли и в Ост-Индии, где много евреев жили с середины первого тысячелетия после Рождества Христова.
   В XV — XVI веках крупная часть акционерного капитала Ост-индской компании находилась в руках евреев. Генерал-губернатор голландско-ост-индской компании, который «если и не является основателем нидерландского могущества на Яве, то во всяком случае больше всех способствовал ее упрочению», назывался Коном (Коеном). Рассматривая портреты губернаторов голландско-ост-индской компании, можно убедиться в том, что Кон не был единственным еврейским губернатором в этих владениях. Евреи встречаются в должности директоров Ост-индской компании во всех касающихся колоний делах и предприятиях.
   Зомбарт приводит также сведения об участии евреев в основании английских колоний в Южной Африке и Австралии. Особенно в Капской колонии, где все «экономическое развитие должно быть исключительно приписано им». В Австралии ведущим еврейским дельцом был известный масонский конспиратор Монтефиоре. Не является преувеличением утверждение Зомбарта, что значительная часть английской колониальной торговли за морем в течение долгого времени находилась в руках евреев.[177] 
   Через жестокое порабощение, ограбление и истребление целых народов создавались основы иудейско-масонской цивилизации, главными идеологическими составляющими которой были мировоззрение талмудического иудаизма и растленный дух отпавшей от Православия Западно-христианской церкви (папизма) и различных толков протестантизма. В работе по строительству иудейско-масонской цивилизации и ее одной из главных составляющих — создания колониальной системы мирового господства и порабощения — рука об руку шли иудей (в том числе крещеный), католик-папист и протестант. Возможность такого союза была обеспечена иудизацией общественного сознания значительной части населения западноевропейских государств, о которой я уже говорил в предыдущих главах. Такой тесный союз создателей иудейско-масонской цивилизации принес человечеству страшные плоды. Трехсотлетнее строительство колониальной системы мирового господства в Латинской Америке (Южная и Центральная Америка, Мексика) привело к сокращению ее коренного населения на девять десятых. Если, например, к началу завоевания Мексики ее индейское население составляло около 11 млн. человек, то к середине 60-х годов XVI века — 4,4 млн., а к середине XVII века — 1,2 млн.[178] Еще в большей степени было истреблено индейское население Северной Америки*3.
   Африка только в результате рабовладения лишилась свыше 100 млн. человек (включая убитых во время охоты за рабами и погибших в пути). Разбойничьи, военно-конфискационные методы играли главную роль в эксплуатации оккупированных колонизаторами местных народов. Только прямые поборы британских колонизаторов в Индии с 1757 по 1812 год составили около 100 млн. фунтов стерл.[179] Жестокое ограбление Индии английскими оккупантами привело к разорению целых областей страны. Только в Бангладеше в 1770 году голод унес около 10 млн. жизней[180].
   Колониальная система мирового господства иудейско-масонской цивилизации уже к началу XX века, как щупальцы спрута, охватила всю нашу планету. В 1914 году на колонии и зависимые страны приходилось около 66,8 процента территории и 60 процентов населения Земного шара. Англия, например, захватила территорию в 9 млн. кв. км с населением 146,6 млн. человек, Франция — 9,7 млн. кв. км с 49 млн. человек, Германия — 2,9 млн. кв. км с 12,3 млн. человек.[181]

Глава 18

   Эпицентр создания иудейско-масонской цивилизации. — Возникновение США как империи зла. — Еврейский мировой центр работорговли. — Сатанинская жестокость американских «пионеров» на коренных индейских землях. — Алчность и мародерство белых оккупантов.
   Эпицентром создания иудейско-масонской цивилизации стали Соединенные Штаты Америки. Эта страна сложилась главным образом под влиянием еврейских элементов и являлась, по словам Зомбарта, «эманацией еврейского духа»[182]. Все силы зла, жестокости, разврата и разложения, свойственные иудейско-масонской цивилизации, воплотились в истории США наиболее полно и последовательно.
   В 1905 году президент США Рузвельт обратился к евреям с приветственным письмом по поводу 250-летней годовщины поселения евреев в США. Описывая заслуги евреев по отношению к Соединенным Штатам, он прямо заявил: «Евреи помогли создать страну». А экс-президент США Гровер Кливленд по тому же случаю сказал: «Немногие — или даже вообще ни одна — из составляющих американский народ национальностей не оказали большего, прямого или косвенного, влияния на развитие современного американизма, чем еврейская нация»[183].
   США как государство были вскормлены на рабовладении и жестокой эксплуатации негров. Американская нация образовалась на крови, костях, землях и имуществе более 100 млн. убитых и замученных индейцев, настоящих хозяев этой страны. Иудейско-масонская печать вплоть до наших дней внушает всем представление о том, что Америка была освоена руками белых колонистов. На самом деле большинство земель еще до прихода белых были окультивированы самими индейцами. Белые же выступали как оккупанты, грабители и бандиты, построившие свое благополучие на смерти и страданиях десятков миллионов индейцев и рабов.
   Начало работорговле в Америке дал сам X. Колумб. Пять его еврейских соратников (маранов) во главе с Г. Санчесом предложили ему захватить 500 индейцев и продать их в рабство в Севилье. Затея была осуществлена, но сам Колумб от этой сделки денег не получил, зато нажились мараны, открывшие таким образом эру работорговли в Новом Свете[184]. Первыми иудеями, начавшими «торговать» с индейцами, были X. Леви и Н. Ло, которые построили в Ньюпорте спиртовой завод и с помощью его продукции начали спаивать местное индейское население[185]. Уже через короткое время в районе Ньюпорта было построено еще 22 заводика по производству спирта. Все они принадлежали евреям[186]. С помощью этой «огненной воды» и прямых убийств (уничтожение целых селений) в радиусе более 100 км от Ньюпорта коренные жители Америки — индейцы были ликвидированы. Еврейская торговля «огненной водой» продолжала расширяться. В конце XVII-в XVIII веке значительная часть мощностей спиртовых заводиков евреев работает на работорговлю. Не случайно, что именно Ньюпорт становится центром работорговли. Современники так и называли его — «еврейский Ньюпорт — международный центр работорговли»[187]. В Ньюпорте евреям принадлежало 300 судов для перевозки рабов[188]. По архивным документам Института Карнеги, в Вашингтоне три четверти работорговцев были евреями, жившими в основном в Ньюпорте[189]. Самым известным еврейским работорговцем, занимавшимся этим преступным промыслом почти полвека (1726-1774), был Арон Лопец, который только под своим именем контролировал половину торговли рабами. Ньюпорт в эпоху А. Лопеца был местом, где возникла одна из первых масонских лож на территории США, состоявшая на 90 процентов из евреев, а через 20 лет образовалась еще одна — «Царь Давид», целиком состоявшая из евреев.
   Еще одним центром еврейской работорговли в США стал Чарльстон в Южной Каролине. Здесь также еврейские предприниматели построили большое количество спиртовых заводиков, продукция которых отправлялась в Африку в обмен на рабов. Впрочем, рабы от этого «обмена» шли не только в США, но и на еврейские рабовладельческие плантации в Вест-Индии. Здесь два еврейских дельца Айргер и Сейллер, тесно связанные с Ротшильдами, образовали рабовладельческое агентство «Асиенто»[190].
   Для иудеев типа Арона Лопеца африканцы были все равно что дикие животные или скот. Система еврейской работорговли неграми, например в XVIII веке, была поставлена таким образом:
   1. На территории Африки создавались фактории дилеров-работорговцев, которые любыми способами (насилием, спаиванием, обманом) захватывали негров, заковывали их в колодки или цепи.
   2. Из США приходили корабли, заполненные спиртом, на которые после разгрузки «огненной воды» несчастных невольников загоняли в трюмы, которые наглухо задраивали. Пищу и воду передавали в узкое отвестие, через которое не мог проползти человек. Перед отходом корабля в Америку капитаны-рабовладельцы рассчитывались с дилерами-рабовладельцами. За каждого негра давали или 400 л разбавленного спирта (чаще всего рома), или 40 кг пороху, или даже просто 18-20 долл.
   3. Рабовладельческие корабли приходили в США, и здесь уже негры распродавались по всей стране. Стоимость одного раба достигала 2000 долл. Уже в середине XVIII века каждый шестой житель восточных штатов США был раб-негр.

   Еврейские работорговцы объясняли немалую по тем временам стоимость негров их высокой смертностью по пути из Африки в США. В самом деле, по данным исторических источников, из каждых десяти негров берегов США чаще всего достигал только один. Только за 1661-1774 годы из Африки в США было ввезено около миллиона живых рабов, а свыше девяти млн. погибло по дороге[191]. Доход еврейских работорговцев от этой операции в ценах середины XVIII века составлял не меньше 2 млрд. долл. — астрономическую по тем временам цифру. Доход этот послужил укреплению мощи еврейского финансового капитала.
   В XVII веке, когда европейские колонисты начали осваиваться в Северной Америке, ее территория была заселена многочисленными индейскими племенами. Оккупанты совсем не считались с хозяйскими правами и племенными интересами индейцев и буквально с самого начала объявили им войну на истребление. Конечно, вооруженные луками и стрелами, индейцы не могли достойным образом противостоять оккупантам. В вооруженных схватках на одного убитого оккупанта приходились многие десятки индейцев. Расправившись таким образом с мужчинами, колонисты нападали на индейские селения, где оставались только женщины, дети, старики, и безжалостно убивали их. Те индейские племена, которых оккупанты не могли уничтожить силой оружия, они истребляли подлостью и коварством. Самыми распространенными методами в этом роде были продажи индейцам одеял, зараженных черной оспой[192] или другими страшными болезнями, а также отравленной водки.
   Захватив земли, принадлежавшие индейцам, оккупанты объявили их коренных жителей иностранцами. По законам США (действовавшим вплоть до 1924 года!) индейцы не являлись гражданами этой страны и не имели здесь никаких прав.
   Приведу несколько характерных примеров.
   Одно из многочисленных индейских племен — чироки до конца XVII века жило на территории нынешних штатов Вирджиния, обеих Каролин, Алабама и Джорджия, занимая широкую полосу земли между горами и морем. После 1721 года белые оккупанты начали постепенно теснить этот народ и захватывать его земли, оставив ему только небольшой кусочек.
   В 1791 году правительство США навязало этому народу грабительский договор, лишивший чироки большей части своей исторической территории. Остальные земли чироки провозглашались якобы неприкосновенными. Однако через 35 лет оккупационная политика ужесточается. При Военном министерстве США создается Управление по делам индейцев. Подведомственность индейцев военному министерству свидетельствует о том, что федеральные власти не скрывают своих планов продолжения войны с индейцами. Правительство США осуществило насильственное переселение индейских племен в тогда еще пустынный район Дальнего Запада. Принудительному переселению подверглись 5 крупнейших племен, живших на Юго-Востоке США, в том числе чироки. Переселение осуществлялось как войсковая операция вооруженных сил США и сопровождалось актами чудовищного насилия, массовых убийств и произвола. Военные мародеры грабили индейское имущество, захватывали скот.
   «Демократическое» правительство США под страхом смерти сгоняло «представителей» индейских племен, чтобы заключить с ними «добровольный» договор о продаже земли. Так, например, силой собрав 400 из 17 тыс. индейцев племени чироки на «общеплеменное собрание», оккупанты заставили «всенародное собрание» одобрить договор, который вскоре был ратифицирован Конгрессом США. Так у чироки было отобрано 7 млн. акров хорошо возделанной земли. Согнав всех чироки, войска погнали народ на вновь отведенную «индейскую территорию» за Миссисипи. Из 17 тыс. индейцев чироки во время переселения погибло 4 тыс. человек. Позднее и эта предоставленная чироки земля была у них отобрана. Всего оккупанты захватили у них 81,2 млн. акров земли.
   За Миссисипи были изгнаны также жившие на Юго-Востоке США чикасавы, чоктавы, крики, семинолы. Американский генерал Джексон, прославившийся чудовищными по своей жестокости операциями против индейцев, в 1818 году истребил во Флориде по меньшей мере треть семинолов.
   Однако через небольшой срок белые оккупанты двинулись осваивать территории за Миссисипи. Страшную роль в этом освоении сыграли еврейские торговые фактории.
   Говоря о том, как совершалась колонизация этих земель, Зомбарт писал: <Группа выносливых мужчин и женщин — скажем, семейств 20 отправлялась в незаселенную пустошь, чтобы начать здесь новую жизнь. Среди этих двадцати семейств девятнадцать были снабжены плугом и серпом; они шли с намерением распахать леса, выжечь степи и трудами рук своих зарабатывать себе пропитание. Двадцатая же семья открывала лавку и посредством торговли — может быть, даже кочевой торговли — снабжала своих сотоварищей необходимыми предметами потребления, которых земля не производила. Эта двадцатая семья вскоре берет на себя и сбыт земледельческих продуктов, добываемых девятнадцатью другими семьями. Она раньше других располагает наличными деньгами и поэтому в случае нужды может оказать услугу ссудой. Очень часто к «лавке», которую она держала открытой, примыкало нечто вроде земельного кредитного банка, а часто, вероятно, и агентство по продаже земли и тому подобные предприятия. Таким образом, благодаря деятельности этой двадцатой семьи крестьянин Северной Америки с самого начала приходит в соприкосновение с денежным и кредитным хозяйством Старого Света. Все производственные отношения с самого начала складывались на современных основах. Дух города сейчас же победоносно проникал в самые отдаленнейшие деревни. Можно сказать, что с первого дня колонизации народное хозяйство Америки начинает проникаться капиталистическим духом и элементами капиталистической организации. Ибо эти первые клеточки вскоре разрастаются во всеобъемлющие организации. Но кто придал этому Новому Свету капиталистический отпечаток, кто именно, если считать здесь решающим фактором чисто личный элемент, а не историческую конъюнктуру? Двадцатая семья в каждой деревне!
   Нечего прибавлять, что этой двадцатой семьей каждый раз была еврейская семья, которая присоединялась к группе переселенцев или приходила к ним, как только они основывали колонию>.[193]
   Еврейские торговые фактории — форты, где за водку или оружие торговцы (чаще всего еврейские) скупали у индейцев пушнину и смотрели на них как на объект эксплуатации, не разрешали представителям других факторий эксплуатировать «своих индейцев». Каким способом белые торговцы наказывали неподчиняющихся индейцев, свидетельствует следующая история. Однажды на Миссури появились торговцы — агенты другой фактории и стали скупать пушнину по более выгодной цене. Тогда торговцы старой фактории решили «наказать» индейцев, сдававших пушнину конкурентам. В 1837 году на пароходе был отправлен в факторию Форт-Юнион человек, больной оспой, а предупрежденный управляющий факторией созвал в Форт-Юнион 500 лучших охотников из числа тех, кто сдавал пушнину конкурентам. В фактории всем им ввели кровь оспенного больного, а затем управляющий распрощался с ними. Не прошло и месяца, как все племя заболело оспой. Сохранился рассказ управляющего факторией Форт-Маккензи, который посетил одну из деревень зараженных индейцев, чтобы выяснить, как действует инфекция. Он увидел, что среди вигвамов валялись сотни трупов и только две оставшиеся в живых индианки пели погребальные песни. Торговцы-преступники не только убили таким образом индейцев, но и нажились на их гибели, сняв с покойников одежду, сшитую из отборных бизоньих шкур, и отправили ее в свои лавки, торговавшие в городах.
   Вооруженные силы США развивались и крепли на операциях по массовым убийствам индейцев. При первой возможности белые оккупанты нападали на индейцев и зверски уничтожали их. Негласным лозунгом этого геноцида стало: «Полностью очистить Америку от индейцев».
   В 1864 году отряд майора Чайвингтона вероломно напал на стоянку чейенов и перебил всех, кто там был. Американские солдаты скальпировали даже детей и женщин. Через несколько лет на реке Уошит в результате нового коварного нападения, осуществленного по инициативе генерала Д. Кастера, истребление чейенов было завершено.
   В 1862 году правительство США издает Закон о заселении Запада, т.е. индейских территорий. Чтобы стимулировать белых на войну против индейцев, каждому оккупанту было обещано безвозмездно «160 акров хорошей земли в постоянную собственность». Индейцы — владельцы этих земель объявлялись вне закона. До конца 1860-х годов по всей стране идут массовые преследования и убийства индейцев. Сохранилось письмо одного из первых колонистов Калифорнии: «...я часто спорил с Гудом об индейцах. Гуд считает, что надо убивать каждого мужчину и женщину, но индианок следует оставлять в живых. А мне было ясно, что мы должны убивать и индейских женщин».
   Власти многих штатов США выплачивали большие деньги за каждый скальп убитого индейца. Так американские солдаты отчитывались перед начальниками. До сих пор в американских музеях хранится огромное количество этих скальпов.
   В 1871 году Конгресс США ратифицирует закон США об индейских резервациях. Более чудовищный, чем преступления древних египетских фараонов, переселявших народы, этот закон легализовал тотальное ограбление индейцев, превратив настоящих хозяев страны в бесправных рабов, подчиненных произволу мелких федеральных чиновников.
   Через год после принятия закона федеральный поверенный по делам индейцев так характеризовал государственную политику США по отношению к индейцам: «Необходимо отчетливо сознавать, что в отношении цивилизованного государства с дикарями не может стоять вопрос о чести нации. С дикими людьми нужно обращаться так же, как с дикими животными. Это значит держаться с ними так, как в данной ситуации проще и выгоднее: воевать, нанести им поражение или, наоборот, спасаться от них бегством. Индеец должен чувствовать себя в резервации до такой степени хорошо, а за ее границами до такой степени плохо, как это будет угодно правительству. Те из них, что окажутся послушными, получат еду и государственную охрану. А тех, что будут вести себя плохо, неоходимо незамедлительно покарать или уничтожить».
   Совершенно очевидно, что государственная политика США в отношении коренного народа Америки воспроизводит иудейскую талмудическую модель отношения иудеев к гоям (акумам, нохри и т.п.). То же отношение к людям, как к скоту, те же ужасающая жестокость и чувство вседозволенности, присущие фанатичным иудеям.
   Отношение к земле и имуществу индейцев как к ничейным, свободным также воспроизводит одну из основополагающих норм Талмуда, рассматривавшего собственность неевреев как «свободное», никому не принадлежащее. Руководствуясь этим принципом, иудейско-масонское правительство США объявило в 1899 году начало нового акта разграбления земель индейцев, еще недавно записанных за ними «навечно». Американское правительство, подобно еврейским большевикам в России, решило еще раз конфисковать земли у индейцев. Была проведена всеамериканская кампания под названием «Бега».
   В воззвании правительства США говорилось:<Всякий белый гражданин Соединенных Штатов, если он пожелает получить безвозмездно участок, должен явиться 22 апреля 1899 года на заранее намеченную линию. В тот день в восемь утра будет дан сигнал к старту. Каждый участник «бегов» получит безвозмездно тот участок земли, которым завладеет раньше других. Самые быстрые выигрывают больше всех!>. На эти «бега» собрались тысячи белых, желавших поживиться за счет индейцев. Каждый участник держал в своей руке лоскут белого полотна. Кто первым успевал положить свой лоскут на еще незанятую индейскую землю, становился ее собственником. Так на американской земле торжествовал талмудический дух.
   Первоначальное накопление капитала, позволившее США успешно развивать свою экономику, было осуществлено за счет работорговли, эксплуатации рабов, ограбления имущества индейцев и их территорий. Миф об американских колонистах, своим трудом осваивавших земли, является такой же выдумкой, как миф об американской демократии. Подавляющая часть земель была освоена не белыми, а самими индейцами. Те земли, на которых белые оккупанты начинали с нуля, поднимались и культивировались руками рабов.
   Белые оккупанты разрушили высокую цивилизацию и культуру индейцев, которая по своему духовно-нравственному уровню была гораздо выше иудейско-талмудической, приближалась к христианским воззрениям. Патологическая жестокость и алчность, свойственные белым оккупантам Северной Америки, были абсолютно чужды индейцам. Они справедливо видели в этих белых пришельцах людей не вполне нормальных, ущербных и заслуживающих только жалости. С таких же позиций всегда рассматривали белых оккупантов Америки и русские православные священники на Аляске и в Калифорнии. Они смело обличали разбойничьи «подвиги» представителей иудейско-масонской цивилизации.
   Истинное Православие всегда защищало индейцев от жестокого произвола, а их имущество от разграбления. На землях Америки, которые вплоть до XIX века принадлежали России, индейцы сохранились полностью. Более того, многие из них, приняв Православие, сумели сохранить и свою культуру.

Глава 19

   Усиление иудизации и разложения Западно-христианской церкви. — Лютеранство. — Кальвинизм. — Англиканство. — Иудейский принцип спасения для избранных. — Оправдание верой. — Предопределение зла и дурных поступков. — Революции в Нидерландах и Англии. — Разрушение монархического принципа. — Возрастание еврейского влияния в странах победившей революции.
   Страшные преступления европейцев в Америке, Африке, Азии в значительной степени были порождены разложением католицизма и иудизацией общественного сознания. Жестокость и бандитизм белых поселенцев в Новом Свете создавали новую психологию европейца. Христианские воззрения — доброта, милосердие, нестяжательство — рушились, а на их месте возникали черты личности, воспитанные Талмудом: злоба по отношению к другим народам и племенам, личный и групповой эгоизм, способный на любое преступление, стремление к наживе и безудержная алчность.
   В колониальных преступлениях участвовали миллионы европейцев. Многие из них, отправляясь в Новый Свет, были бедными людьми, а возвращались богачами, швыряющими деньги направо и налево. Это неправедное, преступное обогащение вызывало ажиотаж среди их земляков. Они тоже стремились любыми средствами получить богатство. Европу в XVI-XVII веках захватила волна стяжательства, алчности, накопительства, стремление разбогатеть. Меняется сама этика западноевропейских народов, считавших себя христианами. Дух наживы и накопительства, всегда считавшийся у последователей Христа безнравственным и антиобщественным, в новой Европе становится общепринятой нормой.
   Алчность и стремление к наживе охватили прежде всего католическую церковь. Ее иерархи обложили данью белых колонистов в Новом Свете. От преступного промысла в Америке, Африке и Азии Рим и католические кардиналы обычно получали не менее 10 процентов награбленного и поэтому вполне обоснованно считались участниками колониальных преступлений. Католические иерархи и духовенство на полученную долю награбленного строят себе дворцы, покупают предметы роскоши. Все это еще более усиливало разложение католицизма.
   В недрах Западного христианства происходят необратимые изменения, связанные с идеологией и хозяйственной деятельностью иудаизма, получившие название протестантизма. Эти изменения еще более отдалили Западную церковь от истинного Христианства — Православия. Отход от Заветов Христа, апостольских преданий и некоторая иудизация церковной жизни, свойственные католицизму (папизму), приобрели дальнейшее развитие в появлении так называемых реформаторов Христианской Церкви Лютера и Кальвина. Вольно или невольно эти деятели довершили разложение Западной церкви, приспособив ее к духу, воцарившемуся в западных странах в эпоху первоначального еврейского накопления и колониального ограбления.
   Отталкиваясь от жизненных установок своих современников, М. Лютер по-иудаистски «приземлил веру», сделав ее критерием исполнение мирских обязанностей, которое, по его словам, «является при всех обстоятельствах единственным средством жить в духе Божием». Проповедуя трезвость, честность и прилежание, М. Лютер видел в них нормальный путь к накоплению, стяжанию земного богатства. Если в истинном Христианстве стяжательство, стремление к наживе и богатству — грех, то у Лютера — богоугодное дело. Такая реформация Христианства практически означала отказ от него. Последователи Лютера отошли от Апостольского Предания, отказались от духовного опыта Святых Отцов Церкви, от постановлений Вселенских Соборов, оставив единственным руководством в вере Священное Писание, толкуемое ими произвольно. Отвергнув Священное Предание, лютеране фактически уничтожили Христианскую Церковь, отказавшись от почитания Богоматери и Святых, от молитв за усопших, от Святых Таинств (сохранив только два — крещение и причащение), икон, крестного знамения.
   Лютер заявлял, что спасение человека и избавление от грехов совершаются Самим Богом, а не делами человека, только одной верой, получение которой зависит всецело от Бога. Такая удобная религия позволяла совершать самые страшные преступления с надеждой, что Бог не покарает тебя за твои кровавые дела, а воздаст по вере, которая, как и у иудеев, является своего рода избранничеством, данным от Бога.
   Еще дальше в сторону иудизации Христианства и разложения Христианской Церкви пошел Кальвин, который дополнил заблуждение лютеранства еретическим учением о безусловном предопределении. Бог под влиянием иудаизма, утверждал Кальвин, предвечно избрал одних людей к спасению, других — к гибели независимо от их воли. Те, кто спасется, составляют небольшую часть «избранных». Никакие усилия не спасут тех, кто предопределен к вечной гибели. Добрые и злые дела не имеют значения, а лишь служат для выполнения Божиих предначертаний. Личность, по учению Кальвина, материальными результатами жизни доказывает, что она избрана для спасения. Успех в делах хотя бы любой ценой — единственное средство доказать веру. Кальвин отвергал свободу воли, признавая грех явлением естественным и неизбежным, с которым невозможно бороться. Таким образом, кальвинисты, так же как и лютеране, смотрели на зло и преступление с нравственной незаинтересованностью как на явление, предопределенное Богом. Эти протестанты с философским безразличием относились к своим злым и дурным поступкам, полагая, что именно они являются избранными Господом. Недаром преобладающая часть белых колонистов Северной Америки, заливших эту землю кровью миллионов индейцев и черных рабов, считала себя протестантами.
   Одна ересь порождала другую. На основе католичества, лютеранства и кальвинизма в середине XVI века в Англии возникла так называемая англиканская церковь. Так же как и протестанты, англиканцы отрицают большинство христианских таинств и придерживаются протестантского заблуждения об оправдании верой, за которую Бог спасет своих «избранных».
   Главой англиканской церкви является король (с XVIII в. обязательно масон). Этот первоиерарх присягает на коронации следующими словами: «Объявляю и искренне клянусь перед Богом в том, что верю, что в таинстве причащения не происходит пресуществление хлеба и вина в истинные Тело и Кровь Христа до и после освящения Святых Даров, как бы оно ни совершалось. И я верю, что призывание и поклонение Приснодеве Марии и Святым, а также жертвенное значение литургии противно протестантскому вероучению».[194]
   Иудизация и разрушение Западно-христианской церкви неизбежно вели к подрыву всех основ идеологии Нового Завета. Прежде всего зашатались европейские монархии. В результате своего внутреннего распада они теряли возможность сопротивляться силам разрушения. Усиление иудейских элементов в экономике и политике западноевропейских стран подвинуло иудеев замахнуться на сам принцип христианской Монархии.
   Первые два таких «эксперимента» произошли в странах, где влияние иудейских элементов было наиболее сильно, — в Нидерландах и Англии.
   В Нидерландах середины XVI века (составлявших тогда территорию нынешних Голландии и Бельгии) сложилась особенно сильная еврейская община, представители которой располагали значительными капиталами и контролировали отсюда многие мировые торговые пути и промышленные центры. При испанском короле Карле V Нидерланды были присоединены к Испании. Это вызвало беспокойство и страх местных иудеев, еще сравнительно недавно изгнанных из Испании и боявшихся повторения подобного в Нидерландах.
   Испанцы устранили из руководства страны наиболее коррумпированных иудеями деятелей. Однако Нидерланды представляли собой совокупность 17 провинций, каждая из которых имела самоуправление и свои собственные штаты — органы управления. Главным законодательным органом Нидерландов были Генеральные штаты.
   Еврейская община пошла по линии предоставления денежных субсидий представителям этих штатов с условием, что они будут противостоять испанскому владычеству. Они сумели организовать революционное восстание против Испании. В 1572 году север страны перешел в руки восставших. Монархия на этой территории была низвергнута. Вместо законного монарха финансируемые иудеями Генеральные штаты назначили главнокомандующим и штатгальтером (главой государства) принца Вильгельма Оранского. Борьба затянулась на многие годы. Только в 1648 году Север Нидерландов (ныне Голландия) стал независимым.
   Нидерландская революция, уничтожив монархию в этой стране, предоставила большие права иудейской общине. Со всех сторон Европы в Нидерланды хлынули евреи. Первые португальские мараны поселяются в Амстердаме в 1593 году; вскоре к ним присоединяются иудеи и из других стран. В 1598 году в Амстердаме открывается первая официальная синагога. В 1-й половине XVII столетия во многих голландских городах существуют многочисленные еврейские общины.[195]И, как я уже говорил, иудеи называют Амстердам того времени «своим новым, великим Иерусалимом».
   Однако еще более явственно иудейские корни прослеживаются в английской революции, во время которой впервые в христианской истории был злодейски казнен законный христианский Монарх король Карл I. В правление этого короля торговый центр Лондона — Сити оказался полностью в руках крещеных евреев, которые сумели подкупить ряд членов Британского парламента, и те начали кампанию против идеи Монархии. В 1628 году парламент выступает с предложением ограничить права короля, сделав его послушной игрушкой в руках парламента, а следовательно, и иудейской общины.
   После тщетных попыток договориться с парламентом король распускает его и в течение 13 лет больше не собирает. В 1640 году он делает роковой шаг и созывает новую сессию парламента, получившего название Долгого. Долгий парламент становится штабом революционных действий против короля. Как пишет Зомбарт, «в течение XVII-XVIII веков в области английских финансов заметно господствующее влияние евреев. В Англии денежные нужды Долгого парламента послужили первым толчком к привлечению туда богатых иудеев. Еще задолго до того, как Кромвель санкционировал их въезд в страну, много богатых крещеных евреев переселяются в Англию, главным образом из Испании и Португалии через Амстердам; в 1643 году их приток был особенно силен»[196].
   Зомбарт не говорит о том, что именно в 1643 году в Англии разгорелась кровопролитная гражданская война. Парламентскую армию в этом противостоянии финансировали богатые евреи. Парламент, узурпировавший в своих руках законодательную и исполнительную власть, сумел изолировать короля и лишить его поддержки извне. В 1646 году королевская армия была окончательно разбита, а сам Карл I вынужден сдаться шотландцам, и те выдали его парламенту. Монархия пала. После казни короля в Англии была установлена так называемая индепендентская республика, продолжением которой стал режим военной диктатуры, известной под названием «протекторат Кромвеля».
   За 1653-1658 годы Кромвель, пользуясь неограниченной властью, предоставил евреям особые привилегии, отменив все прежние ограничения на въезд их в Англию. С этих лет еврейский торговый центр перемещается из Амстердама в Лондон.
   Через два года после смерти Кромвеля в Англии совершилась реставрация Монархии, которая приобрела уже конституционный характер. В 1649 году был принят закон, получивший название «Habeas corpus act» (Акт о гарантиях прав личности), а в 1689-м — Билль о правах, которые составили основу английской конституционной монархии.
   Согласно этим законам, основной принцип христианской Монархии — Самодержавие — был уничтожен. Действительная власть в стране перешла к парламенту, который формировался в значительной части на еврейские деньги.
   С этих лет экономика и политика Англии еще сильнее попадают под влияние евреев. При младших Стюартах, особенно при Карле II, евреи уже проникают в королевский двор. При Вильгельме III начинается новый приток евреев в Англию. Отношения между правительством и богатым еврейством становятся еще более тесными. Получивший рыцарский титул сэр, Соломон Медина сопровождает Вильгельма как советник в денежных делах. За ним следует Суассо — другая семья богатых еврейских финансистов. В царствование королевы Анны руководящим финансовым деятелем Англии становится Менассе Лопец. В первой половине XVIII века еврейские банкиры обеспечивают для Англии четвертую часть земельного займа. Главной фигурой здесь был Самсон Гидеон. В 1745 году он обеспечивает заем в 1,7 млн. фунт. стерл. — огромную по тем временам сумму. После смерти С. Гидеона фирма «Франсиз и Иосиф Сальвадор» становится самой крупной финансовой силой Англии[197].
   Таким образом, процесс развития иудейско-масонской цивилизации неизбежно усиливал разложение Западной христианской церкви. Идеи исключительности и вседозволенности избранных через протестантизм прочно укреплялись в общественном сознании европейского человека. Приняв еретическое учение Лютера или Кальвина, он окончательно отказывался от истинной Церкви, принимая ее иудизированный эрзац. Следующим логическим шагом в этом направлении явилось отрицание христианской Монархии, единственной организации, которая могла бы еще спасти мир от наступления иудейско-масонской цивилизации. Нидерландская и английская революции, казнь христианского Монарха Карла I стали той чертой, за которой торжество талмудического иудаизма в Западной Европе стало необратимым.

Глава 20

   Масонство как орудие и инфраструктура иудейского влияния. — Талмудические и каббалистические корни вольных каменщиков. — Антихристианский, сатанинский характер масонских ритуалов. — Глумление над христианскими Святынями и поругание Креста. — Безуспешная борьба с масонством в Европе. — Вольные каменщики становятся неотъемлемой частью правящих элит европейских стран.
   Иудизация Христианства и расшатывание христианских Монархий Западной Европы создали благоприятную почву для существования тайных обществ и религиозных сект иудейско-талмудического толка. Организации, которые ранее существовали тайно, начинают расширять сферу своего влияния. Потерявший истинную веру европейский человек становится легкой добычей иудеев, сатанистов и сектантов.
   В XVIII веке самой массовой организацией такого типа становится масонство — тайное преступное сообщество, преследующее цель достижения мирового господства на основе иудаистского учения об избранном народе. Масонство возникло как своеобразная версия иудаизма, как новая псевдорелигия, призванная подменить традиционные христианские воззрения. Символика и обряды масонства базировались на основе иудаизма (прежде всего каббалы) и изуверских воззрениях иудаистских и сатанинских сект. Прямая связь иудаизма и масонства подтверждается признаниями самих масонов и иудейских деятелей.
   Приведу некоторые из них:
   «Масонство есть иудейское учреждение, которого история, степени, должности, лозунги и законы от начала до конца — иудейские» (раввин Исаак Уайз)[198].
   «Каждая ложа есть символ иудейского храма, так же как и всякий мастер стула есть представитель иудейского царя, а каждый франкмасон должен олицетворять иудейского работника»[199].
   «Главная задача франкмасонства — в том, чтобы прославлять иудейскую расу, неизменно сохранявшую божественную мудрость. Вверимся иудейской расе, не ведающей границ»[200].
   «Существует долг масонства перед Израилем со времен основания Соломонова храма, где Соломон и Хирам вместе восседали как первые Великие мастера.  Не найдется никакого другого места, более подходящего, чем это (имеется в виду синагога. — О.П.) для масонского божественного служения, ибо масонство неразрывно связано с историей народа, которому принадлежит сей храм. Масонство родилось от Израиля» (речь раввина М.Г. Мерита на богослужении братьев Коринфской ложи А.Г. и А.М.О.К. в реформатской синагоге Оттавы)[201].
   «Иерусалим, жертва революции, был разрушен, еврейский народ рассеялся, и с ним масонство распространилось по всей земле» (масон Базо. Исторические таблицы)[202].
   «Цель масонства — символическое восстановление иудейского храма в Иерусалиме»[203].

   Полностью взяв на вооружение иудейское учение об «избранном» народе и его исключительных «правах» на мировое господство, масоны прикрывали свои страшные преступления против человечества фразами о его самосовершенствовании и филантропии.
   Ритуалы и символы масонства постоянно напоминают каббалу и еврейство: постройка Соломонова храма, воинство храма Соломона, печать царя Давида, два треугольника, составляющие звезду, пятиконечная звезда, названия различных степеней масонства (рыцарь Кадош, князь Иерусалима, князь Ливана, рыцарь медного змия). Слова молитвы масонов, выработанные ими на собрании лож, напоминают иудейские. Летосчисление у масонов самого распространенного шотландского ритуала было до конца XIX века еврейское. Книга известнейшего деятеля масонства А. Пайка, написанная в 1880-1881 годах, датирована им «5641 год от сотворения мира»; это летосчисление употребляется только в высших степенях масонства, тогда как в низших — к Христианской эре прибавляются 4000 лет, а не 3760, как принято у евреев[204].
   Однако не следует считать, что все масонские ложи были созданы только евреями. Реальное положение дел развивалось иначе и значительно сложнее. Стремительное (хотя и подспудное) наступление иудаизма на западно-христианское общество в ХV — XVII веках дало опасные плоды. В странах Западной Европы возник слой людей (неевреев) с иудизированным сознанием, мыслящих не по-христиански, а талмудически. Люди эти считали себя особенными, избранными и стремились объединяться между собой подобно иудеям, считая себя «просвещенными светом истины», а всех остальных — людьми второго сорта, невежественными, профанами, «непросвещенными». Воспроизводился талмудический принцип разделения всех на иудеев и гоев.
   Культивируя свою «избранность», они, возможно, понимали нелепость подобных представлений и поэтому открыто не афишировали их, а стремились собираться тайно. Своими предшественниками они стремились объявить всех мировых мудрецов, священников и жрецов древних религий, владевших якобы истиной бытия и передавших это тайное знание им.
   Возникнув на первых порах почти без участия или при небольшой поддержке иудеев, масонство уже через некоторое время в большинстве своем подпало под их полный контроль. И это было вполне естественно, ибо они использовали единую идеологию и общий символический язык.
   Некоторые масоны сами считают своим родоначальником сатаниста Каина. Извращая Священное Писание, вольные каменщики объявляют настоящим отцом Каина не Адама, а дьявола, благодаря которому «благороднорожденная» душа Каина, «как искра Люцифера — Денницы, бесконечно возвышалась над душой Авеля, сына Адама».[205]
   Масоны любят говорить о древности своей организации, утверждая, что имеются документы, подтверждающие существование масонских лож еще с 1155 года[206] и даже раньше. Однако документов этих никто не видел. Реально же о древности масонства можно говорить только в смысле наследования древней иудейской традиции поклонения силам зла. Как писал известный историк масонства граф Лекуте-де-Кантеле, «почти все тайные общества представляют собой звенья одной длиннейшей цепи, тесно соприкасаясь друг с другом. Источник этих обществ один — Восток, великая колыбель всех человеческих верований и суеверий. Но все общества эти в то же время при всем кажущемся их разнообразии представляют собой нечто иное, как разветвления одного дерева, и дерево это — масонство. Оно — центральный питомник, из которого производятся все высадки на сторону, и потому весьма сомнительно, чтобы могли когда-либо существовать иные тайные общества или секты, члены которых не были бы в то же время и масонами или по крайней мере не зависели бы от центрального органа великой масонской тайны. Доказательством тому служит обстоятельство, что все они созданы по одному общему плану и имеют два учения: одно общее — для внешних и другое — частное, тайное, известное только немногим посвященным, которых не следует искать на высших степенях посвящения; но именно они, эти «негласные» члены масонства, и держат в своих руках все, чем живут и движутся все эти тайные организации».
   Мистическая цепь мировой иудейской традиции зла и сатанизма в начале XVIII века воплотилась в создании многочисленных масонских лож. Первая документально известная масонская организация возникла в день Святого Иоанна, 24 июня 1717 года в Лондоне в виде Великой ложи Англии. Своей целью ложа объявила «содействие распространению более нравственной жизни». На самом деле за этой ширмой началась большая работа по распространению иудейского влияния сначала на Англию, а затем и на другие страны. Число масонских лож быстро росло. Уже в 1724 году их было 53, а в 1739-м — 109. Из них 4 находились вне Англии: в Мадриде, Гибралтаре, Бенгалии и Париже[207].
   Уже в первые годы становится ясно, что масонские ложи стремятся уловить в свои сети представителей правящей элиты. В 1721 году великим мастером становится герцог Монтегю, в 1723-м — граф Альбрехт фон Шаумбург-Липпе, в 1731-м — герцог Франц Лотарингский (впоследствии супруг императрицы Марии Терезии). Один за другим в масонские ложи вступают герцог Ричмонд, лорд Пейсли, сэр Томас Пренденгаст, граф Инквин, граф Далкейт, шестеро сыновей короля Георга III Английского и многие другие известные личности того времени.
   В 1739 году Д. Андерсен, составитель книги масонских уставов, вручает ее наследнику британского престола принцу Уэльскому, который благосклонно ее принял, взяв масонов под свою защиту и опеку. Книга, переданная принцу, на долгие годы стала главным масонским документом под названием «Устав Андерсена». В этом уставе в обиход масонов были введены их главные ритуальные понятия. Кроме слов «масонская ложа», в качестве синонима использовались понятия «академия» и «сообщество».
   В 1736 году Великая ложа возникла в Париже. Как и в Англии, масоны стремились вовлечь в нее представителей высшего света и значительно преуспели в этом. В 1743 году принц Людовик Бурбонский, граф Клермонский, близкий родственник французского королевского двора, был избран великим мастером.
   К середине XVIII века масонство охватило все главные европейские страны, прежде всего Германию, Швецию и Россию, испытывая определенные трудности в Италии, Испании и Португалии.
   В течение XVIII и в начале XIX века сформировалась сложная всеобъемлющая структура масонских орденов, куда вошли:
   • масонство древнего шотландского ритуала (33 степени),
   • Орден розенкрейцеров,
   • Орден иллюминатов,
   • Орден храма (рыцарей тамплиеров),
   • Орден рыцарей Св. Иоанна,
   • Орден Мальтийских рыцарей,
   • Орден рыцарей Св. Гроба,
   • оккультная церковь Св. Грааля,
   • Герметическое братство света,
   • Орден Св. королевского Свода Енохова,
   • ритуал древнего и начального масонства (33 степени),
   • ритуал Мемфис (97 степеней),
   • ритуал Мицраим (90 степеней),
   • ритуал Сведенборга,
   • Орден мартинистов.

   Наибольшее распространение получили ложи шотландского ритуала. Иерархические ступени членства в этих ложах достигали 33 уровней. Самый низкий разряд масонства составляли первые три степени Иоаннова масонства[208] (ученик, подмастерье, мастер), иначе они еще назывались символическими и универсальными. Масоны этих степеней (составлявшие большую часть членов лож) не знали истинных целей масонства, но постепенно приготовлялись к принятию их тайн. Среди масонов этих степеней встречалось немало обманутых, сбитых с толку людей, добрых и честных.
   Эти люди часто использовались в масонстве в качестве прикрытия или ширмы. Тем не менее через определенное время из них отбирались «достойные» занять 4-ю и 5-ю степени — тайного и просвещенного мастера или возвышенного и совершенного мастера. Этим мастерам уже приоткрывали завесу тайных дел масонства, и они в некоторых случаях являлись соучастниками масонских преступлений.
   Следующая категория составляла шотландский капитул — рыцарь священной дуги (6°) и рыцарь священного свода (7°), за ним следовал капитул Роза и Крест (8°11°), охватывавший рыцаря меча, рыцаря Иерусалима, рыцаря орла и пеликана. С этих категорий уже отчетливо прослеживались иудейские корни масонства, одна из главных целей которого — символическое восстановление иудейского иерусалимского храма. Масоны с 12° по 20° относились к разряду сената, или совета. В него входили следующие ступени: рыцарь красного орла (12°), храмовой рыцарь (13°), рыцарь тубернакула (14°), рыцарь медного змия (15°), указатель истины (16°), рыцарь Андрея Шотландского (17°), рыцарь Кадош (18°), рыцарь королевской тайны и великий инспектор (принц Хиродим) (19°).
   12-я степень имеет чисто иудейское происхождение, 13-я— 18-я — деистическо-иудейское, 19-я — мистическо-апокалипсическое. Особое место в разряде совета означает степень рыцарь Кадош. Кадош в переводе с древнееврейского «святой». Применительно к этой степени название «Кадош» означает глумление над христианским пониманием Святости. Эту степень получает заслуживший высшее доверие масон, которому уже открыто поручают проведение различных тайных операций. Кадошей отличают жестокость, цинизм и неразборчивость в средствах.
   Степень Кадоша считается у масонов особенной. «Черный папа» масонства А. Пайк посвятил ей целую книгу, раскрыв всю градацию и содержание этой степени. По его мнению, Кадош — «превосходный человек, по преимуществу освобожденный от всяких предрассудков»[209]. Другой видный масон — Шарль д'Ольне рассказывает, что мораль Кадоша состоит в следующем: «Я, ничего кроме меня, все ради меня, все для меня и при помощи всех средств, каковы бы они ни были»[210]. При посвящении в степень Кадоша масоны зажигают 13 свечей, что символизирует Тайную Вечерю, на которой вместе со Спасителем присутствовало 13 человек. Причем 13-я свеча — в честь Иуды, предавшего Христа.
   По мнению исследователя масонства Г. Бостунича, степень Кадоша — степень мести. В символической форме масоны постоянно мстят христианам за казнь одного из своих духовных предшественников — гроссмейстера тамплиеров Якова де Моле; издеваются над куклой, изображающей короля французского Филиппа Красивого и потом сжигают ее. Как при приеме в Орден тамплиеров требовалось отречение от Христианства и оплевывание Креста, так и при вступлении в степень рыцаря Кадоша вменяется в обязанность заниматься поруганием христианских Святынь.[211]
   Степени с 21-й по 30-ю, составляющие категорию Верховного Совета, принадлежат к разряду сатанинско-мистических. На уровне этих степеней творятся «черные мессы», совершаются герметические и каббалистические действа непосредственного общения с сатаной. Масоны этих степеней являются главными хранителями оккультных знаний. Все они называются патриархами (правильнее сказать, черными патриархами), возглавляющими определенные направления антихристианских сатанинских сил:
   • (черный) патриарх Великий инсталлятор,
   • (черный) патриарх Консерватор,
   • (черный) патриарх Восхвалитель,
   • (черный) патриарх Истины,
   • (черный) патриарх священных ведант,
   • (черный) патриарх Великой Изиды,
   • (черный) патриарх Мемфиса,
   • (черный) патриарх Мистического града,
   • (черный) патриарх Гроссмейстер.

   Высшие сатанинско-мистические степени занимали представители еврейства, высшего света и политической элиты.
   Наконец, три высших степени (31-33) шотландского ритуала составляли члены Верховного Святилища, осуществлявшего стратегическое планирование подрывной деятельности масонства против Христианства, Монархии, национальных государств.
   Членами Верховного Святилища являлись:
   Великий инспектор инквизитор командор (31°), — ответственный за работу с масонскими кадрами, расширение их и пропаганду масонства во всем мире;
   Принц Мемфис, или Принц королевской тайны (32°), — главный ответственный за оккультную деятельность против Христианства, своего рода Верховный жрец сатанизма в рамках шотландского ритуала;
   Генерал Великий Консерватор, или Инспектор (33°), — генеральный руководитель всей масонской деятельности ордена и стратегических программ против Христианства.

   Кроме перечисленных мной видимых степеней, существуют и так называемые степени невидимые. Такие степени придавали некоторым масонам особые полномочия для выполнения специальных абсолютно тайных поручений. Право предоставлять такие полномочия имели высшие руководящие органы мирового масонства, стоявшие над масонскими орденами. Чаще всего эти организации, пользуясь бесконтрольностью и мощной поддержкой еврейских финансовых кругов, присваивали себе неограниченную власть казнить и миловать. Состояли эти организации преимущественно из евреев.
   К началу XX века иерархическая структура степеней шотландского ритуала упростилась. Усовершенствовав систему первоначального подбора кандидатов в ложи, масонское руководство сократило число действовавших степеней. Была исключена вся лестница с 4-й по 17-ю ступень. С 3-й ступени масонского мастера сразу же посвящали в 18-ю ступень иудейского рыцаря Кадоша. Сокращались (или уходили в глубокое подполье) степени 19-29, связанные с сатанинско-оккультными ритуалами. Их функции частично переходили к Кадошу, а большей частью — к обладателям 30-й-33-й степеней. Такое усовершенствование масонской иерархии позволило лучше сохранять масонскую тайну, ибо подавляющее число братьев теперь находились на первых трех ступенях.
   Деятельность масонов регулируется системой сложных ритуалов. Все они, начиная с посвятительного, имеют характер иудейского ритуала общения с сатаной и поругания Христианства, только для нижестоящих это сделано в виде непонятных символическо-мистических актов, а для вышестоящих — как откровенный оккультно-сатанинский обряд. Уже в посвятительном ритуале новоиспеченному масону предлагается сделать надрез на руке и выдавить несколько капель своей крови в сосуд с вином, совершая таким образом символическое кровавое жертвоприношение. Как пишет немецкий масон Мерцдорф, «это испитие крови, не вина, существует в действительности. Вытекающая из надреза на большом пальце кровь (неофита) каплет в чашу с вином, из которой после этого все присутствующие пьют. Осадок сохраняется в особом фиале до следующего раза, так что таким образом смешивается кровь всех прежних тамплиеров»[212].
   В ритуальных действиях масонов, усиливаясь от степени к степени, постоянно присутствовала идея мести Христианству. Постоянно повторялись древнееврейские слова: «Некам, некам, некам Адонай» («Месть, месть, месть бога Адоная»).
   Главным условием деятельности масонов всегда были тайна и конспирация. Нижестоящий масон не знает тайны вышестоящих степеней и личности своих начальников. Вольный каменщик, раскрывший секреты ордена, подлежал смертной казни. Каждый член ложи давал клятву хранить тайну под страхом смерти. XVIII век дает множество примеров тайных казней, совершенных масонами над своими провинившимися братьями. В XIX веке число таких случаев несколько сокращается, но сами убийства приобретают изощренно-жестокий характер.
   Широкую известность приобрели показания католического священника и миссионера, скрывшегося под инициалом Э., опубликованные в католическом журнале «Эммануэль»[213].
   В 1867 году этот священник собирал в Париже пожертвования в пользу своей миссии. 22 декабря, в 10 часов вечера, он был внезапно вызван к умирающему. Когда он сел в присланную за ним карету, ему под угрозой направленного на него оружия завязали глаза, и в таком виде после более чем часового путешествия он был привезен в незнакомый ему дом и приведен в комнату, где после снятия повязки он узрел себя в роскошно обставленном помещении, а вместо ожидаемого умирающего перед ним находился на вид совершенно здоровый старый господин. На удивленный вопрос священника этот господин ответил ему, что он и есть умирающий, ибо, приговоренный тайным обществом, к которому принадлежал, к смерти, он через час должен умереть! Причиной смертного приговора было то обстоятельство, что он, сам в течение 28 лет действенный член этого общества, отказался, когда на него пал жребий, отправить на тот свет достойного старого прелата, и вследствие этого по статутам общества сам обречен на смерть. Но так как при своем вступлении в общество он отказался принести клятву ни при жизни, ни при смерти не принимать духовного утешения и общество, заинтересованное иметь в своих рядах столь влиятельную особу в виде исключения в этом отношении согласилось на уступки, то теперь, в минуту его смерти, общество «рыцарски» пошло ему навстречу касательно прос бы о предсмертном духовном напутствии. Он совершенно спокойно объяснил духовнику, что смерть будет ему причинена при помощи особой небольшой железной вилки, острия которой одновременно протыкают обе шейные артерии и таким образом причиняют смерть, не оставляя по себе подозрительных, бросающихся в глаза ран. Он сам (старый господин) подобным образом отправил на тот свет или видел отправление около 50 не сдержавших клятвы отщепенцев или иных неугодных ордену лиц. Труп потом бросают в реку, и, так как он в воде обычно распухает, два маленьких укола вилки становятся почти невидимыми, так что, когда труп выплывает, нашедший его врач ставит диагноз самоубийство или несчастный случай.
   За этим рассказом последовала исповедь, которая заняла больше положенного часа, так что нетерпеливо ожидавшие члены тайного общества должны были еще накинуть 20 минут, но и их не хватило исповедать все совершенные кощунства, убийства и злодеяния. Так как у священника не было с собой Святых Даров, то он дал приговоренному в виде утешения бывшую при нем реликвию — частицу Святого Креста. Смертник попросил в заключение духовника, если возможно, разыскать его семью — жену Клотильду и двух дочерей, из которых одна уже поступила в монастырь, чтобы замаливать грехи отца, и сообщить им, что он умер примиренным с небом. Затем приговоренный написал на внутренней крышке молитвенника священника несколько прощальных строк жене, которые подписал именем Федор. Когда священник должен был уйти, ему предложили за роскошно накрытым столом подкрепиться,  но он отказался, опасаясь отравления. Опять с завязанными глазами он был уведен, посажен в карету и после многочасовой езды высажен. Когда он снял повязку с глаз, то увидел, что находится в нескольких часах ходьбы от Парижа. По прошествии некоторого времени он разыскал в знаменитом парижском морге труп того, кого исповедовал при столь неожиданных обстоятельствах. Он числился, как и было предсказано, как выловленный из Сены утопленник. Ошибки быть не могло, ибо священник узнал свою реликвию, привязанную к трупу. Тогда он отыскал семью казненного и узнал, что их кормилец был масоном.
   Антихристианская, сатанинская деятельность масонских лож, страшные преступления, которые они творили по всей Европе, вовлекая в свои ряды множество влиятельных людей из высшего света и политической элиты, вызывали беспокойство у Церкви и государственной власти. Однако, понимая опасность масонства, западноевропейские власти не были достаточно последовательны в борьбе с ним. Сказывались проникновение вольных каменщиков во все жизненные центры монархических государств и иудизация самой Христианской Церкви.
   Тем не менее и государства, и Церковь первое время пытались одолеть масонство. Европейские Государи запрещали масонство и даже казнили его руководителей.
   Ниже приводится хронологический список государственных мероприятий против масонства в европейских странах:
   • 1725 г. — запрещение масонства во Франции. (В этот же год учреждается первая ложа в Париже.)
   • 1736 г. — основание Великой ложи во Франции.
   • 1737 г. — французская полиция запрещает собрания масонов.
   • 1738 г. — запрещение масонства в Голландии (возникло в 1734 г.) и Швеции (возникло в 1735-м).
   • 1740 г. — король Испании Филипп V издает Указ против масонства (возникло в 1728-м).
   • 1740 г. — гроссмейстер Мальтийского ордена запрещает въезд масонов на остров Мальту.
   • 1745 г. — правительство Республики Берн запрещает масонство специальным указом.
   • 1748 г. — Оттоманская Порта препятствует введению масонства в Турции.
   • 1749 г. — лорд Дервентвотер, первый великий мастер масонского ордена во Франции, казнен на эшафоте за преступления.
   • 1751 г. — Фердинанд IV Испанский запрещает масонство в своих государствах.
   • 1801 г. — император Франциск II запрещает масонство в Австрии.
   • 1822 г. — Указом Александра I масонство запрещается в России.
   • 1823 г. — королевским Указом масонство запрещено в Португалии.

   После наполеоновских войн государственная борьба против масонов в большинстве европейских стран (кроме России) практически прекратилась. Вольные каменщики стали неотъемлемой и самой влиятельной частью правящих элит Европы. Несколько дольше сопротивлялась Церковь. Причем со стороны католицизма борьба с масонством велась не столько за христианские ценности, сколько за власть и влияние на общество. Ватикан не хотел делиться с масонами своим влиянием на души миллионов верующих. Однако за кулисами этого противостояния католические иерархи шли на постоянные уступки масонству, осуществляя тайный сговор то с одним, то с другим масонским орденом, В XX веке этот сговор завершился официальным признанием масонства и разрешением католикам входить в масонские ложи. Фактически борьба католицизма против злейшего врага Христианства — масонства закончилась в конце XIX века.
   Вот основные факты непоследовательной борьбы католицизма с масонством:
   • 1737 г. — папа Климент XII осуждает масонство.
   • 1738 г. — папа Климент XII объявляет буллу «In Eminenti Apostolatus specula», впервые отлучающую от Церкви масонов и их последователей.
   • 1739 г. — инквизиция преследует масонов во Флоренции.
   • 1743 г. — по приказу инквизиции, поддержанной королем Иоанном V, масоны в Португалии подвергаются пыткам и сожжению.
   • 1751 г. — булла папы Бенедикта XIV «Providas Romanorum Pontificum» против ордена масонов.
   • 1814 г. — эдикт папы Пия VII против масонства.
   • 1825 г. — папа Лев XII осуждает масонство в булле «Quo graviora».
   • 1832 г. — энциклика папы Григория XVI против масонов.
   • 1846 г. — энциклика «Qui pluribus» папы Пия IX против тайных обществ.
   • 1849 г. — энциклика «Quibus qnantisqne et nascitis nobiscum» папы Пия IX против тайных обществ и масонства.
   • 1854 г. — энциклика папы Пия IX «Singulari quantum» против масонства.
   • 1863 г. — энциклика папы Пия IX «Quanto Conficiamen» против тайных обществ.
   • 1864 г. — энциклика папы Пия IX «Quanto Cura» против масонства.
   • 1873 г. — энциклика папы Пия IX против масонства. 186
   • 1884 г. — булла папы Льва XIII «Humanum genus» против масонства.
   • 1892 г. — энциклика папы Льва XIII против масонства.
   • 1981 г. — папа Иоанн Павел II официально разрешает католикам состоять членами масонских лож.

   Что касается протестантских церквей, то они в силу своей близости к иудаистским воззрениям с самого начала поддерживали масонство, видя в нем надежного союзника. Неудивительно, что именно протестантские страны — Англия, германские княжества, Швеция — стали главными рассадниками масонства.
   Распространившись по всему миру, масонство стало в нем инфраструктурой иудейского влияния и пропаганды талмудической идеологии. То, чего в культурной, духовной сфере не мог сделать иудей, легко осуществляли вольные каменщики, имевшие с ним общую идеологию.

Глава 21

   Розенкрейцеры. — Их антихристианская направленность. — Сатанизм и каббала. — Мошенничество и аферы. — Святотатственное отношение к Иисусу Христу. — Поругание Креста. — Занятие магией и колдовством.
   Для полного понимания антихристианского, сатанинского и шарлатанского характера деятельности масонских лож покажу ее особенности на примере Ордена розенкрейцеров.[214] Этот орден относится к элитным организациям масонства. Его братья считают свое членство выше членства в любых других масонских орденах. Хотя члены общества видят свои корни в глубокой древности, документально подтверждается его существование только с середины XVIII века.
   Братство золотых розенкрейцеров возникло в 1757 году в городе Франкфурте-на-Майне, бывшем тогда одним из главных центров иудаизма, давшего иудейскому миру банкиров Ротшильдов. Дальнейшее распространение этого ордена осуществлялось точно в тех городах, где было сильно влияние иудейских общин. В 1761 году розенкрейцеры появляются в Праге, в 1773-м — в Верхних Лужицах и Силезии, а в 1775-м открывают свою штаб-квартиру в Вене. Через несколько лет крупная организация розенкрейцеров возникает в Берлине, распространяя свое влияние на северные германские княжества и Россию. 
   Своих последователей розенкрейцеры привлекали обещаниями всяческих чудес и обеспечением земных благ. По всей Европе распускались слухи о том, что новый орден обладает истинной мудростью, разрешает все загадки бытия и в своих высших степенях обучает изготовлению камня мудрости. Розенкрейцеры не только не опровергали эти слухи, но открыто заявляли, что это так и есть на самом деле. «Счастливый брат, — говорилось в одном розенкрейцеровском документе, — ты обладаешь всем, что может тебя осчастливить и временно, и навеки. Тебе без всякого понуждения повинуется послушная природа. Она отдает тебе свои силы. Ты обладаешь знаниями и могуществом, тебе разрешено снова извлечь наружу свет, обратившийся внутрь под налетом греха, снять всю накипь, освободить тело от всех его твердых оболочек, сделать его прозрачным и привести его к высшему совершенству». На заседаниях розенкрейцеров алхимия и оккультные науки соседствуют с каббалой и чтением отдельных книг Талмуда, признаваемого розенкрейцерами высшей мудростью человечества.
   Слухи о том, что розенкрейцеры обладают высшей тайной и властью над миром духов, умением делать золото, привлекло в орден множество мошенников и авантюристов, а также обедневших представителей высшего света, желавших чудесным образом поправить свои дела.
   В 1778 году руководителем розенкрейцеров становится крещеный еврей Иоганн Вельнер (1732-1800), человек явно шарлатанского склада, превративший орден в коммерческое предприятие, акции которого росли по мере принятия в ряды братьев прусского кронпринца и ряда других влиятельных особ Германии и зарубежных государств[215].
   Как вынужден был признать даже масонский историк Г. Шустер, <собственно душой всех розенкрейцеров был Вельнер. Ловкий и бесстыдный, лицемерный и навязчивый, никогда не останавливавшийся перед ложью и клеветой, где они могли сослужить ему службу, то льстивый, то требовательный, смотря по обстоятельствам, — этот человек предался «служению высшей и благороднейшей истине», как он ее понимал, и сделал орден орудием собственного честолюбия>.
   Полчища духовидцев и мистических темных личностей при прусском Дворе возрастали со дня на день. «Кто не принадлежал к ним, не имел шансов на повышение. Финансы страны, юстиция, религиозные и школьные дела очутились всецело в руках розенкрейцеров.
   Вскоре они овладели также и торговым и таможенным законодательством, а также внешней политикой».[216] Масонский историк не договаривает, что в результате такой деятельности многие жизненно важные центры Пруссии оказались под влиянием еврейских купцов и иудейской общины в целом, Как выяснилось впоследствии, с помощью розенкрейцеров (услуги их, и прежде всего самого Вельнера, оплачивались) иудейские банкиры установили полный контроль над финансами Пруссии и некоторых других германских княжеств. При поддержке розенкрейцеров главным финансистом прусского короля Фридриха II стал иудей Даниэль Ициг. Руководители Розы и Креста способствовали установлению финансового могущества Ротшильдов и т.д.
   Однако главными преступлениями розенкрейцеров были не мошенничества и поддержка финансовых махинаций иудейских банкиров. Основная задача ордена состояла в борьбе против Христианства и в дискредитации духовных ценностей Нового Завета.
   Уже вступление нового члена в Орден розенкрейцеров обставлялось воистину сатанинским ритуалом. Неофита символически умерщвляли, «очищали его дух» и «очищенным» возвращали к жизни. Затем вступающий в орден клялся соблюдать тайны розенкрейцеров (даже на исповеди) и одновременно обещал не иметь ни одной тайны от руководителей ордена, обязуясь сообщать им все известные ему секреты, т.е. превращался в осведомителя.
   По поводу обязанности каждого члена организации розенкрейцеров быть осведомителем в ордене существовала специальная инструкция, в которой говорилось:
   «Так как в мире не существует ни одной тайны природы, ни одной тайны истинного искусства, которая бы уже не была известна высшим чинам ордена, и, следовательно, такое сообщение может принести пользу не ордену, а одному только брату, делающему его, ибо не только его право собственности ничем не будет нарушено, но это поведет к его скорейшему преуспеянию в ордене и к лучшему употреблению его тайны, то ввиду этого нет никакого основания умалчивать о ней, в противном случае это свидетельствовало бы о преступном недоверии к ордену или о жалкой зависти, что недопустимо для розенкрейцеров. Директора кружков должны убедительно разъяснять это вновь поступающим братьям и вместе с тем предупреждать их, что от высших чинов ордена по самой природе их ничто не остается сокрытым и, следовательно, если бы они пожелали, то немедленно узнали бы, не обладает ли брат какой либо тайной, которой он не желает выдать.
   Это должно успокоить совесть тех, которые узнали от кого-либо тайну, причем дали обет молчания, поклявшись или даже призвав на себя проклятие в случае ее выдачи. Такому брату нужно поставить на вид:
   а) что имеющееся в регламенте указание выполнения шестого пункта относительно клятвы гарантирует ему, что этой тайны не узнает никто в ордене, кроме высшего председательствующего главы ордена;
   б) что последний не только уже заранее знает тайну, но если пожелает, то узнает и то, что сообщающий брат обладает ею и она, следовательно, не откроет ничего неизвестного уже заранее;
   в) что так как каждый брат живет только для ордена и составляет одно целое с орденом, то, следовательно, он открывает свою тайну только самому себе.
   Под тайной, кроме того, что относится к самому существу ордена, подразумевается также:
   1. Все, что имеет близкое или отдаленное отношение к ордену и может оказаться для него вредным или полезным.
   2. Всякая измена брата ордену, в чем бы она ни состояла и как бы ни проявилась.
   3. Все беседы между братьями, о которых братья не должны умалчивать, но немедленно доносить своему непосредственному начальнику.
   4. Все запрещенные деяния и всякое противозаконное поведение брата, о которых точно так же тайно или публично должно быть сообщено начальству».

   После клятвы новичок подходил к мастеру, который знакомил его с магическими словом, знаком и жестом разряда (степени)[217] ученика золотых розенкрейцеров. Каждый разряд имел свое слово на древнееврейском языке. Затем новичок платил взнос за посвящение (а в дальнейшем членские взносы), получал оружие, значок, шифр для секретной корреспонденции и ключ к ней. На значке по-древнееврейски было начертано орденское имя брата, созданное во время каббалистического ритуала.
   Орденская наука разряда ученика начиналась с разъяснения ему «мистической скрижали» и знакомства с алхимическими знаками. В теоретическом разряде изучалась теория алхимии. В практическом — делали первые попытки создавать новое вещество. В философском — разъяснялись основы кабалистики.
   В разряде минорес розенкрейцеры учились (конечно, безуспешно) совершать чудесные исцеления и растворять золото в царской водке. В маджорес «делали» золото из растворенных в царской водке составов.
   В разряде адептус эксептус получали теоретические сведения о камне мудрости, каббале и магии.
   Магистерский разряд давал им звание магистра в алхимии, каббале и магии и предоставлял им право заниматься колдовством.
   Разряд магус делал их по званию магами, чародеями, профессиональными колдунами. Главой всех магов и колдунов был главный маг, он же и управлял орденом. Работа велась в ложах (кружках), причем члены одного кружка не знали братьев других кружков. Соответствующим образом не были известны и начальники.
   Главный маг и колдун и другие маги и чародеи чувствовали себя господами не только ордена, но и всего живущего на Земле, считая себя равными Богу и Его Апостолам. В тайном уставе разряда магов говорилось:
   «Наши маги не занимаются простой магией. Наша магия не натуральная магия, ибо последнюю знают у нас все философы (4-й разряд). Это не черная магия, ибо последняя — создание черта, а ни один черт не выносит вида наших магов. Это не так называемая белая магия, которая проявляет свое действие при участии так называемых добрых духов, которые еще недостаточно чисты для того, чтобы предстать пред Господом; наша магия — истинная божественная магия, в силу которой мы, подобно Моисею и Илии, входим в личные сношения с Богом или общаемся с Ним чрез очистившихся в божественном огне духов. Мы обладаем двумя основными премудростями Иеговы: сотворением и разрушением всех природных вещей. Подобно Моисею, мы можем превращать в прах целые города лишь при помощи звуков музыки. Мы можем повелевать Солнцу, Луне, звездам и ветрам; подобно Пророкам, мы можем воскрешать мертвых, мы можем преображать звезды и переставлять их на другие места».
   Более глубокое изучение магических трактатов розенкрейцеров свидетельствует о том, что даже Иисуса Христа они считали учеником Ордена розенкрейцеров, а значит, масоном, таким образом, подобно иудеям, отрицая Божественное происхождение Спасителя.
   В одном из трактатов розенкрейцеров утверждается следующее:
   «Естественно, что для этого (получения великих знаний. — О.П.) Он (Иисус Христос. — О.П.) своими учителями избрал не профанов, а высших членов братства, с начала веков ведших подготовительную для Него работу.
   Период Его земной жизни до Его прихода на крестный путь Священным Писанием освещен очень глухо, а именно этот период Он посвятил учению в разных странах, и главным образом в нашем Высшем Храме в Египте».
   Розенкрейцеры святотатственно и кощунственно заявляют, что Спаситель был удостоен ими высшей степени посвящения, т.е. получил звание великого мага. Извечно существовавшее братство розенкрейцеров, по их учению, выше Сына Божия, так как оно существовало задолго до Него. «Верховные мастера Великого братства, — излагается в трактате святотатцев, — образовали Великую эзотерическую Белую ложу... ядро которой... образовалось одновременно с зарождением человечества».
   В тайных документах Ордена розенкрейцеров, которые хранились только у начальников и не давались братьям для переписывания, а в случае опасности сжигались, проводилась такая мысль, что Христос есть во всех, т.е. Христос может быть и в христианине, и в последователе иудейской религии, и в язычнике. Поэтому христианами должны называться не только те, которые приняли христианское крещение, но и все имеющие в себе Христа.
   Также святотатственно и кощунственно розенкрейцеры заявляют о принадлежности к масонству Святых Пророков и Апостолов: «Его, Иисуса Христа, ближайшие помощники — Апостолы и великие Пророки, бывшие до Него, как, например, Илия и Иоанн Креститель, были нашими братьями». Соответствующим образом и сама Христианская Церковь, по учению розенкрейцеров, является их созданием.
   Особому поруганию у розенкрейцеров подвергается христианский крест. Из символа спасения и искупления падшего человечества крест в учении розенкрейцеров превращается в символ природы и совокупления. Вертикальная линия креста, по учению розенкрейцеров, изображает мужское, оплодотворяющее начало, в ней видели фаллические формы и наделяли ее священным смыслом. Горизонтальная линия креста символизирует женское начало. Таким образом, крест у розенкрейцеров имеет противоположный Христианству смысл, ибо в иудаизме предстает символ «падения человечества в материю». Не менее богохульно объясняется изображение на кресте розы в эмблеме розенкрейцеров. По их учению, роза символизирует женское начало, а крест — мужское.
   Создав себе широкую рекламу, Орден розенкрейцеров привлек к себе большое количество желающих делать золото, повелевать природой и людьми. Розенкрейцеровская «наука» стоила очень дорого. Многие истратили на нее целые состояния. Руководство беззастенчиво обирало своих членов, привлекая в орден преимущественно богатых людей. Шли годы, и многие убеждались, что обещанных чудес они не получат.

   ВСТАВКА Фото 4
   Божий суть враги: жидове, еретицы, держащие кривую веру. Святой Феодосии Печерский (слева)

   В середине 80-х годов XVIII века в Ордене розенкрейцеров разгорелся публичный скандал. Один из магов ордена — личный легат Вельнера фон Шредер (крещеный еврей, настоящая фамилия — Сакердос), не поделив со своим великим магом доходы от разных мошеннических предприятий, послал своему высокому повелителю письмо, в котором обвинял его и орден в обмане. Одновременно с обвинением Шредера против ордена выступили множество людей, пострадавших от его мошенничеств. Чтобы замять скандал, Вельнер приказал приостановить все розенкрейцеровские работы и собрания.
   С мошенническими проделками Вельнера могли соперничать только аферы двух других известных розенкрейцеров, также крещеных евреев, Сен-Жермена и Калиостро.
   Сен-Жермен (?-1780), по некоторым данным, португалец или эльзасец иудейского происхождения, провел бурную жизнь авантюриста, скрываясь под разными именами. В Венеции он был известен как граф де Беллашаре, в Пизе — как шевалье Шеннинс, в Генуе — как граф Салтыков, в Париже, Лондоне и Москве — как граф Сен-Жермен. Сен-Жермеи рассказывал высокопоставленным особам этих стран, что посвящен в высшие степени масонства и умеет делать золото и драгоценности. Своим собеседникам он сообщал, что ему 400, 1000 и больше лет, рассказывал о своей дружбе с Христом и Апостолами. Такое долголетие он обеспечил себе якобы с помощью высших знаний. Наивным слушателям он обещал продать чудодейственный чай, который возвращал старикам силу и красоту молодости. От покупателей не было отбоя. Сен-Жермен предостерегал стариков, чтобы они не злоупотребляли этим чаем, так как одна 70-летняя дама, чрезмерно употребляя чудодейственный напиток, вернулась в эмбриональное состояние.
   Другой всемирно известный розенкрейцер — Калиостро (17431795; настоящее имя — Д. Бальзамо) обманывал легковерных людей в разных странах мира рассказами о своем необыкновенном долголетии, чуть ли не с эпохи египетских фараонов. За деньги он обещал делать золото и бриллианты, широко торговал дипломами на членство в Орден розенкрейцеров. Один из таких дипломов я сам лично видел в фонде Великого Востока Франции Особого Архива СССР.
   В Париже Калиостро организовал знаменитую аферу с ожерельем королевы, в результате которой была сильно дискредитирована французская королевская семья. Здесь он, по-видимому, выполнял задание масонских лож, ставящих своей целью расшатывание и свержение христианских Монархий. За эту аферу он был заключен в Бастилию. Почти в каждом городе Калиостро совершал новые мошенничества. Многие совещания лож, которые он основывал, повсюду заканчивались большей частью обыкновенными оргиями.
   Вдохновенный аферист, он приписывал себе ангельское происхождение, заявляя, что имеет власть повелевать небесными силами и послан на землю, чтобы путем физического и духовного перерождения довести верующих до полного совершенства.
   В Париже Калиостро объявил себя Великим Коптом созданной им якобы древнеегипетской масонской ложи, в Лионе он основал Великую материнскую ложу «Торжествующая мудрость», в которой устраивал магические сеансы с вызыванием сатанинских сил. В 1791 году он был схвачен инквизицией и как еретик и сатанист приговорен к сожжению на костре, впоследствии помилован и провел остаток жизни в тюрьме. Таковы были самые знаменитые представители розенкрейцеров.

Глава 22

   Создание изуверского Ордена иллюминатов. — Сверхсекретная организация, шпионаж и доносительство. — Разработка планов революции. — Лозунг: «Уничтожение тронов и алтарей!». — Против патриотизма, государства и семьи. — Французская революция. — Ключевая роль евреев и тайных обществ. — От конституционной монархии к массовому террору. — Победоносное шествие еврейских революций по Европе.
   1 мая 1776 года, в Валентинов день, праздник-шабаш сатанинских сил — ведьм, колдунов, злых духов, демонов, в баварском городе Ингольштадте был создан масонский Орден иллюминатов, сыгравший особую, роковую роль в дальнейшей истории человечества[218].
   Основатель ордена, крещеный еврей Адам Вейсгаупт (1748-1830), питомец иезуитского колледжа, профессор Баварского университета, создал его на основании устава и по образцу тоталитарной организации иезуитов. Официальная программа иллюминатов декларировала благородные задачи усовершенствования мира на справедливых основаниях.
   Однако эта программа ордена была только ширмой, за которой скрывались истинные цели организации — уничтожение Христианской Церкви и свержение европейских Монархий, используя все возможные средства. Гораздо позднее в бумагах Вейсгаупта нашли написанный им документ ордена, в котором декларировалось: «Мы должны слепо все разрушать с одной-единственной мыслью: как можно больше и как можно скорее».
    Уже с самого начала создания Ордена иллюминатов активное содействие Вейсгаупту оказывают его богатые соплеменники. Бывая в Берлине и Мюнхене, глава иллюминатов посещает салоны влиятельных еврейских деятелей, и в частности Мендельсона в Берлине.
   Создавая новый масонский орден на основе строжайшей секретности и жесткой дисциплины, Вейсгаупт сделал его координатором подрывной деятельности всех масонских орденов против Церкви н государства. Считая других вольных каменщиков недостаточно решительными для борьбы, глава иллюминатов ориентировал своих последователей внедряться в масонские ложи и близкие им организации, чтобы использовать их в своих целях. «Наша мощь, — писал Вейсгаупт, — заключается в секретности. Поэтому следует без колебаний использовать в качестве прикрытий какие-либо невинные общества. Ложи голубого масонства являются удобной вуалью, чтобы скрывать наши реальные цели, так как мир привык не ждать от него ничего важного или конструктивного. Их церемонии считаются красочными безделушками для забавы больших детей. Имя ученого общества также является великолепной маской, под которой следует скрывать наши низшие степени».
   Граф Мирабо, будущий известный деятель французской революции и один из активных членов Ордена иллюминатов (Вейсгаупт познакомился с ним в еврейском салоне Мендельсона), писал в своей «Истории прусской монархии»: «В Мюнхене было несколько братьев с умом и сердцем, уставших от бесконечных колебаний, ложных обещаний и споров масонства. Руководство решило привить к своей ветви другую тайную организацию, дав ей имя Ордена иллюминатов. Они создали ее по образцу Ордена иезуитов, хотя их намерения были диаметрально противоположными».
   Мирабо подтверждает, что Орден иллюминатов был создан, чтобы захватить всю систему масонских лож и с ее помощью произвести революцию.
   Вейсгаупт постоянно призывает своих сотрудников вступать в масонские ложи. «Тогда у нас, — говорил он им, — будут собственные масонские ложи... мы будем смотреть на них как на питомник... А когда потребуется, будем скрываться за ними». «В настоящее время, — продолжал он свою мысль, — для наших высоких целей удобнее всего окутать себя плащом масонских лож... укрывшееся таким образом общество неуязвимо... в случае измены или преследования его руководители не могут быть обнаружены; непроницаемая тьма укроет нас от шпионов и эмиссаров всех других обществ».
   Свою организацию Вейсгаупт строил на нескольких уровнях, открывая самые радикальные планы только избранным сотрудникам. Членов своей организации Вейсгаупт подбирал преимущественно среди молодежи, внимательно изучая каждую кандидатуру. Отсеяв всех ненадежных и сомнительных, руководители ордена совершали с остальными обряд посвящения, который происходил после трехдневной голодовки в темном подвале. Каждого кандидата посвящали в отдельности, связав ему предварительно руки и ноги. Из разных углов темного подвала на посвящаемого обрушивались самые неожиданные вопросы. Ответивший на все вопросы клялся в абсолютном послушании руководству ордена. Каждый новый член давал подписку хранить секреты организации под страхом смертной казни.
   Однако новичок не считался еще полноправным членом организации, а получал статус послушника и должен был в течение одного-трех лет находиться под наблюдением опытного иллюмината. Ему предписывалось вести специальный дневник и регулярно предоставлять его руководству. Послушник заполнял многочисленные анкеты, а также подготавливал ежемесячные отчеты о всех делах, связывавших его с орденом. Прошедший все испытания послушник проходил вторичное посвящение уже как полноправный член. После посвящения новому члену сообщались отличительный знак, жест и пароль, менявшиеся в зависимости от занимаемой степени. Новичок получал специальный псевдоним (орденское имя), заимствованный обычно из древней истории (сам Вейсгаупт именовал себя Спартаком), знакомился с древнеперсидским летосчислением, географией ордена, а также секретным шифром. Вейсгаупт насаждал в ордене систему глобального шпионажа и взаимной слежки.
   Большая часть членов ордена находилась в самом низу иерархии. В организацию входили не менее тысячи людей, но по конспирации каждый из членов знал только несколько человек. Как отмечал сам Вейсгаупт, «непосредственно подо мной стоят двое, полностью вдохновляемые мной самим, а под каждым из них — еще двое и т.д. Так я могу воспламенить и привести в движение тысячу людей; именно так нужно командовать и действовать в политике».
   Все члены Ордена иллюминатов распределялись по трем уровням посвящения. Первый уровень содержал 4 степени: ученик, минерваль, младший иллюминат, старший иллюминат; второй — 5: ученик, товарищ, мастер, шотландский конюх, шотландский рыцарь; третий — 4: эпопт, принц, маг-философ, человек-царь. Третий уровень посвящения был доступен только единицам. Сам Вейсгаупт, провозгласивший себя человеком-царем, культивировал среди членов своего внутреннего круга чистейшей воды сатанизм и каббалистические, колдовские ритуалы, которые совершал маг-философ.
   Сатанинская мистика и каббалистический оккультизм Ордена иллюминатов выражались в принятии его членами мистических имен, которые, по учению иллюминатов, изменяли их сущность и прикрепляли к ним могущественных астральных демонов — эгрегор харизмы. Согласно программе воспитания иллюминатов, член ордена совершенствовал свои познания человеческой психологии и возможностей манипуляции личностью и массами через трансцендентальную иллюминацию, опираясь на эзотерическое знание.
   Уже в конце 70-х годов Вейсгаупт и его ближайшие соратники разрабатывают тайную программу подготовки революции «против тронов и алтарей». «Все члены общества, — указывал Вейсгаупт, — заветную цель которого составляет Всемирная Революция, должны незаметно и без видимой настойчивости распространять свое влияние на людей всех классов, всех национальностей и всех религий, должны воспитывать умы в одном известном направлении, но делать это дело надлежит в самой глубокой тишине и со всей возможной энергией. И, когда это влияние благодаря союзу многочисленных последователей будет господствовать, пусть лишь тогда сила явится на смену невидимой власти! Тогда вяжите руки всем сопротивляющимся! Уничтожайте, душите зло в корне! Давите всех, кого вы не сумели убедить!» Эти изуверские лозунги стали руководством к действию всех революционных ниспровергателей от Робеспьера до еврейских большевиков в России.
   Иллюминаты выступали против национальных государств, патриотизма и семьи, «стесняющих свободу личности». Их социальной целью было возвращение к некоему первобытному состоянию, но не для «повторения прежних ошибок, а для более полного наслаждения жизнью». Идеалом Ордена иллюминатов считались странствующие массы людей, не имеющих ни отечества, ни оседлости, ни семьи, не признающих других законов, кроме голоса природы. В программе иллюминатов не осталось места ни Церкви, ни государству.
   «Монархии и национальности, — писал Вейсгаупт, — исчезнут с лица земли. Настанет время, когда люди не будут иметь других законов, кроме великой книги природы, и этот переворот будет делом тайных обществ». «Все усилия монархов и монархистов помешать нашим планам будут бесплодны, — декларировал Вейсгаупт. — Искра может долго тлеть под пеплом, но настанет день, когда вспыхнет пожар».
   Предлагая членам ордена совершать преступления против Церкви, государства и общества, Вейсгаупт снова и снова подчеркивал необходимость соблюдения полнейшей конспирации. «Работающий над разрушением общества и государства, — учил своих ближайших сотрудников Вейсгаупт, — должен иметь вид человека, ищущего только покоя, удалившегося от дел».
   Из секретных документов ордена, случайно попавших в руки баварского правительства в 1785 году, следовало, что иллюминаты были уже готовы начать свою революцию. В этом году на масонском конгрессе в Париже иллюминаты совместно с другими масонскими орденами согласовали свои планы «близкой революции».
   Среди методов революции, которыми собирались пользоваться иллюминаты, чтобы разрушить старый общественный строй, были: право казнить и миловать людей; конфискация собственности и передача ее людям, угодным ордену; поддержка атеизма и абортов; использование для борьбы с «врагом» всех возможных средств (отравлений, тайных убийств, распространение лживых слухов, обман). Масонские конспираторы готовились к решительным действиям. Международный масонский конвент, состоявшийся в феврале 1785 года во Франкфурте по инициативе иллюминатов, постановил приговорить к смертной казни шведского короля Густава III, Екатерину II, а также Людовика XVI и Марию Антуанетту.[219]
   Ознакомившись с секретными документами ордена, баварское правительство возбудило против иллюминатов уголовное дело. Процесс, проходивший за несколько лет до начала французской революции, выявил такие ужасающие подробности, которые тогда казались неправдоподобными, но полностью подтвердились во Франции уже во времена Робеспьера. Основатель изуверской организации Вейсгаупт был приговорен к смертной казни, но при поддержке своих сторонников бежал и продолжил подрывную работу в другом месте. Так как организация иллюминатов была сильно законспирирована, следственным органам удалось выявить только небольшое число членов ордена, остальные же продолжали свою деятельность по ранее разработанным планам.
   То, что подрывная программа иллюминатов начала осуществляться именно во Франции, было не случайно. Эта страна в то время находилась как бы на переднем плане разрушения Христианской цивилизации. Господствовавшая в ней католическая церковь являла собой ярчайший пример духовного разложения и нравственного распада. Обязанные нести обет безбрачия католические священники практически открыто вели беспутную, развратную жизнь, занимались поборами. Не менее отвратительную картину являли собой королевский двор, аристократия и дворянство. Отношения мужчин и женщин в их среде представляли сплошную собачью свадьбу, нередко переходящую в настоящее содомитство.
   Экономика страны была ослаблена финансовыми махинациями еврейских аферистов, вроде уже упомянутого мной ранее Ло (Леви), которые совместно с дворянством жестоко эксплуатировали французских крестьян и ремесленников. Под влиянием масонства интеллигенция страны была настроена против Христианства и Монархии. Однако, вместо того чтобы очистить Христианство и оздоровить Монархию, представители образованного общества Франции с сочувствием восприняли планы их уничтожения.
   Масонские ложи организовали выпуск сотен памфлетов и листовок против королевской власти и Христианства и бесплатно распространяли их среди молодежи и женщин. Большая часть этой литературы имела злостно клеветнический и откровенно непристойный характер. Главным объектом нападок масоны сделали королеву, приписывая ей самые немыслимые грехи и проступки, таким образом дискредитируя в глазах людей идею Монархии. То, что эта кампания была инспирирована иллюминатами, подтверждается участием в ней еврейского авантюриста, выступавшего под именем Калиостро. Этот авантюрист, занимавший высокое положение в разных масонских орденах, являлся одновременно и розенкрейцером и иллюминатом. История с бриллиантами кардинала Рогана, к которой королева фактически не имела отношения, была представлена с помощью Калиостро как пример безнравственности и алчности королевы.
   Масонские ложи, особенно принадлежавшие к ордену Великий Восток Франции, стали главными закулисными дирижерами общественного мнения. Особую роль во французской революции сыграла парижская ложа «Девять сестер». На заседании этой ложи в 1789 году была произнесена речь, содержавшая призыв к Генеральным штатам взять власть в свои руки, как это было во время английской революции XVII века[220]. Хотя официально эта речь была осуждена ложей, как «немасонская»[221], ее тезисы были восприняты братьями как руководство к действию.
   В масонских ложах на случай свержения короля прорабатывались три кандидатуры на престол: герцог Орлеанский (Филипп Эгалите), герцог Брауншвейгский, герцог Йоркский (сын английского короля). Два первых сами принадлежали к масонским ложам. Масон герцог Орлеанский вложил в революцию большую часть своего состояния, впоследствии голосовал за казнь законного короля.[222]
   Как известно, французская революция, начавшаяся в 1789 году на умеренных нотах конституционной монархии, в 1793-м пришла к злодейской казни короля и королевы, а вскоре после нее — к установлению кровавой якобинско-масонской диктатуре. Якобинский клуб во главе с Робеспьером, члены которого осенью 1793 года захватили власть, был типичной масонской организацией, братья которой следовали изуверским программам Ордена иллюминатов.
   С невероятной жестокостью якобинцы уничтожали всех, кто был по-настоящему привержен Христианству и Монархии. В якобинском терроре погибла большая часть национальной элиты страны, повсеместно закрывались христианские церкви. В течение полугода масонские изуверы уничтожили десятки тысяч человек. Пламенный иллюминат Робеспьер приказывал казнить не только врагов масонства, но и даже масонов, которые проявляли колебания и страх за содеянные преступления. В последнюю неделю своего господства Робеспьер убил десятки своих бывших соратников по масонским ложам. В ответ вольные каменщики организуют заговор, свергают и казнят зарвавшегося иллюмината.
   Преступления масонов-якобинцев заставили вздрогнуть всю Францию, весь мир и даже наиболее умеренных масонов, не желавших лично участвовать в кровопролитии, предпочитая руководить преступлениями закулисно.
   В 1794 году герцог Брауншвейгский, гроссмейстер немецкого масонства и член Ордена иллюминатов, писал: «Мы видим, как наша постройка (масонские ложи. — О.П.) рассыпается, покрывая землю своими осколками; мы видим разрушение, и наши руки бессильны остановить его... Восстала мощная секта, которая под лозунгами добра и человеческого счастья творит темные дела и превращает счастье людей в свою добычу... Это они подкопали основание нашего ордена до полного разрушения; это они отравили все человечество и на несколько поколений направили его судьбы по ложному пути... они начали с опорочивания религии... план подрыва всех общественных связей и разрушения всего порядка виден в их словах и действиях... они вербуют сторонников во всех слоях общества; они обманули самых проницательных людей, скрывая за ложью свои истинные намерения... их вожди хотят ни много ни мало как восседать на тронах, после чего правительства народов будут действовать по указке их ночных собраний. Вот что было сделано и что продолжает делаться сейчас. Но мы видим, что князья и народ не сознают, как и какими средствами творятся такие дела».
   Масонская идеология и символика пронизали общественную жизнь Франции эпохи революции. Начиная с фальшивого лозунга «Свобода, равенство и братство» и кончая «Декларацией прав человека и гражданина» и якобинской конституцией, идеи французской революции рождались в масонских ложах, выражающих преимущественно интересы стоящих за масонами вождей иудейских кругов.
   В революционную символику Франции вошли все основные масонские знаки: ватерпас, око в треугольнике, арка. Даже трехцветная кокарда революционеров, придуманная масоном Лафайетом, отражала символику масонских цветов: первые три степени ордена — «голубые», степени с 4й по 18-ю, шотландского обряда, — «красные», степени с 31-й по 33-ю — «белые».
   Как бы ни активны и ни влиятельны были масонские ордены в деяниях французской революции, они не являлись самостоятельной силой, а выражали интересы иудейских организаций и тайных сект. Как признают еврейские источники, евреи сыграли «выдающуюся роль» в качестве поставщиков в эпоху революции[223]. Еврейский историк Грец приво дит сведения о крупных суммах денег, пожертвованных евреями на революцию[224]. Особенное рвение евреи выказывали при распродаже революционными властями церковного имущества. Иудейские организации скупали его себе в убыток только для того, чтобы уничтожать. Данные свидетельствуют, что евреи в это время были главной финансовой силой Парижа, от которой зависели многие деятели французской революции, и особенно иллюминат Мирабо, о котором говорили, что он сильно задолжал евреям[225]. Сблизившись с иллюминатами в еврейском салоне Мендельсона, Мирабо обещал им по возвращении во Францию стать хадатаем эмансипации евреев. В 1787 году в Лондоне он выпускает книгу «Политическая реформа евреев», идеи которой были осуществлены в период французской революции. Будучи масоном, Мирабо, по данным еврейского историка Греца, принадлежал также к тайным еврейским союзам[226], являясь связующим звеном между ними и иллюминатами.
   В самом начале революции евреи без всяких формальностей послали 16 депутатов в Национальное Собрание, не имея на это никаких законных оснований.
   Как пишет Грец, «еврейское юношество Парижа и прибывшие из-за границы евреи вмешивались во все революционные события. Даже небогатые евреи приносили свою лепту на алтарь отечества (! — О.П.), чтобы помочь ему в финансовой нужде»[227].
   Когда в Национальном Собрании ставился вопрос о предоставлении евреям «равноправия», а на самом деле особых прав, иудейская община собрала на подкуп депутатов значительные суммы денег. В частности, ею был подкуплен депутат Годар, который явился на собрание во главе 50 национальных гвардейцев-евреев и потребовал полного равноправия для евреев. Другой подкупленный депутат — К. де Жервилль произнес речь, в которой, в частности, сказал: «Ни один гражданин не показал себя более ревностным к завоеванию свободы, чем евреи»[228].
   Походы французских республиканских войск по Европе были своего рода экспедицией по предоставлению особых прав евреям. Они получали не только права, общие для всех граждан страны, но и особенное право на внутреннее национально-религиозное самоуправление, которого не имели другие граждане. Таким образом, за евреями закреплялось особое право быть «государством в государстве». После Франции это произошло в Голландии, а затем в Германии и Италии.
   Опираясь на еврейский финансовый капитал, тайные общества и ложи, еврейство становилось экстерриториальной силой, получало своего рода иммунитет, вроде дипломатического, позволявший ему иметь все, что полагалось гражданину, но не нести общие обязанности и ответственность. Более того, относясь к государствам своего проживания как иностранцы, евреи вместе с тем хотели получать от них все, что полагалось настоящим гражданам.
   Это была истинная привилегия, завоеванная для евреев французской революцией. Великий немецкий философ Фихте писал по этому поводу: «Почти во всех странах Европы распространено могущественное, враждебно настроенное государство, ведущее постоянную войну со всеми остальными и в некоторых местах особенно тяжело гнетущее граждан, — это еврейство»[229].
   «Для того чтобы дать евреям гражданские права, — считал этот философ, — я не вижу иного способа, как отрезать им в одну ночь головы и поставить на их место новые, в которых не было бы ни одной еврейской мысли».[230]
   А его современник Гердер отмечал: «Наличность в любом государстве известного числа евреев так пагубна для него, что в этом случае нельзя руководствоваться общими принципами гуманности, дело здесь касается государственного вопроса, поэтому является обязанностью каждого государства установить, какое число этих чужестранцев может быть терпимо в стране без ущерба для коренного населения»[231]. Тем не менее революция, которую с полным основанием можно назвать еврейской, триумфально шествовала по Европе. Уже упомянутый мной Грец открыто признается, что «все революции XIX века были совершены евреями и для евреев». Революция 1830 года во Франции была принята евреями восторженно. «Те, кто ее творил, — пишет Грец, — не имели ясного сознания о происходившем, а были только слепыми орудиями Произведенный революцией переворот прежде всего оказался полезным для евреев»[232]. Сразу же после революции евреи получили такие же права, как и христиане, а все расходы по иудейскому богослужению стали покрываться из государственных средств Франции.[233]
   Час победы, о котором мечтали члены тайных иудейских обществ и лож, наступил.

Глава 23

   Москва — Третий Рим. — Россия, Русь — центр Христианской цивилизации. — Духовная чистота Русского Православия. — На пути распространения иудейско-масонской цивилизации.
   Кризис Западной церкви и христианских Монархий в Европе, начавшийся с момента отпадения Рима от Православия, перерос к середине 2-го тысячелетия во всеобщую катастрофу западно-христианской цивилизации. С этого момента, по справедливому замечанию великого русского философа А.Ф. Лосева, осуществляется развертывание и оформление сатанинского духа, ступенями которого были капитализм и социализм, победоносное шествие еврейских революций по Европе.
   В самом деле, с момента складывания капитализма и колониальных захватов мир вошел в полосу деградации и одичания. Стремительное развитие научно-технического прогресса сильно способствовало этому, превращая человека в раба возрастающих материальных потребностей. Мир становился все более одномерным. Духовная доминанта человечества, ранее определяемая Христианской цивилизацией и ценностями Нового Завета, перемещалась на периферию общественного сознания, а на авансцену истории выходили бездушие, эгоизм и ограниченность человека, живущего только потребительскими интересами.
   После падения Рима и захвата иноверцами Константинополя духовный центр Христианской цивилизации переместился в Россию. Мистическое значение «Удерживающего» перешло к христианскому царству Святой Руси, воплощаясь в русской православной Монархии. Как писал великому князю Московскому старец Псковского Елеазаровского монастыря Филофей, «Церковь Древнего Рима пала вследствие принятия Аполлинариевой ереси. Двери Церкви Второго Рима — Константинополя рассекли агаряне. Сия же Соборная и Апостольская Церковь Нового Рима, державного Твоего Царства, своею Христианскою верою во всех концах Вселенной, во всей поднебесной паче солнца светится. И да знает твоя держава, благочестивый царь, что все царства Православно-христианской веры сошлись в одном твоем царстве, един ты во всей поднебесной христианский Царь».
   В этом послании Святого старца не было никакого преувеличения. Просвещенные русские люди знали, что на Западе Христианство превратилось в формальный обряд, ширму, за которой скрывались иудейско-сатанинские силы. Сохранивший духовную цельность, русский человек не мог принять веру как формальный обряд, для него она всегда состояла в единстве религиозного чувства и действия. Причем Русское Православие было не только религиозной системой, но и состоянием души — духовно-нравственным движением к Богу, включающим все стороны жизни русского человека — государственную, общественную и личную. Русское Православие развивалось вместе с национальным сознанием и национальным духом русского человека. По мере возвышения национального духа возвышалось Православие, и, наоборот, разложение национального сознания вело к вырождению Православия.
   К Богу русский человек испытывал особое национальное чувство. «Русский Бог велик, — говорил он. — Велик Бог русский и милосерд до нас»[234], «Жив Бог, жива душа моя», «Жить — Богу служить», «Человек ходит — Бог водит», «Нужен путь — Бог правит», «Бог пути кажет», «Человек гадает, а Бог совершает», «Без Бога не до порога», «С Бога начинай и Господом кончай», «Утром Бог и вечером Бог, а в полдень да в полночь никто же кроме Него», «С верой нигде не пропадешь», «Вера спасает», «Вера животворит», «Вера и гору с места сдвинет».
   Это, конечно, не означало безоглядное упование на Бога. Нужно не только молиться, но и действовать. Только тогда молитва будет действенной: «На Бога надейся, а сам не плошай!», «Богу молись, а в делах не плошись!», «Богу молись, а добра ума держись!», «Богу молись, а к берегу гребись!»
   Переменить веру Православную, считал русский человек, — смертный грех: «Менять веру — менять и совесть».
   Каждое дело надо начинать с молитвы: «Не торопись, сперва Богу помолись», «Любое дело — благословясь не грех». «Дело спорится — углам помолись», «Что бы ни пришло, все молись», «Кто перекрестясь работает, тому Божия помощь», «С молитвой в устах, с работой в руках».
   Однако и молиться надо, очистив себя от всякой скверны и греховных помыслов: «Лихо думаешь — Богу не молись».
   В выборе веры сказался национальный характер народа. Красота богослужения, конечно, не главное, что определило выбор. Главное в том, что Православие отвечало характеру народа и позволяло ему сохранять свои народные традиции, обычаи и идеалы. В отличие от католичества, Православие не навязывало русскому народу чуждый язык богослужения (мертвую латынь), не пыталось поставить над Русской землей деспотическую власть римских пап. «Рим никогда не отвечал нашему духу и нашему характеру, — писал И. Ильин. — Его самоуверенная, властная и жестокая воля всегда отталкивала русскую совесть и русское сердце»[235].
   Православие не противопоставляло власть светскую и духовную, а действовало по принципу Богу — богово, а кесарю — кесарево. Однако и <греческое вероисповедание мы, не искажая, восприняли настолько своеобразно, что о его «греческости» можно говорить лишь в условном, историческом смысле>(И. Ильин). Главное состояло в том, что новоиспеченные русские христиане внесли в новую веру глубокие нравственные начала, рожденные еще в дохристианский период, и прежде всего мысль о приоритете добра в жизни, о неизбежности победы добра в борьбе со злом. На Руси Православное Христианство стало добротолюбием, вобрав в себя все прежние народные взгляды на добро и зло и оптимистическую веру в добро.
   Крещение Руси соединило два родственных мироощущения. Так, русские внесли в Православие жизнеутверждающий оптимизм победы добра и усилили его нравственные начала, придав им более конкретный характер практического добротолюбия. Этим Русское Православие отличалось от византийского, которое абсолютизировало проблему зла, его неотвратимости, преодолеть которое можно только через строгий аскетизм и мистические искания. Безусловно, Русская Православная Церковь освоила мистический и аскетический опыт Востока, но, как показывает история, в довольно узких пределах национальных традиций и обычаев. Широкой массе русского народа был чужд мистицизм в смысле «личной встречи с Богом». Путь к Богу русского человека шел не просто через бездеятельную молитву или молитвенный экстаз, хотя это тоже было, а через живое дело добротолюбия и труд, совершаемый с молитвой. Развивался на Руси и религиозный аскетизм, хотя масштабы его распространения были не столь велики. Исследователи, ищущие в Русском Православии характерные особенности Восточной Церкви — аскетизм и мистицизм, — совершают серьезную ошибку, накладывая типовую схему Востока на самобытный организм Русского Православия, в котором преобладали совсем другие черты.
   Аскетизм, уход от мира как средство борьбы с мировым злом в русском народном сознании допускается только для немногих монашествующих, которые пользуются огромным авторитетом. Вместе с тем отгородиться от мира высокими стенами — это еще не значит победить зло. Гораздо важнее бороться с ним повседневно в быту. Эта борьба не менее важна, чем аскетическое служение, а для большинства русских людей единственно приемлема. Первые русские христиане искали в Православии подтверждения тех духовных ценностей, которыми они жили прежде.
   В отличие от Византии Русское Православие смотрит на мир оптимистично. В нем нет мрачных тонов и чувства безнадежности, которыми пронизана Византийская Церковь. Русская иконопись, отражавшая мироощущение русского человека, — это жизнеутверждающий взгляд на мир, выражавшийся «в высветлении палитры, обретшей необычайную яркость и жизнерадостность, в неуклонном росте значения линии, особенно столь ценимого русскими иконописцами силуэтного очерка» (В.Н. Лазарев).
   Национальный характер Русского Православия служит единению нации и национальному самосознанию, а значит, способствует строительству национального государства. Еще в «Повести временных лет» проводится мысль о славянском (русском) единстве, единении Руси, богоизбранности славянского (русского) народа. Причем богоизбранность не как противопоставление другим народам, а как особая миссия борьбы с мировым злом, миссия добротолюбия.
   Национальный характер Русского Православия проявляется в создании целого ряда национальных иконографических типов: Покров, Собор Богоматери, «О тебе радуется» и др., — отсутствующих в других Христианских Церквах. В иконе «Покров» выражается идея покровительства Пресвятой Богородицы над русским народом.
   Национальные русские Святые — подвижники Русского Православия — все без исключения патриоты Русской Земли, для них всегда предпочтительнее скорее погибнуть, чем вступить в сговор с врагами Отечества. В «Слове о законе и благодати» (XI в.) первый русский митрополит Иларион излагает духовно-нравственную суть Русского Православия. Писаный закон веры без благодати мало что значит.<Закон дан на «приуготовление» благодати, но он не сама благодать: закон утверждает, но не просвещает. Благодать же живит ум, а ум познает истину>.[236] Благодать у Илариона понимается не в чисто литургическом смысле, а как духовно-нравственная категория победы добра в душе человека и вытеснение зла. Закон, по мнению Илариона, разобщает народы, так как выделяет среди них один народ. Благодать дана всем народам, она соединяет их в одно целое, тождественная истине, дает оправдание земному существованию человека. Говоря о христианах, имея в виду, конечно, прежде всего русский народ, Иларион пишет:
   «Иудеи в законе ищут свое оправдание, христиане на благодати основывают свое спасение; и если иудейство оправдывается тенью и законом, то христиане истиной и благодатью не оправдываются. Иудеи веселятся о земном, христиане же пекутся о небесном. И, кроме того, оправдание иудейское скупо и завистливо, оно не простирается на другие народы, но остается в одной Иудее; напротив, христианское спасение щедро и благостно растекается на все земли».
   Итак, не формальное следование закону и оправдание им, а постоянное стремление к добру, к высшему благу. Суть развития человеческой истории — во всеобщей победе благодати, добра, в отрицании прежнего формального закона, погруженного в суету земных страстей и плодящего зло.
   Русский человек иначе осмысливает и само христианское благочестие: благочестивым считали не того, кто проводит время только в постах и молитвах, но того, кто добродетелен в жизни. «Слово о мытарствах» (XII в.) перечисляет нравственные преступления: ложь, клевету, зависть, гнев, гордость, насилие, воровство, блуд, скупость, немилосердие. Русский человек считал, что для спасения недостаточно одного аскетического следования Заповедям Христа — необходимо, чтобы деяния человека были полезны всем, общественно значимы; лишь перед теми откроются «врата небесные», кто сознательно творит добрые дела, приносит благо ближним, ибо само неведение добра «злое есть согрешение».[237]
   По Нестору, русская история — это борьба добра со злом, вечных добрых начал человеческой души с бесовским соблазном сил зла. В этой борьбе у русского народа пробудилось национальное самосознание, проявилась его природа, «сверхвременной идеал и сверхвременное существо народа» (Л. Карсавин).
   В «Повести временных лет» земная жизнь рассматривается как противостояние добра и зла, причем не только как борьба посланников Бога и слуг сатаны, но как противостояние добрых и злых людей. Последние опаснее бесов, ибо «беси бо Бога боятся», а злой человек ни Бога не боится, ни человека. Именно посредством их множится мировое зло. Борьба за добро, любовь к добру, добротолюбие существовали как своего рода культ в дохристианский период, после крещения Руси они получают дополнительное обоснование и высшее освящение, но вступают порой и в противоречие с христианской догматикой. Так, Иаков Мних (XI в.) восхвалял добро, считая, что святость достигается не чудотворением, а добрыми делами. Критерий истинной христианской жизни и святости — добрые дела.
   Основы добротолюбия излагаются в Изборнике 1076 года. Его составитель Иоанн Грешный вопрошает: «Что есть воля Божия, что требует Небесный Царь от земных людей?» И отвечает: милостыни и добра. Благочестив не тот, кто проводит время в постах и молитвах, но кто добродетелен в жизни, творит благо ближнему, праведная вера обязывает прежде всего служить людям. Это и есть милостыня Богу, исполнение его просьбы. Это противопоставление обрядовой стороны Православия и его сущности несло в себе известный соблазн, бывший следствием языческого периода, когда те же самые идеи воплощались вне христианского обряда. Православие укрепило культ добротолюбия, освятив и усилив лучшие черты русского народа.
   В сборнике житейской мудрости «Пчела», одной из любимых книг русского человека с XII по XVIII век, идеи добротолюбия занимают также главное место. Человек должен стремиться к совершению благих дел. Православный, не совершивший при жизни добра, умирает не только телом, но и душой. Пагубен не только грех, но и отсутствие добрых дел. Человек должен быть добродетельным и праведным, а не лукавым и злым, постоянно проводить границу между добром и злом, вытесняя зло, и таким образом он становится равным Богу (конечно, в моральном смысле).
   Итак, на Руси Православное Христианство стало добротолюбием, вобрав в себя все прежние народные взгляды на добро и зло и оптимистическую веру в добро. Соединив нравственную силу дохристианских народных воззрений с мощью Христианства, Русское Православие обрело невиданное нравственное могущество в сердцах и душах русских людей. Вера в Бога как в Добро и путь к Богу через Добро пронизывают русское национальное сознание, отражаясь, в частности, в сотнях народных пословиц и поговорок, посвященных теме добра: «Без добрых дел вера мертва пред Богом», «С Богом пойдешь — к добру путь найдешь», «Кто добро творит, тому Бог отплатит», «За добро Бог плательщик», «Кто добро творит, того Бог благословит», «Не хвались родительми, хвались добродетельми», «Богу — хвала, а добрым людям — честь и слава», «Не стоит город без святого, селение без праведника», «Добрым путем Бог правит», «Доброму Бог помогает», «Доброхотна деятеля любит Бог», «Добро добро покрывает», «Любящих и Бог любит», «Кто любит Бога, добра получит много».
   Понятия добра и зла, что хорошо, что плохо, составляют жизненный кодекс русского человека. «Жизнь дана на добрые дела», — говорит он. «Живи так, чтоб ни от Бога греха, ни от людей стыда», «Доброе дело и в воде не тает», «Доброе дело крепко», «Доброе дело навек», «Доброму делу не кайся», «Добро не умрет, а зло пропадет», «Добрые умирают, да дела их не пропадают», «Все любят добро, да не всех любит оно», «Все хвалят добро, да не всех хвалит оно», «Добро наживай, а худо избывай», «Доброго держись, а от худого удались», «К добру гребись, а от худа отпихивайся», «Доброго не бегай, а худого не делай», «За добро постоим, а на зло настоим», «Молись, да злых дел берегись», «Кто зла отлучится, тот никого не боится», «Отыди от зла и сотвори благо», «Сей добро, посыпай добром, жни добро, оделяй добром», «Кто доброе творит, того зло не вредит», «Дей добро и жди добра», «Нам добро, никому зло — то законное житье». «Нам добро — и всем таково-то законное житье», «Люблю того, кто не обидит никого».
   На Руси существовал настоящий культ доброго человека. «В них вера крепка», — говорили о людях, делающих добро. «Доброму везде добро», «Праведен муж весь день ликует», «За доброго человека сто рук», «Добрый человек надежнее каменного моста», «Добрый человек добру и учит», «Доброму человеку — что день, то и праздник», «Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу», «Добрый скорее дело сделает, чем сердитый», «Добрый человек в добре проживет век», «Сам потерпи, а другого не обидь», «Лучше в обиде быть, нежели в обидчиках», «Лучше самому терпеть, чем других обижать», «Лучше мучиться, чем мучить», «С добрым жить хорошо», «С доброхотом всякому в охотку», «Доброму — добрая память», «Добрым путем Бог правит», «Доброму Бог помогает», «Добро Богу приятно, а Царю угодно», «Доброму ангелы небесные радуются», «Кто добро творит, тому Бог отплатит» (или «того Бог благословит»), «Кто добрых людей не слушает, тот Богу спорник», «Злой не верит, что есть добрые люди», «Тьма свету не любит — злой доброго не терпит», «Злому человеку не прибавит Бог веку», «Худо тому, кто добра не делает никому», «Кто за худым пойдет, тот добра не найдет», «За худом пойдешь — не добро найдешь».
   Говоря о Православии как о добротолюбии, мы были бы не правы, закрывая глаза на струю формального понимания Православия через соблюдение внешней обрядовости. Эту струю на Русь несли византийские митрополиты и приезжавший с ними служилый аппарат, взращенный в атмосфере разложения Византийской империи с падением нравов и пренебрежением к человеческой личности. Культ добра, путь добротолюбия, как средство приближения к Богу, был для этих пришельцев не вполне ясен. В их церковном служении преобладала внешняя обрядовость. Для русского человека этого было мало, и он стремился следовать не букве, а сути Православия, так созвучного его древним верованиям, даже усиливавшим его за их счет. Для пришельца такое живое понимание христианской жизни казалось языческой ересью, в которой они нередко обвиняли русский народ.
   Добротолюбие как моральное ядро Православия в условиях сохранения пережитков язычества имело и отрицательную сторону. Она заключалась в соблазне отказа от литургической стороны Церкви и замене его чисто моральной стороной. Такой взгляд вел к подрыву Православия, так как истинной верой провозглашалось только моральное совершенствование, отрицались таинства и обрядовая сторона. На этой основе возникали разные еретические учения, например Феодосия Косого.
   Однако это были крайние точки зрения, не получившие широкого распространения. Столбовая дорога Русского Православия прошла далеко от них. Для истинно православного добротолюбие и труд были источником благочестия и средством приближения к Богу, но через Церковь, а не вне ее.
   Русское Православие вплоть до XVIII века не оставляло места для проявления иудейско-талмудической идеологии. Ввоз Талмуда в Россию был запрещен. Попытки тайных иудейских обществ и сект вести подрывную работу в нашей стране жестко карались.
   Естественно, Православная Церковь с самого начала осудила масонство, обоснованно считая его формой проявления сатанизма.
   Духовная чистота Русского Православия сделала его истинным бастионом на пути распространения иудейско-масонской цивилизации. Пока русские люди служили не за страх, а за совесть Христианскому Царству, воплощенному в образе «Третий Рим», т.е. Христианской цивилизации, они были непобедимы. Разрушение веры в это служение делало их беззащитными.

Глава 24

   Наступление на Русь иудаизированной Западной церкви. — Униатская ересь. — Проникновение католической схоластики и религиозного формализма. — Война против Святой Руси.
   Первым этапом наступления на Святую Русь иудейско-талмудической идеологии стало проникновение на ее территорию еретических воззрений иудаизированной римско-католической церкви. У Христианских Святых, подвижников и православных иерархов никогда не было сомнения в том, что католицизм является еретической сектой. Мнение на этот счет у православных было единодушным:
   «Мы отторгли от себя латинян не по какой иной причине, кроме той, что они еретики. Поэтому совершенно неправильно объединяться с ними» (Святитель Марк Эфесский).
   «Мы не примем вас в общение до тех пор, пока вы будете говорить, что Дух Святой исходит и от Сына» (Святитель Григорий Палама).
   «Множеством ересей своих они (латиняне. — О.П.) всю землю обесчестили... Нет жизни вечной живущим в вере латинской» (Преподобный Феодосии Печерский).
   «Я в своих сочинениях обличаю всякую латинскую ересь и всякую хулу иудейскую и языческую...» (Преподобный Максим Грек).
   Латинство откололось от Церкви и «пало... в бездну ересей и заблуждений... и лежит в них без всякой надежды восстания... латиняне не суть христиане» (Преподобный Паисий Величковский).
   «Изложили это... для того, чтобы вы узнали, каково различие между нами, православными, и католиками, и чтобы вас не обманывали софизмы и празднословие этих духовно развращенных еретиков, которые, следуя софистическим обманам и лживым учениям... забыли веру, по словам Святого Апостола Павла, и борются всеми силами, стараясь привлечь и других в ту же бездну и сделать и нас последователями их суетной и сатанинской ереси» (Патриаршая энциклика восточных патриархов 1839 г.).
   «Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь... ныне вновь возвещает соборне, что сие нововводное мнение, будто Дух Святой исходит от Отца и Сына, есть сущая ересь, и последователи его, кто бы они ни были, — еретики; составляющиеся из них общества суть общества еретические, и всякое духовное богослужебное общение с ними православных чад Соборной Церкви — беззаконие» (Окружное послание восточных патриархов 1848 г.).
   Несмотря на все преграды, римские еретики не переставали плести свои интриги и вести подрывную работу против Православия, и прежде всего против Русской Церкви. Растленные католические иерархи пользовались любым случаем для закрепления своих позиций на Руси. Польско-литовская оккупация западнорусских земель предоставила им большие возможности для этого. Орудием папистов против Православия стала церковная уния, т.е. подчинение некоторых западнорусских приходов власти папы римского.
   Опершись на предательские, изменнические элементы русского общества в западных землях, католицизм потаенно, путем темных интриг разрушил духовное единство русского народа, создав противоречие между народом и правящим слоем, в значительной части пошедшим на отступничество, отход от идеалов Христианской цивилизации. Как справедливо отмечал Г. Флоровский, уния расколола Западнорусскую Церковь, разъединила иерархию и народ. Это было прежде всего клерикальное движение. Уния была делом епископов, действовавших в отрыве от церковного народа, без его свободного и соборного согласия и совета, «скрыто и потаенно, без поразумления народу хрестьянского».[238] И создавалось странное положение: во главе православного народа оказывалась униатская иерархия, подобострастно подчиняющаяся всем унизительным антирусским решениям Рима.Подавляющее большинство русского народа в западных землях не приняло унию, а к униатским священникам относилось как к предателям и отступникам от веры.
   С этих пор западные русские земли стали оплотом разрушения Русской Христианской цивилизации. Католицизм и его политический агент — униатство подтачивали ее ценности, отравляя сознание правящего класса и духовенство этих земель.
   К концу XVI века часть правящего класса западнорусских земель окатоличилась, а часть подпала под «униатство». Только твердый протест простого народа удерживал остальную часть правящего класса от духовного разложения, но даже в эту оставшуюся часть вливался яд западной, иудейско-масонской цивилизации, выражавшийся в презрении к традиционной культуре своего народа.
   Даже православные священники и иерархи в западных землях вольно или невольно подпадают под разлагающее влияние чуждых духовных представлений. Прежде всего это отражается в сочинениях западнорусских писателей того времени, которые были преимущественно духовного сана: «Всего важнее и опаснее было то, что русские писатели привыкли обсуждать богословские религиозные вопросы в их западной постановке» (Г. Флоровский). Именно с тех времен «известный налет протестантизма навсегда остался на украинском народном складе».
   Язва «униатства» сохранялась и поддерживалась в западных землях с помощью католического золота, воспитывая тысячи отступников от русского народа и Православия. Именно используя «униатство», части русского народа, жившего в западных землях, удалось внушить, что он не русский, а какой-то особый, украинский народ. По своей сути «униатство» было создано западными католиками как антирусская организация. Недаром в годы Великой Отечественной войны оно вошло в тесное сотрудничество с гитлеровским режимом и благословляло массовые убийства русских людей.
   Другая струя вредоносного влияния иудизированного католичества шла в Россию из Греции. С потерей государственной самостоятельности многие образованные греки, на которых в России по традиции смотрели как на светочей веры, становятся зависимы от ценностей, складывавшихся в то время на Западе, ибо свое образование и многие культурные навыки они получали именно там. «Греческие учителя, — пишет Г. Флоровский, — обычно приходили с Запада, где учились сами, в Венеции или Падуе, или даже в Риме, или в Женеве, или в Виттенберге, и приносили оттуда не столько византийские воспоминания, но чаще западные новшества. В XVI веке это бывали обычно протестантские симпатии, позже, напротив, прикрытый латинизм.
   Внешне католицизм ни на йоту не ущемил формальной, канонической стороны Западнорусской Церкви. Все обряды и каноническая независимость были сохранены, а главный удар католицизма пришелся на духовно-нравственную сферу русского народа, поразив его мировоззрение и язык. Католики были готовы закрывать глаза на религиозно-догматическое расхождение, но за это требовали власти над русским народом. Католики стремились поработить душу народа, что им из-за предательства правящего класса в значительной степени и удалось.
   «Внутренняя свобода и независимость были потеряны, и было утрачено и само мерило для самопроверки... Восточные связи были прерваны. Утверждается чуждая и искусственная, неорганическая традиция, и она как бы перечеркивает творческие пути... На опустевшем месте строится латинская и латинствующая школа, и латинизации подвергаются не только обряд и язык, но и богословие, и мировоззрение, и сама религиозная психология, латинизируется самая душа народа» (Г. Флоровский).
   Латинизация народного сознания в западных землях имела трагические последствия не только для западнорусского народа. После возвращения западных земель в состав России эта латинизация начинает проникать и в центральные области страны, отравляя национальное сознание правящего класса, хотя практически не затрагивает сознания широких народных масс.
   Сочинения Петра Могилы, Мелетия Смотрицкого, а позднее Симеона Полоцкого получают признание среди некоторых представителей образованного слоя в сердце России. Созданная в Москве Славяно-греко-латинская академия повторяла учебные программы, разработанные в Киево-Могилянской коллегии, строившейся по образу католических духовных учреждений, да и преподаватели в Московской академии в значительной части были из западных земель.
   Западное влияние затрагивает даже таких выдающихся деятелей Церкви, как Святитель Димитрий Ростовский (1651-1709) и Стефан Яворский (1658-1722).
   Главный труд Святителя Димитрия Ростовского «Жития Святых» составлен преимущественно по западным источникам, и в основу его положены латинский сборник Л. Сурия, а также труды кардинала Барония и П. Скарги. Западнический характер носили и его проповеди.
   Ректор Киевской духовной академии С. Яворский учился у иезуитов, принял римское послушание и лишь позднее вернулся в Православие. Его книга «Камень веры» — компиляция из многих латинских книг.
   Так называемое украинское барокко, часто связываемое с именем предателя Мазепы, несло в себе нерусскую, западническую струю, которая оказала разрушительное влияние на Русскую цивилизацию. Даже в западных землях оно было бесплодно, так как имело заимствованный, нетворческий характер.
   Как отмечал Г. Флоровский, <сложилась школьная традиция, возникла школа, но не создалось духовного творческого движения. Сложилась подражательная и провинциальная схоластика, именно «школьное богословие». Это обозначало некую новую ступень религиозно-культурного сознания. Но в то же время богословие было сорвано с его живых корней. Возникло болезненное и опасное раздвоение между опытом и мыслью. Кругозор киевских эрудитов был достаточно широк, связь с Европой была очень оживленной, и до Киева легко доходили вести о новых движениях и исканиях на Западе. И, однако, была некая обреченность во всем этом движении. Это была псевдоморфоза религиозного сознания, псевдоморфоза православной мысли>.[239]
   Русская икона, столетиями воплощавшая высшие духовные начала русской жизни, ее цельность и стремление к добру, теряет многие из этих качеств. Мощные глубокие образы Бога и Святых заменяются их описательными изображениями, в которых видишь не Бога или подвижника, а портрет человека-современника! Духовный образ вытесняется рисунком с подробностями. Русская икона, тревожившая духовные начала человека, шедшая к его сердцу через духовные представления о Боге, сейчас ищет этот путь через чувственно-плотские представления о Нем. Бог и Святые на иконах становятся похожими на нарядных бояр или даже немцев, картины мироздания или подвижнической жизни Святых теряют обобщенность и начинают походить на бытовые рисунки.
   Вырождение русской иконы — результат разрушения духовных начал Русской цивилизации. Меняется все: и духовные представления, и средства их художественного выражения, хотя я не стал бы рассматривать вырождение русской иконы как абсолютный процесс. На самом деле ему противостояло многое, и даже в образах новой иконописи так или иначе сохранялись элементы прежних представлений.
   Власть Церкви в России была духовно-нравственной, отчасти экономической, но почти никогда — политической. До конца XVI века Россия не имела своих патриархов, а Русская Церковь управлялась митрополитами, поставленными Константинопольским патриархом, чаще всего по рекомендации Царя. Эти митрополиты пользовались огромным уважением, но политической власти и влияния на государственные дела не имели. То же было и с введением в России патриаршества (просуществовавшего тогда не более 100 лет). Исключение, может быть, составляли патриарх Филарет, отец Царя Михаила Федоровича, и патриарх Никон, возжелавший политической власти; чем все это закончилось — известно. В России сложилась традиция, что по всем важнейшим вопросам руководители Церкви принимали точку зрения Царя. Царь — Помазанник Божий, его разумом и устами говорит Сам Бог. В лице Царя олицетворялось Русское Православное Государство, значение которого было абсолютно в сознании русских людей.
   Царь, Церковь, Государство — неразрывные понятия, и ни у кого из русских людей не могло возникнуть мысли рассматривать их в отдельности. Царь — воля, Церковь — дух, государство — тело, и все это вместе — Православное Государство. Неразрывность этих понятий придавала устойчивость и стабильность могучему организму России, но повреждение одного из этих составляющих вело к глубокому кризису всей целостности, и это хорошо понимали враги России. С ненависти «к царю и попу» (революционный лексикон) начинались все попытки разрушения Российской державы.
   Существует мнение, что Царь Петр I своей церковной реформой ввел в Русскую Церковь протестантские элементы, произвел раскол между властью и Церковью (Г. Флоровский). Это чисто формальный и поверхностный взгляд. Напротив, Царь Петр довел до логического завершения целостность «Царь, Церковь, Государство», изъяв из нее все возможности противоречий. Что бы ни говорили о Петре, но он мыслил национально, заботился об интересах Русского государства и если и проводил реформу Церкви, то на основе сложившихся традиций. Введением нового «Духовного Регламента», упразднением патриаршества Петр юридически узаконил уже реально существовавшее положение дел, ведущую роль православного Царя — хранителя государства в церковной жизни. Возвеличивание царской власти, главенство Царя в духовной, церковной жизни не изобретение Петра, а факт национальной жизни, существовавшей задолго до него. Петр придал этому факту юридическую определенность.
   Но разве противоречит национальному духу страны мысль Феофана Прокоповича, принадлежащая по своей сути самому Петру, что «Государь, власть высочайшая, есть надсмотритель совершенный, крайний, верховный и вседействительный, то есть имущий силу и повеления, и крайнего суда, и наказания над всеми себе подданными чинами и властью как мирскими, так и духовными. И понеже и над духовным чином государское надсмотрительство от Бога установлено есть, того ради всяк законный Государь в Государстве своем есть воистину епископ епископов».
   Образование Сятейшего Синода, возглавляемого самим Царем, и упразднение патриаршества только укрепили позиции Русской Церкви; не раскол духовной и царской власти произошел, а, напротив, ее объединение. Церковь была и осталась частью Православного государства, ее литургическая сторона сохранялась без изменений. Разрушение Церкви осуществлялось не в результате петровских реформ, а по мере ослабления Российского государства, с которым она была связана неразрывно, а также с появлением на российском Престоле неправославных Государей. Эрозия национального государства, космополитизация его в XVIII-XIX веках, западноевропейский чиновничий дух, насаждаемый в госаппарате, омертвили многие естественные связи Православной Церкви и государства, превращая священников в своего рода государственных служащих, сводя на нет духовно-нравственный авторитет Православия.
   Еще больший вред Русской Церкви нанесло внутреннее разложение значительной части ее священников. Речь идет о внедрении в их сознание западноевропейских религиозных представлений и потребительского мироощущения. В мыслях, в выборе тем, слов, богословских обсуждений все сильнее чувствуется западный дух. В проповедях и богословских трудах все чаще используются сочинения католических и протестантских клириков и все реже — русских мыслителей и подвижников.
   Во 2-й половине XVII века, а особенно при Петре, из западных земель хлынуло в российские столицы большое количество священников и монахов, просто отравленных католическими и протестантскими представлениями. Вера для них — обрядовая формальность, Церковь — роскошь, священники — духовные дворяне, стоящие над толпой. Духовно-нравственные представления Православия, добротолюбия, соборность им непонятны и чужды, подвижническое служение добру — пустая фраза.
   Пришельцы с западных земель несли не духовную культуру, а ее суррогат, состоящий из примитивно-школьного освоения католических и протестантских духовных мотивов. Оторванность от народной культуры, школярство, духовная беспочвенность, умноженные на редкое самомнение малоросских учителей-чужаков, вели к перерождению Русского Православия и деградации православных священников.
   «Все эти наставники были для учеников в собственном смысле слова люди чужие, наезжие из какой-то чужой земли... со своеобразными привычками, понятиями и самой наукой, со своей малопонятной, странной для великорусского уха речью; притом же они не только не хотели приноровиться к просвещаемому ими юношеству... но даже явно презирали великороссов, как дикарей, над всем смеялись и все порицали, что было непохоже на их малороссийское, а все свое выставляли и навязывали как единственно хорошее» (Г. Флоровский).
   Эту мутную волну псевдопросвещения русской культуре удалось преодолеть только во 2-й половине XVIII отчасти даже в начале XIX века.
   Прекрасная оценка этого «просветительства» была дана М.В. Ломоносовым, который из своего учения в подобной школе не смог вынести полезных знаний, кроме мертвой латинской схоластики и отчасти некоторого знания слов латинского языка. Ученики бежали из этих школ, ибо они были чужды и почти бесполезны.
   Была поломана традиционная система подготовки священников. Как на Руси до Петра I приготовляли батюшек и ученых людей? Они должны были с детства служить в церкви или в монастыре, практически изучить грамоту, чтение, пение и церковный устав. В их распоряжении нередко были многотомные своды житий Святых, служившие нравственным примером и пособием по изучению истории, сочинения Отцов Церкви, а также многочисленные сборники философско-религиозного и нравоучительно-исторического содержания — Златоуст, Златоструй, Измарагд. Мы уже не говорим о многочисленных произведениях древнерусской литературы, которые, конечно, были не в каждом монастыре, но во всяком случае в большинстве. Все эти сочинения, на которых учились русские батюшки и ученые люди, при всей разнице их жанров несли нравственно-нравоучительный заряд — добротолюбие. Человек, духовно вскормленный на этих сочинениях, не терял духовного преемства со своими предками, продолжая и развивая традиции Русской цивилизации.
   А что предлагали своим ученикам учителя из западнорусских земель, воспитанные в католическом или протестантском духе? Прежде всего знание мертвой латыни, латинскую грамматику, риторику, пиитику, заучивание латинских вокабул и флексий, бессмысленную зубрежку. Кстати говоря, сами учителя в этой латыни чаще всего были не вполне тверды и заставляли своих учеников заучивать просто варварскую тарабарщину. В национальном смысле это обучение носило антирусский характер, ибо все коренное и самобытное объявлялось этими учителями темнотой и невежеством. Обучение вопросам веры велось формально по латинским учебникам бессмысленными силлогизмами, прерывалась отечественная традиция религиозного сознания как добротолюбия. Богословие приобретает латинский, западный характер, богословские диспуты ведутся на латыни в неуклюжих, примитивных, схоластических формах. Главным становился не поиск истины, а выбор формы изложения, стандартных выражений. Язык богословия, если его сравнивать с языком богословских произведений Древней Руси, стал беден и примитивен.
   В общем, как справедливо отмечает Г. Флоровский, <это «школьное» богословие было в собственном смысле беспочвенным. Оно взошло и взросло на чужой земле... Точно надстройка над пустым местом... и вместо корней сваи... Богословие на сваях — вот итог XVIII века>. Но это богословие не ушло без следа, его образцы в той или иной форме проявлялись в духовных учреждениях России и в XIX веке. Беспочвенное богословие рождало беспочвенное духовенство, а от беспочвенного духовенства один шаг к атеизму и революционным представлениям. Разве удивительно, что значительная часть российских революционеров и разрушителей национальной России вышла из духовного сословия? Нет, это было логическим итогом западного псевдопросвещения.
   Удивительно ли, что в рассуждениях русских священников появляются мысли и суждения, противоречащие православной традиции? Древняя традиция Русской цивилизации, Русского Православия, заключавшаяся в мысли, что вера без дел мертва, что только подвижническим служением через практическое добротолюбие можно получить спасение, начинает вытесняться протестантским представлением о сплочении только верой. В этом отношении весьма характерна мысль Феофана Прокоповича, одного из ближайших сотрудников Петра I, что «совершается спасение верою и дела человека не имеют никогда совершительной силы».
   Протестантские и католические влияния сильно поколебали духовную целостность Русского Православия. Конечно, этого бы не произошло, если бы на Престоле царствовали истинно православные Государи, но с Петра I только Елизавету, Николая I, Александра III и Николая II можно назвать истинно православными Государями, верховными руководителями Русской Церкви. Все остальные были нетверды в Православии, некоторые в своей гордыне даже пытались его «улучшить». С национальной точки зрения для особы, возглавляющей Русскую Церковь, это было непростительно и вело к разрушению духовного ядра Православия. Екатерина II, например, не видела разницы между Православием и лютеранством. При Анне Иоанновне и Бироне гонение на Православие приобрело безобразные формы. Чем сильнее склонялись к Западу русские Императоры, тем больше Святейший Синод напоминал какую-то канцелярию. Хотя сам принцип главенства Царя в духовной жизни был верен, дело было только в самом Царе. Отделить Церковь от Царя и государства значило то же, что произвести большевистскую реформу.
   В XVIII веке в духовном сословии целенаправленно возникает слой людей, своего рода орден, из которого в основном подбираются епископы Русской Православной Церкви — «Орден ученого монашества», западническое включение в Русскую Церковь. Как пишет Г. Флоровский, <это «ученое монашество» появляется впервые на юге в XVIII веке в связи с заведением новых латинских школ. И вместе с этими школами переходит на север. От живых монастырских преданий это новое монашество вполне отрывается. Между монашеством «ученым» и монастырским не было взаимного понимания, и рознь между ними достигает иногда трагической остроты... И главный парадокс в судьбе «ученого монашества» связан с тем, что организуется оно под властью и верховенством оберпрокурора. Это было не только обмирщение, но и бюрократизация монашества. «Орден» создается светской властью как средство властвовать и в Церкви. В сущности, то было только номинальное монашество, кроме видимого «образа» или одежды, здесь мало оставалось монашеского. Это ученое «черное» духовенство всегда меньше было носителем аскетического начала. Обеты молчаливо преступались по невыполнимости. Монашество для «ученых» перестает быть путем послушания и подвига, становится для них путем власти, путем ко власти и чести>.[240]
   XVIII-XIX века нанесли русскому национальному сознанию, русскому духовному религиозному сознанию огромный и, можно сказать, невосполнимый урон. Это сознание, отмечает Г. Флоровский, «так часто съеживалось, сжималось, укрывалось в молчании, в отмалчивании и в замалчивании вопроса для самого себя... Утрачивался единый и общий язык, терялась та симпатическая связь, без которой взаимное понимание невозможно. И этому еще более содействовали те насмешки и издевательства, в которых так любовно изощрялись русские культуртрегеры и просветители XVIII века... В истории русского богословия и русского национального сознания вообще все эти противоречия и ушибы XVIII века отозвались и сказались с большей силой и болезненностью».

Глава 25

   Союз иудеев и католиков против Православия в западнорусских землях. — Жестокая эксплуатация иудеями русских крестьян. — Аренда иудеями православных церквей. — Поругание Святынь. — Произвол в отношении христиан и надругательства над священниками. — Народные восстания против врагов веры.
   Скопление большого количества иудеев и размещение иудейского центра на западнорусских землях, временно оккупированных Польшей и Литвой, было очень опасно для духовного здоровья христиан. Католичество, а позднее и униатство западнорусских земель явились ярким примером религиозного распада и отпадения от истинной веры, логическим завершением которых был полнейший государственный крах Польши и Литвы.
   Появление евреев в Польше относится к IX столетию. Сохранились сведения о еврейской делегации из Германии к польскому князю Лешку с просьбой разрешить иудеям поселиться в его стране, дозволив заниматься «науками и ремеслами». Делегаты убедили малограмотного, необразованного князя в веротерпимости иудеев. Разрешение было получено.
   В 905 году издаются «Особые привилегии» для евреев, по которым они получили разрешение селиться где им заблагорассудится, свободно исповедовать свою религию, иметь свой собственный суд, свободу торговли и промыслов, независимость от рыцарства и защиту от всяких «несправедливых» притеснений со стороны местных властей. Евреи стали как бы персональными банкирами верховной польской власти, получив от нее права безграничной эксплуатации и ростовщической кабалы простого народа.
   «Особые привилегии» привлекли в Польшу евреев со всей Европы. Особенно сильно их поток ускорился с начала первого крестового похода. К середине XIII века число иудеев в Польше составило более 12 процентов всего населения, достигая в некоторых местностях даже 25 процентов.
   Продажные польские короли предоставляют евреям полное право заниматься ростовщичеством под залог имущества (с правом присвоения этого имущества, если должник задерживал оплату). Иудеи получают право повсеместно торговать и бесконтрольно эксплуатировать русских крестьян. В привилегии 1264 года, данной иудеям польским князем Болеславом, проводился взгляд на евреев как на княжеских людей, от которых князь получает материальную выгоду и за это берет их под свою защиту. Привилегия Болеслава делала иудеев особым классом, подчиняющимся непосредственно княжеской власти и суду.
   Тяжбы христиан с иудеями подлежали не общему местному суду, а суду князя, его наместника или особо назначенного судьи, причем для доказательства правильности иска к еврею недостаточно было свидетельского показания одного лишь христианина — требовался также свидетель-еврей, а дела по обвинению евреев в ритуальных преступлениях против Христианства разбирались при наличии шести свидетелей: троих христиан и троих евреев. А, так как, согласно Талмуду, иудей на гойском суде не мог свидетельствовать против своего единоверца и имел право лжесвидетельствовать, преступники-иудеи становились фактически неуязвимыми перед законом. Бессовестный обман, мошенничество, спаивание русских крестьян иудеями поддерживались польской властью.
   Польские законы признали внутреннюю организацию иудеев, подчиненность их кагалу и раввинату. Фактически во многих случаях иудеи были независимы от христианского народа, среди которого они жили, рассматривая его только как средство обогащения.
   Как признает еврейский историк Ю. Гессен, в XVI веке (а фактически в XV-XVII веках) духовное главенство над еврейским миром сосредоточивается в немецко-польском еврействе. «Чтобы предотвратить возможность растворения еврейского народа среди окружающего населения, — пишет этот историк, — духовные руководители издавна вводили установления с целью изолировать народ от тесного общения с соседями. Пользуясь авторитетом Талмуда, векового свода решений законоучителей, раввины опутали общественную жизнь и частный быт еврея сложной сетью предписаний религиозно-обрядового характера, которые, препятствуя сближению с иноверцами, подчиняли вместе с тем народ воле его руководителей».[241] Через раввинов и кагалы евреи были превращены, хотели они этого или нет, в членов всеобщей еврейской организации, постоянно отчисляя в пользу своего невидимого правительства значительные суммы денег. Кагальные старшины и раввины жестко оберегали свою власть над еврейством, грозя ослушникам разными карами, вплоть до убийства. Еврейская жизнь была полностью подчинена раввинам, которые, в свою очередь, чувствовали себя послушными исполнителями воли иудейского правительства. Знание Талмуда и иудейской схоластики считалось для еврея самым главным в жизни, но знание этой «науки» только отделяло еврея от тех народов, среди которых они жили. Иудейский шовинизм, чувство избранничества, внушаемые евреям с детства через Талмуд, психологически калечили их, превращая в одержимых идеей своей исключительности.
   В XVI веке евреи заполонили почти все города в Польше и Литве, заняв в них место среднего класса. Враждебные по религии и организации христианскому населению, они сосредоточили в своих руках капиталы, торговлю и промыслы[242]. Вот свидетельство одного из русских, живших в то время: «В эту страну собрался отовсюду самый дурной из всех народов — иудейский, распространившийся по всем городам Подолии, Волыни и других плодородных областей, народ вероломный, хитрый, вредный, который портит наши товары, подделывает деньги, подписи, печати, на всех рынках отнимает у христиан средства к жизни, не знает другого искусства, кроме обмана и клеветы»[243].
   До самого падения Польши жители городов постоянно жаловались правительству на захват евреями промыслов и торговли, на скупку ими городского имущества, аренду городских доходов, вытеснение мещан из городов, на отказ евреев нести городские повинности. Но все жалобы не привели ни к чему, так как уже со второй половины XVII века началось разложение Польского государства и в нем воцарилась анархия.[244]
   Эксплуатация русских крестьян в поместьях, отдаваемых польской шляхтой в аренду евреям, была настолько жестокой, что могла сравниться только с эксплуатацией рабов на еврейских плантациях Америки. Как справедливо отмечалось, «эксплуататорская деятельность евреев ничем не была сдерживаема и знаменовалась такими хищничеством, жестокостью и кощунством, что ничего подобного нельзя найти во всемирной истории. Получая вместе с арендой селений и владельческие права судить и казнить смертью крестьян, евреи проявляли особенно все эти ужасные стороны своей деятельности при аренде селений польских дворян с православным населением. В них с началом унии евреям были отданы в аренду даже православные церкви, и они стали брать с прихожан разные сборы, жестоко оскорблявшие их религиозные чувства»[245].
   Особенно возмутительное и недопустимое положение сложилось в отношении Русской Церкви. Глумившиеся над православными польские дворяне-католики отдавали русские церкви на откуп иудеям. Как сообщают исторические источники, «церкви не согласившихся на унию прихожан отданы жидам в аренду, и положена в оных за всякую отправу денежная плата от одного до пяти талеров, а за крещение младенцев и за похороны мертвых — от одного до пяти злотых; жиды, яко непримиримые враги Христианства, сии вселенские побродяги и притчи в человечестве, с восхищением принялись за так надежное для них скверноприбыточество и тотчас ключи церковные и веревки колокольные отобрали к себе в корчмы. При всякой требе Христианской идти к жиду, торжиться с ним и по важности отправы заплатить за нее и выпросить ключи; а жид притом, насмеявшись довольно богослужению Христианскому и перехуливши все, Христианами чинимое, называя его языческим или гойским, приказывал ктитору возвращать ему ключи с клятвою, что ничего в запас не отправлено»[246].
   В начале XVII века торг пасхами был отдан евреям на откуп, и православные были обязаны давать евреям определенную плату за покупные и домашние пасхи. Летописец, между прочим, замечает, что эта плата «похожа на дань Апокалипсическую, во дни антихристовы описываемую», и делает следующее заключение:
   «Итак, жидовство, производя над христианами в их собственной земле такую тяжкую наругу (поругание. — О.П.), сами между тем пейсахи свои отправляли свободно и проклинали христиан и веру их в синагогах своих, на Русской земле устроенных, невозбранно, а поляки тем утешались, все пособия и потачки жидам делая».[247] В одной летописи находится такой перечень даней, взимаемых евреями: «От играния на дудке, на свирели, на скрипице и прочаго... от детей новорожденных за повияч, от всяких садових и огородних плодов, от каждой хаты, подушенний оклад, от вступающих в брак, от улия пчел, от рыболовни, из стодоли, от ветряных млинов и жоровней, судние посули, т.е. на... позвах для судящих; откупы жидовские церквей Божиих, также и всяких питейных вещей; пороговщину от каждаго рога воловаго и короваго...»[248]
   Все гонения на православных на оккупированных западнорусских землях иудеи и католики осуществляли вместе. Отдав русские церкви в руки иудеев, близкая им по духу польская шляхта со смехом наблюдала за поруганием христианских Святынь, которое совершали иудеи. Католические ксендзы и униаты даже подстрекали на это иудеев, рассчитывая таким образом отвратить русских от Православия.
   Как сообщает архиепископ Филарет, «те храмы, прихожане которых никаким насилием не могли быть обращены в унию, отданы были в аренду жидам; ключи храмов и колоколен перешли в жидовские корчмы. Нужно совершать требу — иди торговаться с жидом, для которого золото — идол, а вера Христова — предмет злобных насмешек и ругательств. Приходилось платить до пяти талеров за каждую литургию, то же самое за крещение и погребение. Униат свободно получал, где и как хотел, пасхальный хлеб, а православный не мог печь его сам и покупал не иначе, как у жида и по жидовской цене. На просфоре, купленной для поминовения за здравие или упокой, жид делал знак углем — и только тогда она могла быть принята к жертвеннику».[249]
   Средневековые источники Западной Руси изобилуют примерами жестокого произвола иудеев-талмудистов в отношении православного населения. Причем совершенно очевидно, что имела место не только безжалостная эксплуатация русских крестьян еврейскими арендаторами, но и воинственное антихристианское поведение.
   Приведу содержание некоторых наиболее характерных документов XVI-XVII веков[250]:
   1560 г. февраля 2 дня. Жалоба новодворского священника Вукола Афанасьевича на еврея Козчика за нанесение ему ран, опасных для жизни.
   В 1605 г. евреи-арендаторы имения Жировиц Слонимского уезда 16 апреля напали на село того же имения Русакове и здесь схватили жену слонимского шляхтича, пожилую женщину Полонию Ходоровну, из-за каких-то личных ссор жестоко и немилосердно избили ее палками, затем, перевязав ее веревками, скрутив ей ноги и руки, несколько раз подпаливали ее зажженными свечами и в заключение засадили в жестокую тюрьму, где она и умерла. При этом евреи забрали все ее движимое имущество, что было в упомянутом селе, хлеб, скот, одежду, деньги и драгоценные предметы (далее следует перечень).
   1605 г. марта 24 дня. Жалоба Ивана Солтана на слонимских евреев, занесших моровую язву в имение его Жировицы и принадлежащие ему села.
   1605 г. мая 8 дня. Жалоба Волковича на евреев, попавших на двор отца его и захвативших разное имущество, принадлежащее ему.
   1605 г. мая 27 дня. Жалоба Волковича на холмских евреев, которые, сделавши нападение на мызу его отца, нанесли тяжкие побои матери его и подвергли ее заключению, в котором она и умерла.
   1606 г. марта 10 дня. Заявление возного о нападении рожанских евреев на сопровождавшего убийцу еврея Илью Шмуйловича, о нанесении ему побоев и освобождении убийцы.
   1606 г. мая 10 дня. Жалоба Шухтинского, слуги Яна Рея из Нагловиц, на еврея слонимского Давида Кивича, нанесшего ему тяжкие побои.
   1608 г. мая 2 дня. Жалоба управляющего имением Софии Завишиной на евреев-арендаторов соседних имений и нанесение жалующемуся тяжких побоев и ограбление имущества в имении.
   1610 г. июля 8 дня. Жалоба Гелены Тишкевичевой на слонимских евреев за нанесение ими побоев и ограбление слуги ее.
   1610 г. октября 30 дня. Жалоба Юрия Сутка на еврея Натана Екушевича за нанесение ему тяжких побоев.
   1615 г. марта 18 дня. Жалоба Гинтовта на еврея Мисановича за на-есение ему тяжких побоев.
   1619 г. мая 26 дня. Жалоба на еврея Боруха Шимановича за нанесение им побоев крестьянину Михаилу Венцковичу.
   1619 г. июня 16 дня. Заявление о нападении евреев местечка Дворца на помещика Стефана Томкевича, нанесении побоев и отнятии у него разных вещей.
   1629 г. марта 4 дня. По свидетельствовании возных об угрозах брестских евреев на жизнь Николая Шавловского.
   1629 г. мая 15 дня. Трибунальный декрет, отменяющий приговор Ошмянского городского суда, присудившего евреев Хаймовича и Якубовича к смертной казни за нападение на Янковского.
   1644 г. марта 10 дня. Жалоба Брестской иезуитской коллегии на нанесение брестскими евреями тяжких побоев ученику коллегии Нецецкому.
   В 1644 г., 20 июля, лобачевский русский священник и писарь Брестского капитула Иоанн Троцевич, находясь по делам своим в Бресте, увидел избитого и окровавленного человека, которого вела толпа евреев, якобы беглого из тюрьмы, и при замечании некоторых из христиан, что иудеи так издеваются над христианином, со своей стороны прибавил:
   «Жаль человека, чтобы так его бить и истязать без исследования дела законом». На эти невинные слова к священнику из толпы подбежал еврей, скорняк Шихма, и обругал его самыми унизительными и оскорбительными для его сана словами за вмешательство в это дело. Когда священник, оставив свою повозку, хотел отправиться к брестскому наместнику с жалобою, тот же еврей Шихма, нагнав его в переулке, вновь накинулся на него, ударив его раз рукою по лицу, а во второй раз нанес ему удар в грудь и толкнул его ногой; при этом он крикнул своим соучастникам:
   «Бей, убей этого поганца хама, если бы пришлось его даже на фунты взвешивать — заплатим!» Иудеи-талмудисты жестоко избили и изранили этого христианского пастыря.
   1645 г. марта 8 дня. Жалоба Есьмана Новицкого на еврея Лазаря Симчича, который покушался на жизнь его сына и отнял у него лошадь, вола и сбрую.
   1646 г. января 30 дня. Жалоба Луки Ольковского на пинского еврея Давида, убившего крестьянина Шестелевича.
   1646 г. февраля 23 дня. Заявление о побоях, нанесенных крестьянину арендатором-евреем, от которых и умер названный крестьянин. Заявление возного об осмотре тела крестьянина имения Погост, убитого евреем-арендатором этого имения.
   1646 г. апреля 19 дня. Заявление священника Погостской церкви Якова Мартиновича о нанесении жестоких побоев и ограблении его сына и челяди евреем-арендатором имения Погост.
   1646 г. мая 25 дня. Жалоба на грабежи и нанесение пинскими евреями жестоких побоев крестьянину Николаю Федоровичу.
   1646 г. июня 1 дня. Заявление священника погостской церкви Якова Мартиновича о нанесении побоев и ограблении его сына и челяди евреем-арендатором имения Погост.
   1646 г. июня 6 дня. Постановление суда по делу, возбужденному Иваном Кропивницким об убиении евреем Давидом Иоселевичем крестьянина Шестелевича.
   1646 г. июля 28 дня. Заявление возного о жалобах крестьян имения Пнево на евреев-арендаторов, которые убили одного крестьянина, взимали с крестьян незаконные поборы и обременяли их излишними работами.
   1646 г. августа 6 дня. Заявление слуги Иннокентия Гизеля, игумена Дятловского монастыря, Ивана Дашкевича о нанесении еврейкой Дверою, сыном ее Яковом и пинским евреем Даниилом монастырским крестьянам побоев и об ограблении их.
   1652 г. августа 13 дня. Жалоба священника Мотольской церкви Николая Барановича на мотольского арендатора еврея Лейбу Гиршовича и зятя его о нанесении ему ран и побоев. Дальше заявление возного об осмотре им священника Мотольской церкви Николая Барановича, которому были нанесены раны и побои мотольским арендатором Лейбой Гиршовичем и его зятем и прочими евреями.
   1653 г. октября 11 дня. Трибунальный декрет, присуждающий евреев могилевских Жушмана Исааковича и Лейбу Жушмановича к смертной казни за побои, нанесенные Федору Хацковскому и слуге его, и за отнятие у него денег и документов.
   1654 г. января 19 дня. Трибунальный декрет, присуждающий нескольких евреев брестской синагоги к смертной казни за побои, причиненные Медекше и Викентию Климашевскому, и за отнятие у них денег, вещей и документов.
   1658 г. июля 20 дня. Жалоба священника Курциловича на еврееварендаторов ставецкой мельницы за нанесение побоев его брату, требовавшему на основании фундационной затеи князя Ярослава выдачи десятины с помола в назначенной мельнице в пользу священника.
   1658 г. июля 22 дня. Заявление возного об освидетельствовании ран, нанесенных брату ставецкого священника Льву Курциловичу евреями — арендаторами мельницы в имении Ставок.
   1660 г. января 17 дня. Жалоба Ельского на евреев — арендаторов имения Любашова, которые напали на проезжавшую жену Ельского, разграбили ее имущество и побили ее прислугу.
   1662 г. июня 3 дня. Трибунальный декрет, присуждающий еврея Марка Левковича к сожжению за разные разбои и подделку документов.
   1663 г. июня 30 дня. Заявление ксендза Андрея Тхорницкого о нанесении тяжких побоев его родственнику и челяди евреями Лейзером Зубацким и Ицком Хортюком.
   1663 г. июля 1 дня. Заявление двух возных о расследовании дела об умерщвлении христианского ребенка евреями города Войня.
   1663 г. сентября 20 дня. Жалоба ксендза Андрея Тхорницкого на еврея Ицка Хортюка за нанесение тяжких побоев и ран родственнику его Пухальскому и акт осмотра возными ран потерпевшего.
   1666 г. апреля 5 дня. Жалоба настоятеля Пинского Братского монастыря на черные клеветы, возведенные на него и на братию монастыря пинскими евреями.
   1667 г. ноября 4 дня. Трибунальный декрет, присуждающий евреев Новогородка к изгнанию и уплате Федору Азаревичу штрафа за побои и отнятие денег и вещей.
   Преступный союз польских королей, шляхетства и иудеев против православного населения западнорусских земель стал главной причиной постоянных восстаний русских людей против ненавистных эксплуататоров. Восставшие в равной степени справедливо уничтожали как иудеев, так и их союзников — поляков католиков (хотя последних иногда щадили).
   Во время восстания Богдана Хмельницкого проводилось тотальное истребление иудеев и католиков как врагов Христианской веры. Но при этом истреблении своих врагов казаки все-таки более щадили поляков. Так, в укрепленный замок Тульчин укрылись поляки и евреи. Казаки под начальством полковника Ганжи осадили замок и, открыв артиллерийский огонь, принудили поляков просить мира и пощады за выкуп. Казаки объявили им: «Вас пощадим, если заплатите за себя откуп, мы отойдем, а жидов ни за какие деньги не помилуем: они наши заклятые враги; они оскорбили нашу веру, и мы поклялись истребить все их племя. Выгоните их из города и не будьте с ними в согласии». Спасаясь от неизбежной смерти, поляки выдали казакам всех находившихся в Тульчине евреев. Один раввин, описывая ужасные сцены истребления евреев казаками, говорит, что число убитых ими евреев достигало до 100 тыс., «кроме погибших от голода и жажды и потонувших в реках во время бесполезного бегства; везде по полям, по горам лежали тела наших братьев, ибо гонители их были быстрее орлов небесных»[251].
   Союз польского католического дворянства и иудеев продолжался некоторое время и после того, как оккупированные земли были возвращены России. В конце концов этот союз прекратил сам русский народ. В 1768 году он снова восстал против иудеев и католиков. Славные народные вожди Гонта и Зализняк жестко наказали врагов Православной веры, а аренда поместий евреями была запрещена правительством.

Глава 26

   Отношение к иудеям русских Царей от Алексея Михайловича до Екатерины II. — Запрещение на въезд евреев. — Петр I против евреев. — «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли». — Черта оседлости. — Попытки реформировать кагал.
   Русские православные Государи прекрасно отдавали себе отчет, какую опасность для России несет иудаизм. Иудеи признавались элементом, враждебным народу и государству, доступ им в Россию запрещался под страхом высылки (со штрафом) и конфискации имущества. Начиная с момента освобождения от ордынского ига вплоть до XX века русские Цари стремятся не допустить иудеев в страну или ограничить их деятельность. Причем запреты носили чисто религиозно-идеологический характер. К иудеям относились как к врагам веры Христовой, поэтому запреты имели идейный, а не этнический смысл. Если иудей (как тогда говорили, жид) принимал Христианство, он становился полноправным, духовно свободным членом православного общества и не подвергался каким-либо ограничениям.
   После суда над жидовствующими въезд иудеев в Россию был запрещен. В 1525 году московский посол при Ватикане на вопрос, как относится к евреям Великий князь Московский Василий III, ответил: «В Москве евреев не выносят, потому что они очень плохие люди. Недавно учили турок, как выплавлять медные пушки».
   Павел Иовий, посетивший Россию в княжение Василия III, свидетельствует, что в его время русские ненавидели иудеев, содрогались даже при одном имени их и не пускали в свои пределы, как людей презренных и вредных.[252]
   Запрет на въезд иудеев в Россию был подтвержден и Иваном Грозным. «Жидам ездити в Россию, — говорил он, — с торгами не пригоже для того, что от них многие лиха делаются, что отварные зелья (яды. О.П.) привозили в Россию и христиан от Христианства отводили». Как сообщает Псковская летопись, при взятии Полоцка в 1563 году Иван Грозный приказал всем евреям креститься, а тех, кто отказался, утопил в Двине.
   Число иудеев в России увеличивается в Смутное время. В грамоте об избрании на царство династии Романовых говорилось о том, что Лжедмитрий I привел с собой не только многих «злых еретиков, колвинцев, новокшенцев, ариян, люторей и римлян», но также и «богоубийц-жидов». Официальные документы свидетельствовали, что Лжедмитрий II был «родом жидовин». Для русского человека такое свидетельство являлось самым уничтожающим. Самозванец еврей, «жид богоубийца», претендующий на русский Престол, приведший с собой кучу соплеменников, вызвал всеобщую ненависть. Впрочем, иудейское происхождение Лжедмитрия II не отрицают и еврейские источники. Так, например, X. Рывкин писал: «Легенда о том, что второй самозванец был евреем из казаков, имела свое оправдание, ибо среди казаков в то время действительно было немало евреев».[253]
   В XVII веке проникновение иудеев в Россию осуществлялось гораздо быстрее, чем прежде. Много иудеев осели в России после заключения мира 1667 года. Как пишет еврейский историк, эти евреи «постепенно растворились в окружающем населении, приняв Христианство. Некоторые из пленных явились родоначальниками русских дворянских фамилий»[254].
   Правда, после заключения договора с поляками в 1678 году отношение к евреям стало более суровым. По договору, в частности, предусматривалось, что евреи в отличие от прочих польско-литовских торговых людей не могут приезжать в Москву. Однако в последние десятилетия XVII века в Левобережной Малороссии, вернувшейся после польской оккупации в состав России, образовалось оседлое еврейское население — потомки хазарских иудеев, занимавшиеся на этих землях кормчеством, арендой помещичьих усадеб и безжалостной эксплуатацией русских крестьян. В середине XVII века русское население под руководством Б. Хмельницкого жестоко наказало своих обидчиков. Во многих населенных пунктах иудеи были либо уничтожены, либо бежали. Как пишет архидиакон Павел Алепский, «что каса